«Меня мамочка била»

Об этом трехлетний ребенок, усыновленный усольскими супругами, рассказал директору дома ребенка

Вадим попал в новую семью в январе этого года, а в июле мальчика с многочисленными травмами головы, переломом ключицы, царапинами и ссадинами изъяли у родителей. Новоявленных отца и мать лишили родительских прав, но они настаивают на том, что это решение незаконно.

Дом ребенка

Вадим родился в Усолье-Сибирском в 2004 году. Мама оставила его в роддоме. Через месяц малыша перевели в усольский областной дом ребенка «Мечта». По словам Ольги Санниковой, главного врача и руководителя дома ребенка, мальчик рос и развивался в соответствии с возрастом.Коллектив «Мечты» был очень рад, когда в октябре прошлого года появились кандидаты в усыновители для Вадима.

Супруги, решившиеся на такой серьезный шаг, приходили несколько раз — приглядывались к детям, в итоге выбрали Вадима. Сначала (с разрешения отдела опеки и попечительства) муж и жена брали ребенка с собой на несколько дней, чтобы посмотреть, как он будет реагировать на их дом: вместе с мальчиком супруги встречали Новый год.

— Когда мы снова увиделись после праздников, они были очень довольны, — рассказывает Ольга Вячеславовна, — и мальчик тоже весь светился — он уже называл их мамой и папой, а они тогда сказали: «Это наш сын».

Все, кто видел мужчину и женщину, оценивали их только положительно: в браке 17 лет, обеспеченные, дружелюбные. В общем, сомнений никаких не возникло, и после оформления всех необходимых документов ребенок с удовольствием поехал в дом своих новых родителей.

В больнице

В марте 2007 года мальчик попал в больницу по поводу аллергии. Тогда врачи заметили на голове ребенка гематомы. Но мама объяснила, что мальчик стукнулся: «Вы не подумайте, что это от ударов, ничего такого не было», — сразу выдала мать. Вопрос закрыли. Мама стала жаловаться врачам, что ребенок очень плохо ходит и постоянно падает.

В то же время выяснилось, что женщина не поставила мальчика на учет к педиатру по месту жительства, хотя должна была это сделать в первые же дни: с аллергией наблюдение у врача необходимо, к тому же ребенку надо было сделать прививки.

Второй раз к врачам родители обратились 2 июля. Тогда стало ясно, что с мальчиком происходит что-то не то. Медики обратили внимание, что малыш вел себя как зомби: беспрекословно выполнял все, что скажет мать, не плакал, когда у него брали кровь из пальца, вцепился в медсестру, когда она забрала его у матери, тогда как обычно дети, наоборот, рвутся к родным.

— Мама звонила мне накануне и говорила, что «у сына снова появились на голове гематомы и еще не проходит стоматит». Я сказала, что нужно показаться врачам, — вспоминает Ольга Вячеславовна, — предлагала привезти его ко мне, но мама отказалась.

Кошмарный осмотр

Уже на следующий день мальчик оказался в реанимации детской больницы. В милицию сообщили, что поступил пациент с признаками жестокого обращения: множественные гематомы на волосистой части головы, кровоизлияние в склеры глаз, синяки под глазами, множественные рваные раны на лице и губах. Спустя пару дней выяснилось, что у ребенка была сломана ключица и в связи с тем, что за помощью родители не обращались, кости срослись неправильно.

Более того, обнаружилось, что мальчик не может до конца разогнуть в локте правую ручку — рентген показал еще один неправильно сросшийся перелом. Только на нижнюю губу в стоматологии мальчику наложили 18 (!) швов. Стоматолог призналась, что такого за свой многолетний стаж она не видела даже у взрослых.

— Первое, что мать ответила на вопросы врачей: «Я его не била», — хотя ее никто в этом пока не обвинил. Она сама себя сразу выдала, — рассказывают очевидцы.

По рассказам сотрудников больницы, когда ребенка уносили в реанимацию, он с ужасом вцепился в медсестру и, косившись на мать, твердил: «Мама, я болею! Мама, я болею!»

«Ты меня бить не будешь?»

Ольгу Вячеславовну вызвали, когда ребенок поступил в палату интенсивной терапии. «Я не узнала его! Такое страдальческое выражение лица не свойственно ребенку, — вспоминает главный врач. — Когда я стала с ним разговаривать на разные отвлеченные темы, он сказал: «На улочку нельзя ходить, там холодно!» Уже позже, после опроса свидетелей, милиция выяснила, что за полгода, которые малыш прожил с новыми родителями, большинство соседей его ни разу не видели. Мама просто не гуляла с ребенком.

— Было очень горько смотреть на него, у меня слезы сами собой бежали, — вспоминает Ольга Санникова. — Первым делом он сказал мне: «Меня мамочка сильно била», а потом: «Меня мамочке не отдавайте».

Все это время мать Вадика утверждает, что ее ложно обвиняют, а медперсонал настроил ребенка против нее. На каждом углу она говорит, что не била мальчика, а все его травмы из-за того, что он не умеет ходить.

— Когда его выписывали, он схватил меня за руку, опустил голову и ни за что не пошел попрощаться с матерью, — вспоминает Ольга Вячеславовна. — А потом, уже в доме ребенка, он как-то описался и тут же заскулил. Плачем это нельзя было назвать. Мы спросили: «Почему ты плачешь?» А он в ответ: «А ты меня бить не будешь?»

В паху у ребенка также рана. Мальчик объяснил, что это мама так наказала его за то, что он описался.

Периодически в памяти мальчика всплывают фразы, которые, судя по всему, употребляли дома. Однажды, поссорившись с мальчиком из своей группы, он заявил: «Тебя, дебила, в приют надо отнести!» В другой раз, увидев, что его сверстник намочил штаны, мальчик посоветовал воспитательнице: «А вы его носом, носом натыкайте, чтоб неповадно было!»

Сейчас Вадим живет с остальными детьми в доме ребенка. Синяки под глазами прошли, гематомы исчезли. С ребенком работают психологи, музыкальный руководитель — все направлено на восстановление психики. Мальчику проводят разные процедуры, среди них лечение сном. Глядя на Вадима, можно сказать, что это полноценно развитый малыш: он отлично ходит (несмотря на заверения матери), хорошо говорит. На шее у мальчика жуткий рубец, его появление ребенок объяснил так: «Меня мамочка душила».

Требуют назад

Недавно родители приходили повидаться с сыном. На свидании присутствовали специалисты из отдела опеки и попечительства, воспитатели группы. Они рассказывают, что мальчик ни в какую не шел к родителям. Он тянул воспитателя за руку со словами «Пошли в группу!». Мама пыталась подкупить ребенка сладостями, отец звал прокатиться на машине, но ребенок со слезами на глазах отказался.

Сейчас супруги подали в суд и требуют отменить решение об изъятии у них сына. Они уверяют, что мальчик получил все эти травмы по собственной неосторожности. Представители интересов ребенка ждут решения мирового суда и возбуждения против родителей уголовного дела.

Ребенка в семье не любят

Инспектор отдела по делам несовершеннолетних Усольского ГОВД, лейтенант милиции Евгения Семенова:

— Впервые я увидела ребенка в реанимации. Его голова была мягкой и опухшей от травм. Родителей мальчика вызвали в отделение. При разговоре мама была очень возбуждена. Она негодовала по поводу того, что ее заподозрили в жестоком обращении с ребенком. Папа сказал, что видит сына мало, так как поздно возвращается с работы домой, а воспитанием малыша занималась мама-домохозяйка. Мама постоянно твердила, что ребенок поранился сам, что он постоянно падал.

Мальчик, дескать, очень непослушный, очень подвижный и неуклюжий. У нас сложилось впечатление, что Вадика в семье не любят.

Ребенка у родителей изъяли прямо после лечения в больнице. Через некоторое время их лишили родительских прав. Однако сейчас они подали встречное заявление.

Мама все отрицает

Мама Вадима объяснить создавшуюся ситуацию отказалась наотрез: «Мне нечего комментировать, я все отрицаю. Это кому-то выгодно, и потому у нас забрали ребенка. Я даже знаю, чем и кому это выгодно. Но говорить с вами я не буду — спрашивайте у тех, кто обо всем этом трубит».

Метки:
baikalpress_id:  26 647