«Неправильный» Лепс

Известный исполнитель в Иркутске не только пел, но и рычал, хрипел и колотил микрофонной стойкой о сцену

На российской эстраде все уже давно устоялось. Выбор небольшой. С одной стороны — попса, с другой — так называемый русский шансон. Про рок и прочие альтернативные течения я молчу, так как к массовому зрителю это никакого отношения не имеет. Для массового слушателя — чем незатейливее музыка и тексты, тем лучше. Не катит у нас музыка европейского уровня со сложными аранжировками. В свете вышесказанного, концерт Григория Лепса, которого обычно представляют как исполнителя качественного шансона, в прошлый четверг стал приятным исключением.

Сначала несколько слов о публике, ибо по тому, как она выглядит и как она одета, можно безошибочно определить стиль и жанр исполнителя. Если в зале толпятся дамы в рюшечках и стразах — значит, выступают кумиры из обоймы «Дискотека 80-х». Если партер заполонили коренастые немногословные мужчины в кожаных куртках и трениках — значит, на сцене «Бутырка» или «Лесоповал». На концерт Лепса пришли люди, которых нельзя отнести ни к первой, ни ко второй категории. Такого рода публика предпочитает посещать джазовые фестивали и концерты рокеров старого замеса. Одеваются они преимущественно демократично, но явно недешево. Обычно так выглядят состоявшиеся представители интеллектуального бизнеса. Таковых набрался почти полный зал.

Концерт начался с пятнадцатиминутной задержкой. Под грохот оваций на сцене появились музыканты. Выглядели они чисто по-рокерски, особенно бородатый ударник. Первые аккорды не оставляли сомнений, что никаким русским шансоном здесь не пахнет. А пахнет полноценным хард-роком.

Внешне Григорий Лепс оказался очень похож на легендарного французского шансонье Сержа Гинсбурга, такой же невысокий, с короткой стрижкой, в темных очках. Добавьте сюда необычную для российских исполнителей манеру держаться на сцене. У нас ведь обычно либо пританцовывают, как Киркоров или Леонтьев, либо монументально стоят, как Кобзон. Лепс держался так, как ему нравилось. Он запросто вынимал из кармана пачку бумажных платков и утирал лоб, снимал и протирал очки, пил воду из бутылки. В моменты наивысшего экстаза колотил микрофонной стойкой по полу. Один раз даже подтянул джинсы. В общем, вытворял много чего такого, чего никогда не сделают «правильные» исполнители. При этом он еще пел, и пел замечательно.

Певец обладает уникальным по диапазону и колориту голосом. Но при этом он обращался с ним просто по-варварски: хрипел, рычал, срывался на визг, стараясь не столько блеснуть вокальными данными, сколько выразить энергетику и страсть. В один из моментов он от избытка чувств уселся за ударную установку и блистательно отыграл соло.

Лепс спел иркутянам все свои самые известные хиты: «Мой сон», «Лабиринт», «Крыса-ревность», «Рюмка водки на столе», «Натали». Причем «Натали» прозвучала дважды, певец в конце концерта предложил зрителям спеть ее в интерактивном режиме, и, надо сказать, иркутяне не подкачали. Кроме того, в программе было несколько кавер-версий, в том числе две культовые песни Владимира Высоцкого — «Порвали парус» и «Лучше гор могут быть только горы». Благодарные иркутяне на протяжении всего концерта дарили певцу цветы. После пронзительной баллады о любви одна поклонница преподнесла большую алую розу на длинном стебле, Григорий Лепс эффектно поставил цветок на лоб и продемонстрировал практически цирковой номер.

Впечатления от выступления певца, которого нечасто можно увидеть по телевизору, остались самые замечательные. Никакой это оказался не шансон, а нечто на стыке рока и хорошей песни времен Марка Бернеса. Добавьте сюда еще отличный голос и мощную энергетику — и получите Григория Лепса. Наконец-то в России появился певец, который не боится экспериментировать и выходить за рамки определенного формата и жанра. Браво, Лепс!

Метки:
baikalpress_id:  26 606