Сенсационные раскопки

За зданием областной администрации обнаружены древнее кладбище и остатки сторожевой башни Иркутского острога

Археологи в шоке: на глубине около двух метров у крыльца Спасской церкви обнаружены остатки Иркутского острога, а напротив алтаря этого же храма — приходское кладбище, которому около трехсот лет. Остатки древнего острога сохранились великолепно: огромные лиственницы, пролежав в сырой почве триста лет, даже не сгнили. Теперь по их кольцам ученые без особого труда смогут определить возраст деревьев, а заодно и точную дату основания Иркутского острога.

Раскопки, которые ведут археологи ИГУ, продолжаются уже неделю. Самыми удивительными и самыми древними находками оказались старые бревна, предположительно принадлежавшие Иркутскому острогу. Они лежат на глубине двух метров крест-накрест, потемневшие от времени и воды, но несгнившие. Под бревнами виден слой белой извести, а над ними — осколки камней и беленых кирпичей. Видимо, когда строили каменную церковь, все это насыпали под ее фундамент, взяв за основу старые лиственничные бревна.

В летописи Щеглова сказано, что в 1652 году Иван Похабов построил против устья реки Иркута город Иркутск. Зимовье, которое ранее стояло на острове Дьячем, казаками было перенесено на правый берег против реки Ангары и сделано острогом. Возможно, именно останки этого древнего острога были найдены иркутскими археологами. Сейчас специалисты могут сказать определенно только одно: под фундаментом церкви Спаса Нерукотворного (первого каменного здания Иркутска) обнаружено основание одной из сторожевых башен Иркутского острога.

Не менее потрясающей находкой стали детские гробики, выкопанные в районе алтаря Спасской церкви.

— Существовало поверье, что младенцы и священнослужители первыми попадут в рай, когда наступит конец света, — рассказывает руководитель раскопок, опытнейший археолог Иркутского государственного университета Наталья Евгеньевна Бердникова. — Поэтому их хоронили всегда напротив алтаря церкви. Возраст захоронений мы сможем определить, когда раскопаем все могилы. Сейчас с точностью можно сказать лишь одно: они относятся к первой половине восемнадцатого века, потому что по указу после 1762 года приходское кладбище Спасской церкви было перенесено к Крестовоздвиженскому храму, а здесь хоронить перестали.

Археологи наблюдают довольно странную картину: детские гробики захоронены в три яруса. Гробы-колоды сделаны из лиственницы, поэтому прекрасно сохранились. На одном детском скелете был найден большой священнический крест с фрагментами крестильной рубашки. Возможно, это был ребенок священнослужителя. Взрослые захоронения тоже отличаются от обычных тем, что они сделаны в несколько ярусов. Видимо, место у алтаря было ограничено, и поэтому священников хоронили здесь, находя место под старыми захоронениями.

Установить личности умерших будет сложно, но лица наших предков вполне возможно восстановить по костям черепа. Конечно, это будет стоить больших денег, так как в Иркутске нет необходимых для этого специалистов. Сейчас раскопки у стен храма Спаса Нерукотворного продолжаются, и нас, возможно, ждут еще более интересные находки.

Деревья расскажут все

Определить возраст найденных возле Спасской церкви бревен сможет только единственный в Иркутске специалист по дендрохронологии Виктор Иванович Воронин, заведующий лабораторией биоиндикации СИФИБРа.

— Метод дендрохронологии позволяет с точностью до года восстановить возраст постройки, — рассказывает Виктор Воронин. — Этот метод основан на реконструкции и сопоставлении изменения ширины годичных колец различных деревьев одной и той же породы, выросших в одном и том же месте. Такие деревья синхронно образуют то широкие, то узкие годичные кольца. Для того чтобы восстановить год, в котором были срублены на постройку сторожевой башни эти лиственницы, мне придется найти еще несколько живых деревьев примерно 300—400-летнего возраста. Я планирую найти их в пойме реки Ушаковки, в окрестностях микрорайона Юбилейного или в районе Шелехова.

Именно в этих местностях сегодня можно найти лиственницы, которые были ровесницами Иркутского острога. Потом из ствола этих живых деревьев специальным буром будет высверлен образец древесины, размером напоминающий длинный карандаш, который доходит до центра ствола. По этому образцу и определят возраст дерева.

— Я смогу точно сказать, в каком году были срублены лиственницы для острога, потому что у двух лиственниц сохранились последние годичные кольца, образованные в тот год, когда их срубили, — уверен ученый-дендрохронолог Виктор Воронин. — Может быть, они не сразу пошли на постройку, а года через два-три, но это для археологов и историков не такой уж большой срок.

Правда, не все лиственницы, которые достали из шурфа у Спасской церкви, сохранились одинаково хорошо. Парадокс, но те лиственницы, которые лежали в очень влажной почве, сохранились лучше. «Ничего удивительного в этом нет, — пояснил Виктор Воронин. — Давно известно, что лиственница, попадая в воду, не гниет, а становится еще крепче. Причиной всему особый состав смолы и большое количество фенолов. Как известно, Венеция стоит на сваях из сибирской лиственницы, и сваи эти до сих пор функционируют».

Кроме точной даты постройки Иркутского острога по спилам с найденных лиственниц можно будет рассказать обо всех климатических катаклизмах, происходивших в земле иркутской более трехсот лет назад. Пожары, наводнения, сход селей, землетрясения и многие другие события сможет подсказать рисунок на годовых кольцах. При пожарах, например, сгорает кора дерева, и на рисунке годовых колец возникает особый узор. То же самое происходит и при землетрясениях, и при наводнениях: рисунок годовых колец, как высокоточный самописец, фиксирует все климатические и катастрофические изменения.

Загрузка...