Добавки просить или требовать

«Грамотный руководитель относится к своим подчиненным как к домашним животным: и кормит с избытком, и горшок меняет вовремя», — уверен кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго

Как говорил Мичурин

— Сергей Анатольевич, почему наши соотечественники так очарованы словами одного из героев Булгакова о том, что не надо никогда ничего просить, мол, сами все равно тебе все принесут, что надо, прямо на блюдечке с голубой каемочкой. Но понятно же, что никогда и никто еще ничего никому не принес?

— Естественно! Никто и никому, особенно в нашей стране, не принес и не принесет, хотя этот посыл и используется всевозможными депутатами каждые четыре года для обработки электората. Так что, как говорил Мичурин, не стоит ждать милостей от природы, взять их — наша задача. Следовательно, если возвращаться к теме нашего разговора, взять у работодателя причитающееся и недоданное — наша задача. Потому как позиция просящего — всегда очень слабая позиция, а позиция человека, который воспринимает и чувствует себя профессионалом, это уже позиция сильного, а не пресмыкающегося. И все опять, как и всегда, упирается в самооценку: как мы себя воспринимаем, на то мы и претендуем и в результате — имеем. Только при наличии сильной внутренней позиции можно чего-то требовать, а ни в коем случае не просить. Просьба всегда звучит как оправдание, когда ты исходно и всегда заранее неправ.

Без японской вежливости

Ольга: «Я двенадцать лет работаю в фирме своего однокурсника. Считается, что мы с ним старые друзья, но меня это уже тяготит. Я для него все — и зам, и зав, вплоть до того, что и личный шофер. У нас за все время много народу сменилось, в основном потому, что он не любит платить, только обещаниями кормит. Я несколько раз пыталась завести разговор о поднятии зарплаты, но поставить вопрос ребром мешает наша дружба».

— Вот что сразу и скажу, Оля, ваше имитационное представление о дружбе и является главной причиной вашего неуспеха. Всегда нелишне вспомнить Платона: «Сократ мне друг, но истина дороже». И ваша псевдодружба, я подчеркиваю, псевдодружба, просто чистой воды имитация. Либо имитацией является уже ваше, Оля, преставление об этой самой дружбе. Вот они — причины и серьезные препоны для достижения вами, Оля, желаемого. Вы погрязли в иллюзиях — и поэтому не кокетничайте, потому что в финансовых вопросах кокетство противопоказано. Не ждите вы, Оля, милостей от вашего якобы старого друга, а интенсивно требуйте искомого. Я думаю, что прямого разговора тет-а-тет, без фиг в кармане, без японской вежливости будет достаточно для того, чтобы для начала хотя бы вы разобрались и прояснили ситуацию.

Роль бедной приживалки

Яна: «Я работаю в фирме у родственников моего мужа, зарплата очень маленькая, но, когда я начинаю мужу говорить, что это неправильно, потому что я много работаю, он удивляется, потому что эти родственники нам много помогают, даже деньгами без процентов на любой срок. Но это все равно кабала».

— Да, Яна, позиция бедной родственницы, которую вам навязали и предписали с легкой подачи вашего мужа, — это, в принципе, неплохая позиция, во многих отношениях выигрышная, но до определенного момента. Всегда до определенного. Я думаю, что сам факт вашего обращения в газету уже является тем моментом, что вас перестало устраивать расписанное за вас положение вещей. Потому как нет ничего более унизительного, как приручение человека деньгами или услугами, речь идет о вашем муже. Я думаю, что именно этот факт состоялся, и не важно, что даются деньги и — какая удача! — без процентов, и на любой, подумать только, срок! Не важно, что существуют услуги или любое другое вспомоществование в разных областях, важно другое, Яна, важно понять простую вещь — вас примитивно купили. Вы как-то попробуйте своему мужу прямо в лоб задать этот вопрос — понимает ли он, что на самом деле происходит? И посмотрите, как он на сказанное вами прореагирует. Если возникнет хоть какая-то реакция, тогда он еще не потерян для вас и ваших отношений, если нет — то бегите вы из этой финансовой кабалы! Потому как роль бедной приживалки из мексиканского сериала «Бедная родственница» — это все, на что вы можете рассчитывать.

Выигрывая свой гульден или пфенниг

Светлана: «Наш начальник очень жадный, понятно, лавочка частная, денег жалко. Мне очень нравится моя работа, но, чтобы выжить, приходится постоянно подрабатывать, а просить поднять зарплату мешает мне моя стеснительность».

— Так, Света, ваша стеснительность — это ваша стеснительность, это сугубо ваша интимная проблема. А начальники, по определению, все жадные, все коробчат долю малую, выигрывая свой гульден или пфенниг, а также тугрик на вашей стеснительности. Вы, Света, можете быть стеснительной хоть всю оставшуюся жизнь, и в итоге ваше положение таким и останется: будете носиться как савраска по своим пяти работам, а итог один — ваше финансовое положение не сдвинется с мертвой точки. Давайте же что-то начинать делать, Света. Если вы работаете в фирме более чем один год, если вы ощущаете себя специалистом, то в чем тогда дело? Чем больше вы чувствуете свою правоту, тем больше вы правы — такое простое решение. Я и хочу это особо подчеркнуть, у вас есть все права требовать индексации своей личности вот на этом самом рабочем месте.

Взрослейте на здоровье

Маргарита: «Меня на работу после института взяли знакомые отца, я стараюсь хорошо работать и всегда была ответственной, но платят мало, даже меньше, чем другим сотрудникам. И вообще эти отцовские знакомые ведут себя как благодетели. А отец запрещает мне поднимать вопрос о деньгах. Он говорит, что у меня слишком маленький опыт, чтобы начинать качать права. Но я считаю, что работаю хорошо и заслуживаю большего».

— Да, Рита, в вашем случае ярко присутствует тормозящая родительская программа. Отец-то вас воспринимает и будет воспринимать как зависимое инфантильное существо. Но, и это самое главное, — вы уже не в родительской программе, вы уже давно вне ее, вы, Рита, выросли. Вообще-то у вас уже изменился статус, и вы, конечно же, вправе требовать соответствующей компенсации за труды тяжкие. Поэтому, Рита, и не слушайте папашу, он уже в прошлом, со своими резонами о том, на что вы можете претендовать и на что нет, все сказанное им уже неактуально, вот и начинайте руководствоваться наконец своими, а не папиными желаниями, которые, тут нужно подчеркнуть, подтверждены вашим образованием и уже имеющимся опытом работы. Программа так называемых родительских предписаний эффективна до определенного момента. Так что взрослейте себе, Рита, на здоровье!

Изображайте невинность, скромность и забитость

Оксана: «Наш начальник выдает нам премии недорогой бытовой техникой, она поступает к нам по бартеру. Мы уже намекали ему, что лучше бы он премировал коллектив деньгами, но он делает вид, что не понимает. А у меня дома уже пять электрических чайников скопилось».

— Оксана, ваша проблема — в намеках. И это проблема ведь не только ваша и ваших коллег, это тотальная проблема. Мы все чего-то домысливаем, додумываем, рассчитывая, что нас поймут, а ведь надо все всегда называть своими именами. Вы чего стесняетесь? Ну и стесняйтесь тогда дальше, изображайте из себя невинность, скромность и забитость, и, я вам обещаю, все будет оставаться на прежнем уровне. Оксана, честно и прямо скажите своему начальнику, чего вы от него хотите, и причем без дрожи в голосе, а с четким осознанием своей правоты. Попробуйте! Может, получится.

Роль шестерки

Анна: «Муж уже скоро 15 лет работает при самодуре-начальнике. Этот начальник может среди ночи по дурацкому совершенно поводу поднять мужа с постели, все ему подай-принеси. А денег — копейки. Я уже устала ругаться, что мужа дома нет постоянно и денег кот наплакал».

— Аня, а может, это все вашему мужу нравится? Вы не думали об этом? Ведь есть такое понятие, как мазохизм. Но если нет — то я думаю, что ваш муж чем-то очень обязан патрону. Возможно, вы всего не знаете, а я вот думаю, что он получает какие-то дивиденды от своей роли шестерки. Только вам, видно, ничего не перепадает. Вы как-то детальнее, неповерхностно, изучите их взаимоотношения. Потому как по ночам срываться по первому зову может только очень зависимый человек. А отчего?

Тогда и дадут в самый раз

Людмила: «Моя вечная беда — не могу просить, мне все время кажется, что если люди довольны тем, как я работаю, то и вознаграждение должно быть соответственное. Но веду я себя как рохля в том, что касается оплаты моего труда. Мне всегда стыдно просить».

— Люда, вопрос стыда — это вопрос интимный. Не надо путать понятия, если вы чувствуете себя экспертом в чем-либо и хотя бы приблизительно прикидываете, сколько стоят ваши труды, то вы должны назвать сумму, на 10% превосходящую ожидаемую вами. Поймите, Люда, никто вам, пусть даже и за очень красивые ваши глаза, ничего не даст. Ваша задача — поставить начальство в безвыходное положение, пусть они думают о ситуации, уже реально глядя на плоды ваших трудов, исходя из реального качества. И просить всегда нужно больше — тогда и дадут в самый раз.

Надежда на перспективу

— Моя подруга, Сергей Анатольевич, будучи однажды большой-пребольшой начальницей, как-то в порыве административного маразма заявила, что подчиненных нужно недокармливать, дескать, от этого они лучше работают. Потом, правда, она пересмотрела свою точку зрения.

— Нет, подчиненных лучше кормить вовремя и досыта. Это только примитивные руководители исходят из дефицитарного принципа кормления, в смысле, чтоб не загнулись раньше срока. Грамотный руководитель относится к своим подчиненным как к домашним животным: и кормит с избытком, и горшок меняет вовремя. Вот тогда и у руководителя имеется запас прочности управления, и надежда на перспективу всегда есть. Сытый сотрудник ведь не смотрит на сторону, поэтому его лучше перекормить, чем недокормить.

Метки:
baikalpress_id:  8 219