С миру по растению — аллея на даче

Семья Шамбуровых — заключительные участники проекта «Приезжайте к нам на дачу». Они стараются привезти деревья из всех стран, где побывали посадить на загородном участке

Более десяти лет по выходным дням жители села Моты, Шелеховского района, особенно улицы Магистральной, просыпаются под надрывный визг циркулярки или натужный звук работающего рубанка. Все это время хозяин дачи-будильника Сергей Алексеевич Шамбуров методично занимается вопросами обустройства. Кое-кто из соседей недоуменно восклицает, мол, что годами можно пилить и строгать. Тем более внешне дом выглядит не особенно внушительно. Не переводит же он в самом деле пиломатериал на опилки? Организаторы проекта «Приезжайте к нам на дачу!», в числе которых торговая марка «Кусмановъ», не преминули воспользоваться шансом и побывали на загородном участке семьи Шамбуровых.

Свидетельство номер один

Усадьбу в Мотах Шамбуровы присмотрели тринадцать лет назад. Но и тогда их нельзя было назвать новичками в огородном деле. Семья уже имела дачу в садоводстве «Березка», по железной дороге. Небольшой участок обустроили, но его облюбовали воры, отвадить которых не было возможности. На семейном совете единогласно решили подбирать другие варианты, после чего посетили Александровский, Качугский тракты, а потом приехали в Моты.

— Здесь на берегу Иркута нам очень понравилось, — рассказывает Сергей Алексеевич, — но свободных участков в то время не было, их, говорят, давали лишь небольшой категории самых нужных людей, а мы к ним не относились. И тогда выручили местные старушки, они подсказали, что в селе имеются полузаброшенные дворы. Так и купили усадьбу (три гнилых строения, двор, поросший бурьяном), оформили ее в собственность, получив, между прочим, свидетельство за номером один по Шелеховскому району. Кстати, на сбор документов понадобилось десять месяцев, и еще двадцать тысяч рублей — на официальные платежи. Выходит, что дачная амнистия не настолько дешевая, как некоторые себе представляют. С весны 94-го приступили к благоустройству двора: дом подвели под крышу, выкопали подвал, сложили печь и т. д. К зиме пустили дым. Дальше — больше. Все эти годы провожу здесь как Кум Тыква — тот кирпичи копил, а я каждый отпуск какой-нибудь объект сдаю: баньку, камин, пристрой, и так в течение тринадцати лет. Из строений, которые достались от старых хозяев, до сего дня дожила только небольшая избушка. Там наша мать Вера Сергеевна устроила себе келью, а новый домик (считавшийся долго самовольным строением) перевели в главный объект. Опять же по упрощенной схеме наступившей дачной амнистии. Сейчас есть то, что есть. Для последующей модернизации дома пришлось покупать электроинструмент. Нынче для деревообработки есть все, начиная от циркулярки и заканчивая лобзиком. В конечном итоге это экономия сил и времени, за выходные много не сделаешь.

Здесь уместно пояснить, что основная работа Сергея Алексеевича Шамбурова далека от садово-дачных хлопот. Так сказать, в миру он кандидат экономических наук, доцент кафедры отечественной истории и экономики полковник милиции, преподаватель Восточно-Сибирского института МВД РФ, жена Наталья — начальник ревизионного отдела филиала № 1 регионального отделения Фонда социального страхования.

— Похоже, вы придерживаетесь принципа, что все должно быть сделано своими руками. И все-таки, как решились построить дом, например, или сложить камин, не имея никакого опыта?

— Это принципиальный момент. В усадьбе все должно быть сделано своими руками, это своего рода победа над собой. В результате получаешь колоссальное удовольствие, самому себе хлопаешь в ладоши, как там у классика: «Ай да Пушкин, ай да сукин сын». На постройку камина в доме ушел ровно месяц, это очень сложная работа, во всяком случае, для начинающего. Считаю, что пространственное мышление у меня не очень развито, поэтому приходилось рисовать порядовку, как в детском конструкторе. Сложно представить все эти дымоходы, где и как кирпичи лягут. Чертежи брал в журналах, специализированных книгах. Кстати, даже там бывают ошибки, поэтому приходилось все время перепроверять. У камина своя особенность, в нем очень мало целого кирпича, они все резаные, фигурные, поэтому месяц и ушел на работу.

Это же малогабаритная квартира

Рядом с домом Шамбуровых несколько лет назад стала расти летняя резиденция семьи, ее еще называют барбекюшницей (от слова «барбекю». — Авт.). Попав сюда впервые, автор этих строк, подражая герою «Служебного романа», воскликнул: «Это же малогабаритная квартира!»

Строение нельзя назвать беседкой, в первую очередь из-за размера, площадь составляет почти пятьдесят квадратных метров. Здесь приютились диван-качели, пианино. Центральное место занимает грандиозная печь, она состоит собственно из отдела, где можно готовит барбекю, шашлыки, тут же — камин и плиты для приготовления плова.

— Все началось с того, что однажды жена приехала со встречи одноклассников и рассказала об открытой веранде, своего рода зала для барбекю. Столько было разговоров! Я, в свою очередь, загорелся соорудить нечто похожее у себя на участке. При случае мы заехали к хозяину, сфотографировали. Так все началось. Но еще до возведения печи в летней резиденции собиралась большая компания, десять-пятнадцать человек здесь могут посидеть совершено свободно. Да и вся наша семья постоянно там обедает. В жару и то всегда прохлада, хорошо.

— Когда планируете закончить объект?

— Если ты имеешь в виду усадьбу, то никогда. Здесь всегда будет какая-то работа. Вот, теплица на очереди стоит, на следующий год снесу и поставлю новую. Наверняка появятся другие идеи, этот процесс бесконечный.

Отведав земляники, можно идти за грибами

Особым украшением участка являются альпийские горки. Люди, которые попадают во двор Шамбуровых, сразу начинают их рассматривать, боясь при этом спугнуть, например, аистов у края водоема. И только присмотревшись, понимают, что птицы неживые.

— Идеолог, вдохновитель, дизайнер этого дела — моя жена. Правда, главный камневоз — я. Горки постоянно совершенствуются. В этом году соорудили особенную, на ней помимо всего прочего есть водоем, в котором все лето живут настоящие рыбы — караси и пескарики.

Очень редко встречаются дачи, где грядки, культурные посадки мирно уживаются с дикой природой. У наших героев рядом с земляничной поляной, обрамленной самым настоящим плетнем, начинается сосновый бор. Здесь в урожайные годы запросто можно собрать ведерко маслят. Прогуливаясь с Сергеем Алексеевичем под соснами, мы, например, обнаружили рыжик. Пятнадцать метро разделяют уголок дикой тайги с мини-питомником, в котором подрастают канадский клен и дубок.

— Коллеги по работе знают о вашем хобби?

— Знают. Среди знакомых много любителей побегать по лесу с ружьем, но я не охотник, иногда могу посидеть с удочкой, да и то больше помедитировать. Коллеги знают, что все свободное время повожу здесь, люблю колотить, пилить, строгать. От этого получаю такой колоссальный заряд бодрости.

Под наливочку про коньячок...

Помимо возведения и реставрации разного рода строений Сергея Алексеевича можно считать специалистом по производству домашних наливок — самых чистых, проверенных и полезных. Его напитки созданы для получения удовольствия, кому нужны для пьянки или опохмелки — так это в магазин. Эта часть интервью записывалась в саду рядом с необычным столом. Его роль выполняла огромная сосновая чурка, которую хозяин отшлифовал, а потом несколько раз покрыл олифой и лаком. Стол получился таким крепким и устойчивым, что вполне доживет до внуков, а может, и до правнуков.

— Каждый мужчина не чужд того, чтобы пропустить рюмочку хорошего напитка, это нормально. А самый хороший напиток тот, в котором ты уверен, знаешь, из каких компонентов он состоит, — говорит Шамбуров. — Мы используем только те фрукты и ягоды, которые произрастают в нашем саду — жимолость, сливу, белую, красную, черную смородину, малину. Ставлю настойку, потом получаю спирт, а уже из этого спирта выходит великолепный коньяк. Дрожжей в напитках и близко нет, ничего общего с самогоном они не имеют по определению. Когда приходит время, добавляем косточки, орешки, ванилин, сахар и т. д. Наливки зреют, как правило, до следующего года.

— Можете поделиться с читателями «Пятницы» своим фирменным рецептом или это секрет?

— Да нет никаких секретов, можно и поделиться. К примеру, три-четыре литра жимолости засыпаем в двадцатилитровую бутыль, добавляем килограмма три сахара, заливаем водичкой. Все это бродит примерно месяц. Время от времени пробуешь, дожидаешься, когда исчезнет сахар и появится винный запах с горчинкой. Получается практически сухое вино. Оно перегоняется и получается прекрасный спирт, из которого делается коньяк. В него добавляют шелуху кедровых орешек, которая дает запах и цвет, ванилин, лимонную кислоту для смягчения, сахарный сироп по вкусу и несколько стаканов сливовых, но лучше абрикосовых, косточек. Вытяжка из косточек придает легкий привкус амаретто. Не думайте о синильной кислоте, это надо двадцать лет держать, чтобы травануться. В результате получается красивый, ароматный, в меру крепкий напиток. Самый вкусный спирт получается из малины, а ближе к коньяку — из рябины.

О колбасе, картошке и путешествиях

В уютном доме Шамбуровых нас собралась довольно большая компания. Помимо родных и близких к столу были приглашены журналисты-телевизионщики, ваш покорный слуга и представитель мясокомбината «Иркутский». Последний вручил хозяевам традиционную корзину с разными колбасами торговой марки «Кусмановъ». Сергей Алексеевич откровенно заявил, что из иркутских колбас больше всех любит «Телячью», и считает ее самой вкусной. Если хозяин, рассказывая о даче, больше упирал на строительство, то Наталья Петровна сразу заговорила о флоре.

— Поначалу здесь было картофельное поле, оно занимало более шести соток, доходило до того, что мы делили количество рядков на каждого члена семьи. Долгими зимними вечерами перечитывали специальную литературу по выращиванию клубней, даже добились кое-каких результатов. Но все равно решили сокращать картофельную плантацию, сейчас она занимает менее половины сотки. Освободившуюся территорию засаживали разного рода деревьями. Поскольку растут они достаточно медленно, то пустующие площади занимали цветы. Семена закупались в огромных количествах. Те же розы наполовину зимой вымерзали, так как климат в Мотах суровее, чем в Иркутске, хотя их разделяют какие-то пятьдесят километров. Методом проб и ошибок к тринадцатому году хозяйствованию я пришла к выводу, что лучший цветок — бархатцы, самая благодарная грядка — газон, самое неприхотливое дерево — елка, нет красивее ягоды, чем калина, — говорит Наталья. — У них есть неоспоримое преимущество, ими можно без конца любоваться. Много зим под Новый год мы обязательно наряжали голубую ель, но сейчас она так вымахала, что нужен кран.

— Мне кажется, вы все-таки пошутили. Помимо знакомых всем сосен (под которыми растут маслята и рыжики), обыкновенных и голубых елей на участке прижились кедр, дуб, канадский клен. Не стану перечислять разнотравье — на это полстраницы нужно, не меньше.

— Мы ведь еще немножко путешественники...

— Да? И когда все успеваете? — я невольно перебил собеседницу.

— И где бы ни были, со всех уголков обязательно привозим что-нибудь растительное, в первую очередь для украшения участка. В этом году посетили Египет, но момент выдался не очень удачный в том смысле, что там распустились те же цветы, что и у нас. Тем не менее возле автозаправки я обнаружила очень красивое растение для украшения грядок, оно растет сплошным ковром. Росточек сорвала и в виде контрабанды привезла в Сибирь. Он долго стоял в баночке с водой, а потом так распустился на альпийской горке — прелесть! В Таиланде понравилось каланхоэ, там оно растет, образуя почти джунгли. Сорвала, привезла, здесь растение долго кукожилось, адаптировалось, а потом прижилось и зацвело лучше, чем на родине. Жалко, не принялась сосна, привезенная из Пицунды. Будучи на Хубсугуле в Монголии, нам приглянулись вулканические камни, покрытые лишайниками. Мы много фотографировали, но снимки не передают настоящей красоты. Коллективно решили привезти несколько камней домой, на альпийскую горку. Надо сказать, что из Монголии по части растительного и природного мира вывозить ничего нельзя. Но про камни нигде не сказано. На границе таможенник спрашивает: «Что везете?» Отвечаем: «Камни». Страж напрягся, крепко задумался, а потом уточнил: «С курганов?» — «Нет, с берега озера».

Сюжет, достойный коллекции монологов Михаила Задорнова, произошел нынешним летом на границе России и Китая с дочерью Анной и зятем Александром. Молодожены отправились в шоп-тур по Маньчжурии.

— Перед поездкой мама попросила взять с собой лопату, — рассказывает Анна. — Я тогда переспросила: «Лопату? В Китай?» Но мама настояла на своем, говорит: обратно заедете к Саше на родину, там растут белые марьины корни, лилии даурские, вы их и накопаете. Делать нечего, взяли лопату.

— Комично получилось на самой границе, — продолжает Александр. — Представьте, таможенник заглядывает в багажник и задает вопрос: «Что это?» Я решил немного пошутить, говорю: «Лопата». — «Зачем?» — «Знаете, какие у нас дороги, иногда приходится и откапывать машину». Таможенник крепок задумался, юмор явно не оценил, но на китайскую сторону пропустил. Когда уже китаец спросил: «Что это?» Мы решили не шутить.

По авторитетному мнению Шамбуровых, сейчас дачникам, которые желают построить на участке что-нибудь неординарное, намного проще и легче. В магазине продается специализированная литература, в Интернете полно проектов — можно подсмотреть. Передачи телевизионные растут как грибы, там кое-что полезного можно увидеть.

— Наш дом построен методом проб и ошибок. Изначально его площадь составляла всего 40 квадратов, это потом уже веранду подстроили, да такую, что можно свадьбу играть. Тогда, как мы говорим, в эпоху революций, в магазине ничего не было, собственно, и специализированных магазинов-то не было. Не существовало и подразделений специально обученных таджиков. (Шучу.) Так что все своими руками, — говорит Наталья Петровна.

— Напоследок не удержусь и задам два вопроса хозяину, один из которых может показаться нетактичным. Извините заранее, если что. До дачной эпопеи насколько вы были близки в общении с деревом в плане его обработки? И еще, где вы берете столько материла, чтобы с раннего утра до позднего вечера строгать, пилить, сверлить — одним словом, жужжать.

— Что касается деревообработки... Как и многие мальчишки, в детстве любил делать ружья, пистолеты, строгали из дерева мечи и кинжалы, а в укромных местах обустраивали каморку, которой тут же присваивалось более громкое название — «штаб». Наверное, все началось с этого. Что касается жужжания, то здесь еще проще. Будь в наличии хороший пиломатериал, меньше бы визжала пила. Зачастую в ход идет самое некондиционное сырье, а чтобы превратить корявую палку в хороший материал, надо сильно постараться, много пожужжать вначале пилой, потом рубанком.

— У вас бывает закрытие сезона или будете здесь отдыхать и работать зимой?

— Бываем здесь каждые выходные независимо от погодных условий. Приезжайте к нам зимой. Здесь много снега, так здорово и тихо. Эту самую тишину можно слушать. Звезды раза в три крупнее, чем в городе. У нас над дачей проходит Млечный Путь. Звезды падают так часто — только успевай загадывать желание.

Метки:
baikalpress_id:  25 686
Загрузка...