Национальная монета

«Националистические идеи в России продолжают оставаться очень популярными, и если, не дай Бог, возникнут протестные настроения, то единственная сила, которая сможет увлечь широкие массы, — это национализм» — так считает известный московский политолог Эмиль Паин, побывавший на прошлой неделе в Иркутске.

Сначала один факт: летом в Иркутске появились анонимные плакаты, на которых была фотография стоящей на коленях девушки. Под фото были призывы не продавать и не сдавать в аренду квартиры приезжим. Кто был автором этих плакатов, неизвестно. Неизвестно, и кто их клеил, но ведь не ветром же их надуло. Впрочем, очень скоро эти листовки убрали. Это лишь один пример. Но есть и много других. Достаточно сходить на рынок, послушать, о чем говорит народ.

Все последние социологические опросы показывают небывалый рост ксенофобских настроений в России. По данным Московского бюро по правам человека, в российских регионах издается более 100 газет, поддерживающих антисемитские и прочие лозунги (кстати, такие издания есть и в Иркутске). Около 60% россиян так или иначе поддерживают националистические идеи. В чем причина? И к чему это может привести? На эти вопросы попытались ответить участники конференции «Национализм: угрозы и надежды», которая прошла в Иркутске в воскресенье, 30 сентября, в рамках проекта «Школа публичной политики».

Центральным событием конференции стало выступление известного московского политолога Эмиля Паина, доктора политических наук, профессора Высшей школы экономики, руководителя Центра по изучению ксенофобии Института социологии РАН, советника президента Ельцина в 1996—1999 гг.

Эмиль Паин начал свой разговор с того, что единственная оппозиция существующей власти в России — это национализм. В условиях вертикализации власти и сворачивания демократических институтов гражданское общество деградирует. Молодежь видит, что социальные лифты перекрыты, будущего нет, им ничего не светит — и поэтому они переходят к таким формам самоорганизации, к таким идеологиям, которые оправдывают их существование. И это очень опасно. При отсутствии других идей у людей осталась одна форма самоорганизации — национализм. Движение скинхедов растет фантастическими темпами. Такого не было даже в гитлеровской Германии. В России, только по официальным данным МВД, скинхедов — 53 тысячи. По данным правозащитников — 100 тысяч. Однако многие официально не состоят в организациях, но участвуют в этом движении виртуально. Как, например, Копцов, учинивший кровавую резню в московской синагоге. Известно, что он посещал определенные сайты в Интернете. Потенциал этих сил, по данным Левада-центра, огромен и исчисляется миллионами. Это очень перспективная политическая сила. И если возникнет социальный протест, то единственное, что сможет его оседлать, — это организации националистического толка. Напрямую к власти они прийти, конечно, не смогут, но идет накопление мощи. И вполне возможно проникновение националистов во властные структуры.

По словам политолога, русский национализм бывает трех типов. Есть национализм официальный. Говоря проще, это идея враждебного окружения, известная еще со времен Брежнева, есть национализм имперско-шовинистический в лице различных организаций, выступающих за создание «Третьей империи» от Владивостока до Лиссабона. И наконец, существует стихийный национализм — это форма социального протеста. Люди видят, что пропасть между богатыми и бедными неуклонно растет. Это очень сильно раздражает. И, по словам политолога, именно национализм сегодня может стать движущей силой социального напряжения в обществе. Никакая другая идеология не способна так сплотить людей. Коммунизм как идея уже неинтересен, демократия тоже. Но как только образ врага принимает этническую окраску, происходит немедленная консолидация. Как это и случилось в Кондопоге. «Что такое Кондопога? — пояснил Эмиль Паин. — Двое урок побили официанта, который не налил. Был бы официант русский и пригласил русскую «крышу», никто бы и не заметил. Но официант оказался азербайджанцем, а «крыша» — чеченской. И народ немедленно поднялся на борьбу. Образ врага стал важным элементом сплочения». По словам политолога, сегодня все формы социального протеста сдобрены национализмом. Например, в городе Владимире, когда начались митинги против монетизации, тут же на заборах появились плакаты «Русский, помоги русскому!». Ресурс этнической ненависти в России огромен. Гораздо проще и легче винить во всех бедах «приезжих», нерусских, мигрантов. «Плохой» — значит, не наш. Люди еще не осознали, что в их социальных бедах виноваты не понаехавшие, а местные чиновники-коррупционеры, приватизировавшие власть.

Самый интересный вопрос: кто же сумеет использовать эту стихию народного гнева? По мнению Эмиля Паина — российские миллионеры. Во всех странах национализм развивался под влиянием мелкой и средней буржуазии, задавленной коррупцией, постоянно меняющимися законами, посягательствами на их бизнес. Недовольство в этой среде растет. Если миллиардер может уехать из страны, то миллионерам некуда бежать, на Западе они никому не нужны. Они ориентированы на Россию. И они, несомненно, будут искать опору в лице националистических движений. И этот процесс уже активно идет. В качестве подтверждения один из участников конференции привел интересный факт. Оказывается, небезызвестные иркутские газеты монархического и русофильского толка издаются при финансовой поддержке местных предпринимателей-миллионеров. А ведь неспроста говорят, что «оранжевые революции» — это революции миллионеров против миллиардеров.

Метки:
baikalpress_id:  44 165
Загрузка...