Кровная родня — 2

Еженедельник «Пятница» продолжает следить за развитием событий в семье иркутянина, который скрывается от побоев сына в доме бывшей невестки

В прошлом номере мы рассказали о конфликтной ситуации, сложившейся в одной иркутской семье. После выхода газеты на редакцию обрушился шквал звонков, и большинство звонивших были на стороне Анатолия Ивановича — пожилого человека, который подвергался избиениям и унижениям со стороны взрослого сына. От встречи с журналистом «Пятницы» сын главного героя Станислав К. (имя изменено) по-прежнему отказывается. Мы продолжили свое расследование и выяснили новые подробности этого запутанного дела. Сегодня мы предлагаем читателям самим сделать выводы, сопоставив мнения различных участников конфликта.

Вкратце напомним предысторию. Иркутянин Анатолий Иванович, пожилой человек, бывший железнодорожник, по просьбе жены написал отказ от участия в приватизации трехкомнатной квартиры в пользу своей супруги (чтобы уменьшить размер квартплаты). Супруга в свою очередь оформила дарственную на сына — Станислава К. Хотя и раньше между сыном и отцом не было теплых отношений, теперь старик, перенесший инсульт, мешает Станиславу быть в своем доме единственным хозяином. Сын издевается над отцом, бьет его, душит подушкой, режет ему ноги и даже однажды укусил за лицо!

Каким-то образом Станислав К. сделал документы о том, что старик — психически ненормальный, и через суд объявил отца недееспособным, нуждающимся в постоянной опеке. А затем оформил над Анатолием Ивановичем опекунство и теперь забирает всю его пенсию до копейки. Как опекун, он имеет теперь все права распоряжаться дедовой пенсией.

Сейчас наполовину парализованный (последствия инсульта) Анатолий Иванович ищет спасения от издевательств в квартире бывшей жены сына Оксаны Федоровны, которая живет неподалеку с двумя детьми (младший — Антоша, сын Станислава К. и внук Анатолия Ивановича). А родственники Анатолия Ивановича обвиняют Оксану в том, что она взяла к себе старика из корысти, чтобы приобрести долю в квартире Станислава К.

Как такое могло случиться?

Мы приводим высказывания людей, имеющих непосредственное отношение к этой истории.

Игорь Викторович Карманов, родной дядя Станислава К.:

— Я знаю, что Анатолий Иванович был парализован и лежал как бревно, а сын и жена за ним ухаживали. А потом у деда крыша съехала, и он ушел к невестке. А бывшая невестка вообще женщина корыстная. Она пять лет не может оставить их в покое, переписала даже на своего младшего сына Антошу дедов гараж, забрала сберкнижку, а теперь еще и квартиру хочет забрать!

Неля Петровна, жена Анатолия Ивановича:

— Мне теперь на улицу стыдно показаться. Оксана Федоровна нахальным образом забрала наш гараж, теперь ей квартира понадобилась! Мой сын ездил в прокуратуру, у меня все документы против нее есть. А что алименты сын не платит, так он вот устроился на новую работу и будет теперь платить как следует... Она думала, что мой сын сопьется без нее. А он не спился, под забором не валяется и живет хорошо, всем обеспеченный, и теперь у него новая женщина появилась. А он (Анатолий Иванович. — О.Г.) вообще никакого отношения к моей квартире не имеет, ее получала моя мать, а он пришел к нам голый, из общежития!

Татьяна Николаевна Эдельман, начальник службы опеки Ленинского округа:

— Опека над Анатолием Ивановичем установлена на законных основаниях. Состоялся гражданский суд, который признал Анатолия Ивановича недееспособным. И, чтобы установить опеку, лично приглашать больного человека мы не имеем права. Тем более что Станислав К. предоставил в суд справки о том, что у отца психическое заболевание.

Анатолий Иванович:

— Я эту квартиру от железной дороги получал сам. Жена, Неля Петровна, никогда не работала на железной дороге. Моя теща, ее мать, сначала пивом из бочки торговала много лет (ее даже «Пеной» звали в районе), а потом, когда дело подошло к пенсии, перешла на работу в Сельхозтехнику. Квартира — ведомственная, ее просто так не получишь. Я с 1959 по 1999 год работал машинистом, водил составы, у меня нет ни одного взыскания, зато тридцать восемь благодарностей в трудовой книжке. Когда приватизировали квартиру, жена подошла ко мне и сказала: «Подпиши эту бумагу, налог будем меньше платить!» Я же не знал, что она такую подлость сделает. А теперь я никто и звать меня никак...

Людмила Ивановна Фомина, заведующая отделением по обслуживанию на дому граждан пожилого возраста и инвалидов Государственного областного учреждения «Центр социального обслуживания населения»:

— От нашего центра на дом к Анатолию Ивановичу ходил социальный работник. Мы давно уже наблюдаем за развитием ситуации в этой семье. Как придет наш работник — у деда то кровоподтек, то он в синяках весь и в ссадинах. А в милицию обращались, первый вопрос: «Вы кто ему?» Обращаться с заявлением о побоях могут ведь только близкие родственники. Недавно к нам пришел Станислав К. и принес решение суда об опеке и о том, что отец признан недееспособным. Теперь мы не имеем права обслуживать Анатолия Ивановича, и социальный работник больше к нему ходить не будет. Также Станислав обратился ко мне с просьбой помочь оформить старика в любой дом-интернат. Один раз дедушку даже направляли в хоспис, когда Неля Петровна уезжала.

Борис Иннокентьевич Кривозубов, председатель совета ветеранов локомотивного депо:

— Я хорошо знаю Анатолия Ивановича, он у нас тридцать четыре года проработал. Взысканий у него не было. Я не помню, чтобы он когда-нибудь в пьяном виде пришел на работу или опоздал. Он очень порядочный человек, работяга каких мало...

Тупым предметом по лицу

Со слов освидетельствуемого: 18 и 19.10. 06 г. сын наносил удары руками, кулаками, душил подушкой. ...Жалобы на боли в местах ушибов, головную боль. Повреждения в виде кровоподтека в области левого глаза, осадненного кровоподтека в левой лобно-височной области причинены действием твердого тупого предмета с ограниченной поверхностью, имеют срок давности причинения в пределах 1—2 суток.

Из акта медицинского освидетельствования

Метки:
baikalpress_id:  25 684