СПИД — это мистификация?

Иркутский ученый по-прежнему отрицает существование ВИЧ

На этой неделе в Иркутск прибыли участники автопробега «СПИД-стоп». По словам организаторов акции, которая охватит 15 городов России от Владивостока до Москвы, главная ее цель — дать людям самую полную информацию о профилактике и лечении ВИЧ-инфекции. В этой связи мы решили навестить героя наших нескольких публикаций иркутского врача-патолога Владимира Агеева. Он несколько лет изучал проблему ВИЧ и пришел к сенсационному выводу, что «болезнь века» является грандиозной мистификацией. К тому же недавно вышла в свет его книга «Выдуманные болезни».

Джинна выпустили из бутылки

Одна из глав книги «Выдуманные болезни» посвящена истории ВИЧ/СПИД. По словам автора, эта болезнь была «заказной». В США существует медико-научный центр, ежегодный бюджет которого достигает двух миллиардов долларов, а штат — до тысячи сотрудников. Соответственно, центр должен оправдывать эти колоссальные вложения. Но как это сделать, когда победили чуму, холеру, тиф и другие смертельные инфекции? Очень просто — болезнь надо придумать. Таких попыток было несколько: азиатский грипп, свиной грипп, болезнь легионеров, но самой успешной и впечатляющей стал ВИЧ/СПИД.

В начале 80-х годов в центре родилась идея увязать иммунодефицит нескольких пациентов-геев с неким вирусом. Иммунолог центра Готтлиб высказал предположение об инфекционной природе иммунодефицита. Информация о начале «эпидемии» была немедленно опубликована. А дальше покатилось как снежный ком. Центр получил под эту идею огромные средства и предложил ученому Роберту Галло из Национального института рака заняться поисками вируса. Заказ был выполнен довольно быстро: не прошло и двух лет, как на знаменитой пресс-конференции в Вашингтоне 23 апреля 1984 года было сделано сенсационное заявление о том, что вирус, являющийся причиной СПИДа, только что обнаружен. Лавры первооткрывателя вируса иммунодефицита вместе с Галло разделил французский ученый Люк Монтенье из Института Пастера. Ему, собственно, и принадлежит авторство в обозначении вируса — ВИЧ.

За свои открытия Галло и Монтенье получили престижные научные премии. Однако сразу же нашлись принципиальные ученые, которые требовали веских доказательств. А их не было и нет до сих пор. Не было фотографий вирусов, подтверждающих существование ВИЧ. Впоследствии вскрылись различные подтасовки фактов, к которым прибегали Галло и Монтенье. Наконец в 90-х годах открыватели СПИДа вынуждены были признаться, что в их теории есть много недостатков. Казалось бы, после этого маховик ВИЧ-истерии должен был сбавить обороты, но ничего подобного не случилось. Джинна выпустили из бутылки: СПИД стал больше, чем болезнь, — это целая индустрия, в которой крутятся слишком большие деньги, чтобы позволить признать ошибку...

Виноваты обезьяны

Отдельную главу Владимир Агеев посвятил различным парадоксам эпидемиологии ВИЧ. К примеру, согласно популярной версии, колыбелью ВИЧ является Африка. Дескать, вирусоносителями являются обезьяны. Эти обезьяны якобы покусали несчастных африканцев, или, может, африканцы ели их мясо или вступали с ними в определенные контакты, и таким образом ВИЧ вышел на свободу. Очень занимательно! При этом сами обезьяны СПИДом не болеют.

Еще один парадокс: существуют определенные законы распространения инфекционных заболеваний. Гепатит, туберкулез, грипп распространяются среди всего населения, независимо от пола, возраста, национальной принадлежности. Что касается ВИЧ, то его «поведение» непредсказуемо. Почему-то в 90% он поражает мужчин в возрасте 20—40 лет. В США до 85% ВИЧ-инфицированных — гомосексуалисты, в России 80% больных — наркоманы. Выходит, в каждой стране СПИД развивается по своим собственным законам? Но разве такое возможно с другими инфекциями: туберкулез, к примеру, он ведь и в Африке туберкулез. А здесь такой разброс, словно ВИЧ — это вирус, наделенный разумом. Вот и косит он строго избирательно: в одной стране гомосексуалистов, в другой — наркоманов, в третьей еще кого-нибудь.

Охота на ведьм

Владимир Агеев очень подробно описывает, как ВИЧ-эпопея развивалась в России. Как известно, главным теоретиком в этой области является Владимир Покровский, сын знаменитого академика. Именно он стал вдохновителем «охоты» на ВИЧ-инфицированных в середине 80-х годов. Началось все с Элисты, где в 1988 году произошла вспышка какой-то инфекции в городской детской больнице. Туда немедленно вылетела группа Покровского, которая уже заранее была запрограммирована на определенный результат. И действительно, при тестировании на ВИЧ было выявлено 38 положительных реакций. Детей принялись немедленно лечить. Причем в нашей стране применяют препараты АЗТ, которые негативно действуют на кроветворную и иммунную системы. В США они были запрещены, так как приводят к таким побочным эффектам, после которых жить нельзя.

Однако чуть позже ученые Московского НИИ педиатрии опубликовали материалы, в которых говорится, что причинами положительных реакций на ВИЧ могли быть многие факторы, в том числе и прививки БЦЖ.

По тому же сценарию развивались события в Ростове-на-Дону и Волгограде. Там среди детей произошла вспышка инфекционного мононуклеоза, но на беду детей из Москвы нагрянула группа Покровского. Уже идущих на поправку детей и их родителей протестировали на ВИЧ. И, как и следовало ожидать, реакция была положительная. Всех этих детей немедленно объявили больными и поставили на учет. А что значит жить в нашей стране с таким диагнозом, можно не объяснять.

А что же с этими ВИЧ-инфицированными теперь? Владимир Агеев располагает информацией о судьбах нескольких детей, ставших жертвами диагноза: ВИЧ. Это истории, полные боли и отчаяния. Ведь в нашей стране понятие врачебной тайны — пустой звук. Представляете, каково это — жить в маленьком городе или поселке с таким чудовищным диагнозом? Сколько семей разрушилось из-за этого, сколько горя пришлось пережить несчастным родителям и безвинным детям.

Владимир Агеев рассказал, как к нему приезжала мама «ВИЧ-инфицированного» ребенка из поселка Миллярово. Правда, теперь он уже не ребенок, а 24-летний мужчина. Несмотря на смертельный диагноз, поставленный 15 лет назад, он жив и здоров. Все анализы хорошие, но медики отказываются снять диагноз: ВИЧ. Женщина пыталась встретиться с академиком Покровским, но он так ничего внятного не сказал. С аналогичными проблемами к Агееву приезжают люди из многих городов России. Приходят убитые горем родители с детьми-наркоманами, порвавшими с наркотиками. Спрашивают, как им жить с ярлыком ВИЧ-инфицированных, просят совета, благодарят за выступления в СМИ, которые дают им надежду. Среди них несколько молодых мам, которым перед родами был поставлен диагноз: ВИЧ. Эти женщины не были наркоманками, они не бросали своих новорожденных. Их истории очень похожи. После родов женщинам предлагали перетянуть грудь, чтобы исключить грудное вскармливание, назначали антиретровирусные препараты. Владимир Агеев считает, что это преступно.

Новорожденные младенцы с диагнозом — ВИЧ становятся изгоями, попадают в касту неприкасаемых. По данным СПИД-центров (например, иркутского), большинство матерей, от которых рождаются положительные при тестировании на ВИЧ младенцы, употребляют наркотики и алкоголь, у многих у них — гепатит и венерические болезни. У таких мамаш просто не могут родиться здоровые дети. Их оставляют в роддомах, и они годами живут в специальных отделениях при инфекционных больницах. В 2000 году по иркутскому телевидению был показан сюжет о жизни 20 брошенных детей в возрасте до полутора лет. Журналист сообщил, что эти дети умрут в ближайшие год-два, поскольку они ВИЧ-инфицированные. Однако эти дети живы и сейчас. Это ли не лучшее доказательство того, что СПИДа не существует.

Победят ли СПИД?

Владимир Агеев рассказывает, что очень многие коллеги его поддерживают и одобряют, но только не публично. Ведь это значит подставить себя под огонь официальных органов, а может даже, лишиться работы, престижного статуса. На это могут решиться немногие. Однако за все годы поисков истины у Владимира Агеева появилось много сторонников и в России, и за рубежом. Они восхищаются его высокой гражданской позицией и преданностью врачебному долгу. В книге можно найти отклики ученых из Австралии, Австрии, Германии...

Победят ли когда-нибудь ВИЧ-диссиденты? Владимир Агеев уверен, что да. Но произойдет это, наверное, не скоро. Ведь проблема давно уже вышла за рамки медицинской, это проблема моральная, политическая, экономическая, законодательная.

СПИД-оппозиция

Лет десять назад сказать, что СПИДа не существует, означало бы записать себя в безумцы. И до сих пор миллионы людей в мире уверены, что ВИЧ/СПИД является чумой нашего времени. Да и как иначе, ведь целое поколение выросло в страхе перед этой ужасной болезнью, от которой нет спасения.

Однако есть и другая позиция. В мире растет движение так называемых ВИЧ-диссидентов, людей, которые считают, что доктрина ВИЧ/СПИД является грандиозной научной мистификацией, созданной с единственной целью — получение гигантских прибылей. Ученых-оппозиционеров в мире насчитывается уже более 6000 человек. У них есть масса аргументов, заслуживающих внимания, но пока они остаются неуслышанными. Их научные работы замалчиваются, статьи не публикуют в официальных медицинских изданиях.

Загрузка...