Черно-белая свадьба

Иркутянка привезла своего темнокожего мужа в Иркутск, чтобы обвенчаться с ним по православному обряду

В конце лета в соборе Богоявления состоялось венчание уроженца Камеруна Ришара Нгеа и иркутянки Светланы Пономаревой. Супруги Нгеа живут в законном браке в пригороде Парижа уже два года. Но Ришар решил принять православие, чтобы обвенчаться со своей женой в ее родном городе.

Навстречу судьбе

После окончания иняза Светлана год работала в Иркутске учителем английского языка. А в 2000 году ей предложили годовой контракт на работу во Франции. Одной неполной французской семье (отец и двое мальчиков 10 и 14 лет) требовалась гувернантка со знанием русского языка. По контракту новоявленной гувернантке полагалось бесплатное жилье и питание в семье, а также некоторая сумма карманных денег. Так Светлана оказалась во Франции, в пригороде Парижа. В ее обязанности входила помощь детям в приготовлении уроков, занятия по русскому языку с одним из подростков и работа по дому.

— Сказать, что было легко, нельзя, — вспоминает Светлана. — Отец мальчиков часто уезжал в командировки, мне приходилось завоевывать авторитет у мальчишек, которые пережили развод родителей и не очень-то интересовались учебой. Да и эмоционально было трудно. Я ведь оказалась в чужой стране, в чужом доме. Были и плюсы: я практиковала свой французский. Постепенно мы подружились, вместе проводили каникулы, ездили по Европе, в горы, на море.

К слову, хозяин дома очень интересовался русскими женщинами и хотел найти себе жену в России (позднее ему это удалось).

С первого взгляда

Работая во французской семье, иркутянка совершенно не планировала продления контракта и не искала других возможностей остаться на французской земле. Дома ее ждали мама, брат, подруги. Сердце двадцатидвухлетней Светланы было пока свободно. Но однажды в доме была устроена вечеринка.

— Я помогала на кухне, накрывала стол, принимала у приходящих гостей пироги, вино и другие угощения, — вспоминает Светлана. — Одним из гостей оказался мой будущий муж. Он помогал организовать музыкальное оформление праздника. Ришар заглянул на кухню, чтобы оставить пакет с едой, и... подумал, что я жена хозяина. Мы разговорились, познакомились. Как потом выяснилось, он влюбился в меня с первого взгляда. У меня тоже сразу внутри екнуло, когда он ко мне подошел.

Преодолеть себя

Как оказалось, высокий стройный тридцатидевятилетний темнокожий Ришар Нгеа родился в Камеруне, еще в детстве переехал с родителями во Францию. Учился здесь в школе, лицее, окончил институт. К моменту знакомства с сибирячкой Ришар считал Францию своей родиной. А Светлана собиралась в июле вернуться в Иркутск. Они стали встречаться, их чувства друг к другу крепли, но у Светы уже подходил к концу контракт.

— Однажды Ришар мне сказал: «Останься со мной, давай попробуем жить вместе», — рассказывает Светлана. — На тот момент у него была новая работа, небольшая зарплата и маленькая съемная квартира недалеко от Парижа. Я решила остаться.

Сразу же возникло много вопросов: где и на что жить, как найти работу, продлить визу и т. д. Диплом Иркутского иняза совершенно ничего не значил во Франции. Чтобы его подтвердить, Светлана поступила в университет Сорбонны, сразу на второй курс. Поступить было нетрудно: несколько тестов, анкет — и ты студент. А вот учиться в Сорбонне, как и в любом другом вузе Европы, очень трудно.

На занятиях иркутянка познакомилась с двумя русскими девушками из Екатеринбурга, они стали дружить, поддерживать друг друга. В течение первого года учебы втроем они ежедневно искали работу. Встречались в 7 утра и шли в разные агентства, выбирали вакансии, ехали по адресам, проходили собеседования, получали отказы, и так день за днем с сентября по апрель. Подруги не сдавались и в итоге нашли себе работу практически в одно время. А Света спустя два года получила высшее французское образование.

Романтические отношения с Ришаром подвергались серьезным испытаниям: проблемы с работой, учебой, жильем, 16-летняя разница в возрасте. Первые три года они жили очень бедно. Доходило до того, что иногда нечего было есть. И помощи ждать было не от кого. На сегодняшний день их семья достаточно обеспечена. Они снимают хорошую квартиру в пригороде Парижа, а это могут позволить себе представители так называемого среднего класса французов, к которому Светлана теперь относится.

После Сорбонны Света поработала официанткой в гостиничном ресторане. После окончания специальных курсов стала помощником администратора гостиницы.

— Я работаю два дня в неделю, когда муж может оставаться с дочкой. Хозяйка гостиницы пошла мне навстречу, а это в западном мире много значит, — делится Светлана. — Ришар работает с компьютерами, занимается программным обеспечением крупных фирм.

С любовью к Сибири

Летом 2004 года Ришар впервые приехал в Иркутск и сразу же влюбился в омуль и Байкал. Его поразило все: и открытые люди, и чистота Байкала, и просторы Сибири, и православные храмы. Он был ошеломлен гостеприимством семьи Светланы, сразу же нашел общий язык со своей тещей, хотя почти не говорит по-русски. Тогда по его просьбе Светлана нашла в одном из иркутских военных магазинов цигейковую зимнюю шапку-ушанку. Как только в Европе начинается зима, Ришар надевает ее и не расстается до весны. Именно он ввел в моду русские шапки-ушанки в своем городке. Ришар очень полюбил Иркутск, но приехать сюда зимой пока не готов, его пугают сибирские морозы.

Венчание в Иркутске

— Еще до рождения дочери Софии в 2005 году мы официально расписались. Потом покрестили дочку в маленькой православной церкви в городке Saint-Genevieve-des-Bois. После этого обряда Ришар стал интересоваться православием. Видимо, он давно задумал наше венчание, — делится своими мыслями Светлана.

Однажды вечером за ужином он сказал, что хочет венчаться. Для Светланы это было неожиданно и очень приятно. В 2007 году Ришар принял православие. Французский батюшка, который крестил их дочь, провел с супругами беседу. Узнав о том, что они хотят венчаться в далеком Иркутске, дал свое благословение.

Нынешним летом Светлана приехала в Иркутск раньше Ришара. Вместе с родными она объездила все церкви города. В итоге решила посоветоваться с мужем, который оставался во Франции, и предложила ему три варианта.

— Я была очень удивлена, когда он сказал, что мы будем венчаться только в Богоявленском соборе и нигде больше! Оказывается, еще в 2004 году, когда мы были в Иркутске, он поставил в этом соборе свечку и загадал, что когда-нибудь в этом храме мы повенчаемся.

Венчание прошло спокойно и торжественно. На нем присутствовали только родные и самые близкие друзья семьи. На прошлой неделе Ришар и Света улетели домой во Францию.

Метки:
baikalpress_id:  26 559