Фрадков не прилетит

Семейные узы в политике

Во вторник, 18 сентября, должен был состояться первый визит в Иркутск премьер-министра России Михаила Фрадкова, но в минувшую среду он попросился в отставку, вместе со всем правительством. В обоснование своей просьбы Михаил Фрадков заявил, что в связи с приближающимися крупными политическими событиями в стране (выборы Госдумы и президента) правительство желает предоставить президенту РФ полную свободу в выборе решений, включая кадровые. Президент отставку принял и тут же внес на рассмотрение Госдумы кандидатуру главы Росфинмониторинга Виктора Зубкова.

— Некоторые политические силы в стране отмечают, что формулировка просьбы об отставке фактически предоставляет президенту права, близкие к диктаторским...

— Президент предложил кандидатуру Зубкова, человека, о котором известно только то, что он некогда работал вместе с Путиным в Комитете внешних связей Санкт-Петербурга. Известно, что это тесть министра обороны Сердюкова. Позор ситуации, на мой взгляд, состоит в том, что, когда Сердюков возглавлял налоговую службу, Зубков числился кем-то там. Это говорит о том, что у нас назначения пошли по родственному принципу. Что говорит о полном разложении. Человеку 66 лет, он никогда не был публичным политическим деятелем. Оценить его деятельность на посту Росмониторинга практически невозможно. Говорили, что это ведомство занимается сбором компромата на наиболее активных и богатых людей страны. Мне стыдно за решение президента. Страна, в которой вагон социальных проблем с правительством, которое возглавляет человек из прошлой эпохи, ничем, кроме семейных уз, себя не зарекомендовавший... Сейчас кажется, что нет кризисов, что все хорошо, но я с трудом себе представляю господина Зубкова, который будет иметь какую-то позицию по надвигающемуся банковскому кризису в России. А если, не приведи Господи, нефть подешевеет, что он тогда будет делать?

— А еще говорят, что все случившееся означает, что скоро нам всем будет явлен светлый лик преемника президента.

— Светлый или нет — не важно. Важно, что преемники — это всегда слабаки. Только политическая конкуренция рождает лидера. Назначение вождем никого не делает, и просто жалко нашу страну, потому что все страны, в которых назначали преемника, заканчивали плохо. Ярчайший пример — Япония, уж на что богатая страна, но 10 лет она была в состоянии рецессии, когда в стране ничего не происходило. Все тихо сходили с ума и вешались в своих кабинетах. В Японии был самый высокий уровень самоубийств. А их единственная партия выбирала каких-то преемников. Пока наконец не избрала Коэдзуми, который проявил политическую волю и модернизировал страну.

Сергей Беспалов заметил, что последние события в стране ему до боли напоминают 1989—1991 годы. По его словам, Путин — это клон Горбачева. Горбачева тоже безумно любили люди, и они также не понимали, почему поменяли Тихонова на Павлова, почему начались денежные реформы. Но эффект «царь хороший — бояре плохие» не может продлиться долго.

— Что можно сказать напоследок о Фрадкове?

— Он был премьером без политической воли. Транслятор. То есть что сказали, то и делает. В ситуации с монетизацией он просто ушел в тень. Все инициативы исходили не от него, а от Зурабова и Грефа.

Загрузка...