Родные, но не близкие

«Поступай с близким так, как ты поступил бы с чужим, посторонним», — советует доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, кандидат психологических наук Сергей Анатольевич Бышляго

Чем ближе объект

— Почитаешь сегодняшнюю почту, Сергей Анатольевич, и загрустишь — если друг к другу так относятся близкие люди, то что уж тогда говорить о дальних?

— Да, порой вспомнишь кое-кого из родственников и..., иногда лучше о них помолчать. Вот так, к примеру, не знаешь человека или знаешь мало и всегда можно что-нибудь хорошее сказать о нем. В принципе, и, наоборот, очень хорошо знаешь человека, а ничего хорошего о нем почему-то сказать не можешь, слишком много получается этого «знания». Чем ближе объект, тем хуже о нем мнение. Легко полюбить все человечество, гораздо труднее полюбить ближнего своего. И дело здесь не в том, что мы знаем нечто такое о другом человеке, нечто дурное, наверное, мы просто слишком много всего знаем. Человечество вообще всегда анонимно, а ближний — всегда персонифицирован, легко узнаваем и, как нам кажется, легко нами прочитывается.

Что же на самом деле

Анна: «Я была одна у родителей и, сколько себя помню, всегда мечтала о брате или сестре, с детства завидовала тем, кто вырос в многодетных семьях. Родители пропадали на работе, а я все время была одна, потому что подруги — это все не то. Сейчас я вышла замуж, сыну 4 годика, и я очень была рада, что у моего мужа две сестры, старшая и младшая. Но очень скоро наступило разочарование — там такие отношения, что берет ужас. Если они собираются все вместе, то сразу вспыхивает скандал. Они грызутся из-за любого пустяка, и мой муж им ни в чем не уступает, сразу начинает закипать. Я его просто не узнаю, и со мной невестки сначала вели себя льстиво, а сейчас тоже грубят. Как мне быть — это же в голове не укладывается, что родные люди так друг к другу относятся».

— Так, Анна, я вот что подумал: в вашей семье появились проблемы, вам кажется, что это проблемы вашего мужа, но это не так, это у вас появились проблемы. Вы выплескиваете свои боль и проблемы и мешаете их с отношениями своего мужа с его сестрами. Разберитесь в себе, и я думаю, что в вашем случае мы сталкиваемся с классическим проявлением такого явления, как перенос. Вы перемещаете свои нерешенные задачи на других посторонних людей, сестры и их отношения в семье — это не то, что вас волнует и должно волновать. Вам, Аня, серьезно нужно разбираться в самой себе. И о том, что же на самом деле с вами происходит, вы почему-то не пишете.

Подумать о причинах

Валентина: «Я два года встречалась с парнем, а потом приехала моя сестра, и он переметнулся к ней, они собираются подать заявление. Я в шоке — пытаюсь объяснить сестре, она младше меня на год и восемь месяцев, что если он меня бросил, то ее бросит тоже, а она слышать ничего не хочет, говорит, что со мной у него было все несерьезно, а ее он по-настоящему любит».

— Валя, я думаю, что вами движет элементарная зависть. Ну и что? Парень с вами встречался, потом переметнулся — все это еще не показатель ваших с ним реальных отношений, не показатель того, что у вас были с ним серьезные взаимные чувства. Сердцу, Валя, не прикажешь, часто наши поступки не укладываются в систему прогнозируемых ситуаций. Валя, нужно понять, что в такой области, как сфера близких отношений, никто никогда ничего никому не должен. Мы здесь и слабы, и сильны одновременно, сильны в плане выбора и слабы в плане ответственности. Поэтому и принимайте то, что случилось, за действительность и попытайтесь подумать о причинах, которые привели к этому.

Кто виноват

Яна: «Родной брат моего мужа занял у нас деньги на полгода, но прошло уже два, а он не отдает. Мой муж скрывал это от своих родителей, а я возмутилась и все им рассказала. Денег все равно нет, но теперь я еще и осталась крайней, свекор со свекровью еще и обиделись на меня, за что только, непонятно».

— Есть, Яна, такое понятие, как стрелочник. Вот такое лицо сугубо функциональное, которое принимает тактические, а не стратегические решения. А функциональность его — в пригодности к наказанию. Как говорится, крайнего всегда найдут. Самое интересное, Яна, что вы почему-то сами с удовольствием возлагаете на себя функции этого самого стрелочника. Вам все это надо? Я думаю, что все ваши проблемы от вашей гиперответственности, все случилось так, потому что вы сами себя и обвинили во всех грехах. И зачем? Разбирались бы они сами в своих долгах — брат с братом. А вы встряли — вам и попало. И кто тогда виноват? А, Яна?

Каждый отвечает за себя

Марина: «У моей двоюродной сестры капитальный ремонт в квартире, и мы с мужем позвали их к себе пожить. Мы с сестрой с детства росли как родные. А сейчас выяснилось, что я глубоко ошибалась, она приревновала меня к своему мужу, наговорила таких гадостей, собралась и уехала со своей дочкой к матери. А ее муж ездил к ней поговорить, но она даже дверь не открыла. А я себя чувствую как оплеванная».

— Так, Марина, вынужден вас еще огорчить — вас использовали! Вы оказались без вины виноватой именно потому, что у вашей сестры проблемы с ее мужем. Там проблем и без вас хватает, заверяю вас. Вот и получили мы перекладывание забот с больной головы на здоровую. В том плане, что вы сестру любите, а она вас просто использует. Вот так все просто. И в этой ситуации нужно поступать следующим образом: нужно четко заявить, что вы — это вы, а сестра — это сестра. Каждый отвечает за себя, это как минимум. Если вы никого не подставили, а я уверен, что это так, то и не берите в голову сказанное. Пусть ваша сестрица с мужем разбираются между собой и не выставляют вас в качестве светофора.

Личность пробуждается

Надежда: «У меня всегда были очень плохие отношения с сестрой, она старше меня на 5 лет, сейчас ей 30, ее недавно бросил парень, за которого она собиралась выйти замуж. Но он бы так и так не женился, а она на него вешалась и навязывалась. Сестра теперь совсем обозлилась и срывается и на мне, и на маме, мама плачет из-за нее целыми днями, просит, чтобы я ни во что не вмешивалась. Раньше сестра снимала квартиру, а сейчас мы живем все вместе, и дома стало совсем плохо. Моя сестра очень злая».

— Надя, вообще-то я не понимаю такую остроту ваших переживаний. Речь, конечно, может идти о сильных сестринских чувствах, но вы-то в чем провинились? Срывать свою злость на самых близких? Это почему-то стало практически нормой семейных отношений. Вот и держат вас в качестве жертвы и заложника. А у заложника какие права? Потому он и является этим объектом издевательств, объектом, кстати, слабым. Что вам посоветовать? Я думаю, что нужно ощутить и осознать себя наконец как личность. Все, Надя, можно исправить, и, кстати, ваше письмо в наш еженедельник уже можно рассматривать как признак того, что ваша личность уже пробуждается, вы рефлексируете и выходите из подсознательного существования на уровень сознания. Удачи вам, Надя!

Убирайте фигу!

Любовь Георгиевна: «Моя сестра отправила ко мне своих дочерей, они здесь поступили и живут у меня. Мой сын женился, живет отдельно, с мужем мы давно разошлись, поэтому я сама и предложила, чтоб племянницы остановились у меня. Но я не думала, что с ними такие будут проблемы, — они постоянно между собой грызутся, ябедничают, врут, таскают друг у дружки деньги и тряпки, за собой не убирают, пока двадцать раз не попросишь. А когда сестра приезжает, ведут себя как паиньки. Мне весь прошлый год был каким-то кошмаром, и на съемную квартиру их отпускать нельзя — у сестры денег нет, у нее еще младший сын, она всех тянет без мужа. Но и дальше с племянницами будет мне тяжело. Посоветуйте, как мне быть».

— Это ваша карма, Любовь Георгиевна. Вы же любите вашу сестру? Вот и любите ее со всеми ее недостатками, и с детьми в том числе. Да, они такие, а вы, как человек любящий, вынуждены признать, просто признать, что у сестры дети вот такие, такие вот дети, которые вам не нравятся. Они неправильные, но дети правильными просто не могут быть и не бывают. Но нужно вспомнить следующее: дети — прекрасные актеры. И залог ваших, не знаю, спокойствия и адекватного мировосприятия заключается только в одном — в вашей любви к сестре. Чем сильнее вы ее любите, тем больше сил у вас для принятия своих племянниц, которые теперь живут с вами. Конечно, эти детки вас используют, но это нужно принять всего-навсего как факт, не дергаться и не суетиться по этому поводу. То, что вас беспокоит в поведении ваших племянниц, вы должны честно и открыто говорить как сестре, так и этим девчушкам. При встречах с сестрой не лукавьте и не замалчивайте те вещи, которые являются очевидными. Будьте честны перед собой, и я думаю, что отношения ваши как с сестрой, так и с ее детьми очень скоро наладятся, и наладятся только при условии честного вашего их выражения, в том числе и недовольства, но честного. Убирайте вы, Любовь Георгиевна, фигу из кармана!

Иногда помогает

— Сергей Анатольевич, почему эти родные, но совсем не близкие люди, мучают и себя, и окружающих?

— Потому что они сами не знают, чего хотят. Отношения между людьми, как с родными, так и совсем не родными, строятся на открытости этих самых отношений. А с родными дело обстоит как-то хуже, потому что именно там и встречается постоянно недосказанность, т. е. все прекрасно, все понимают, а вот озвучить, оформить в слова позицию, честно высказаться — почему-то невозможно. В силу, может быть, того, что этот человек — наш, так сказать, человек, и существует всегда какое-то культурное табу на высказывание своей честной точки зрения именно близким людям. Вот это пресловутое табу является тем более вредным с людьми близкими, это гораздо вреднее, чем если бы мы так поступали с посторонними людьми. Я думаю, что для того, чтобы избежать подобного рода провалов, нужно поступать, не удивляйтесь, с близкими именно так, как мы ведем себя с чужими. Тогда появляется ясность, четкость и осознание позиции. Как говорится, не сотвори себе кумира, в том числе и из близкого человека. Почему-то мы постоянно кого-то боимся обидеть, поэтому и допускаем в отношениях фальшь, которая и приводит в результате к самому банальному вранью, равнодушию или раздражению. Вот и поступай с близким так, как ты поступил бы с чужим, посторонним. Иногда это помогает.

Метки:
Загрузка...