Все ждут ЧП со смертельным исходом

От редакции Некоторое время назад иркутяне с улицы Воронежской обращались в «Пятницу» за помощью. Дело в том, что жильцы этой улицы не имеют центрального водоснабжения, поэтому единственным способом добычи воды является колонка, которая расположена в очень неудобном месте. Сегодня мы публикуем письмо, из которого ясно, как власти отреагировали на беды Воронежской улицы.

В январе 2007 года поход по воду на колонку едва не стоил мне жизни. Пришел, все залито водой, сплошной лед, подхода нет. Колонка от дорожного полотна на высоте полтора метра. С великим трудом добрался до нее, набрал воды. Стал возвращаться, спуск крутой, лед. Поскользнулся, упал, ударился затылком об лед и потерял сознание. Сколько лежал, не знаю. Очнулся от шлепков по щекам. Открыл глаза — рядом незнакомая женщина. Одежда покрылась льдом, примерзла к кольцу. Женщина рассказала: «Проходила мимо, увидела вас лежащим без движения. Подошла, вы не шевелились, только стонали». С трудом оторвался ото льда, встал. Сказал женщине спасибо и пошел домой. Одежда обледенела, как панцирь, без капли воды вернулся домой. Зимой никто ничего не делает, потому что холод, лед, — ждут лета. Лето подходит к концу, тоже никаких изменений. Реакция чиновников нулевая.
По моей жалобе в отделение ВСЖД приехал чиновник. Вопросов было несколько, но решен был только один. Узнав, что находится за забором, чиновник заявил: «На строительство автозаправки документы не выдавались, это самозахват». Я прошу его: «Если это самозахват, перенесите забор от колонки, зимой будем падать, получать травмы». Его ответ дословный: «Своей просьбой вы нарушили закон о частной собственности, о переносе забора нет речи. Захватило землю и установило забор частное лицо. Сейчас это лицо в бегах, в российском розыске. Если его найдут, будем просить разрешение на перенос забора». На мой вопрос: «А как нам быть, к колонке нет подхода зимой?» — его ответ: «Живите как живете, это ваши проблемы». Больше я его не видел. Видимо, все ждут ЧП с человеческими жертвами. Может, тогда что-нибудь изменится. Вот так и живем под страхом смерти. Мне 70 лет, и за что меня приговорили к смерти?

Метки:
baikalpress_id:  45 579