Иркутск и Карл-Маркс-Штадт — бывшие побратимы

Журналисты «Пятницы» и немецкой газеты Freie Presse из бывшего Карл-Маркс-Штадта вспомнили историю побратимских связей наших городов

18 сентября в ратуше немецкого города Пфорцхайма пройдет торжественная церемония подписания договора об установлении партнерских отношений между Иркутском и Пфорцхаймом. В мероприятии примет участие мэр нашего города Владимир Якубовский. Таким образом, у Иркутска теперь появится новый официальный побратим. Многие из иркутян помнят, что в течение нескольких лет другой немецкий город Карл-Маркс-Штадт (сейчас Хемниц) был побратимом Иркутска. В 1974 году тогдашнему первому секретарю Иркутского обкома КПСС Николаю Васильевичу Банникову даже было присвоено звание «Почетный житель Карл-Маркс-Штадта», а первый секретарь окружного комитета СЕПГ Карл-Маркс-Штадта Пауль Рошер стал почетным иркутянином. Еще не так давно в микрорайоне Солнечном был проспект Карл-Маркс-Штадт, который в 1999 году был переименован в проспект маршала Жукова. Но власти Хемница, в отличие от нас, не стали переименовывать в своем городе улицу Иркутскую (Irkutsker Strasse). Она по-прежнему напоминает немцам о годах партнерства двух наших городов. Вместе с немецкими коллегами из газеты Freie Presse мы решили вспомнить, как это было и чем все закончилось.

Иркутск — это Икар

Молодые немцы ничего не знают о существовании Иркутска

Почему эта улица называется Иркутской? Юные жители Хемница Штефани, Том и Флориан нерешительно смотрят друг на друга. Почти каждый день они посещают молодежный клуб на Иркутской улице (Irkutsker Strasse) в Хемнице (бывшем Карл-Маркс-Штадте), городе с населением 250 000 жителей на востоке Германии. Пожалуй, никогда в своей жизни 15-17-летние жители этого города не задавались вопросом, что общего имеет эта улица с Иркутском. Они слишком молоды, чтобы знать, что за этим названием скрывается город в далекой Сибири, который во времена социализма был связан побратимскими связями с их родным городом.

Таким образом, их размышления переходят совсем в другое русло.

— Может быть, это понятие на чужом языке связано с именем Икара, несчастного героя греческой мифологии, который упал с неба в море, потому что воск на его крыльях растаял? — высказывает предположение Том.

— Вполне возможно, — говорит Флориан. — В конце концов, недалеко от Иркутской улицы раньше был аэродром...

Но это было много лет назад. Сегодня в Хемнице давно не приземляются никакие самолеты. Территория старого аэропорта 30 лет назад превратилась в большой район новостроек в южной части города. Дома достигают там 11 этажей в высоту и иногда нескольких сотен метров в длину. В одном из них вырос звезда немецкого футбола Михаэль Баллак.

Все жилые дома на улице Иркутской поменьше и достигают лишь пяти этажей. Построены они были в начале 1970-х как первая часть большого района новостроек. Тогда Хемниц еще назывался Карл-Маркс-Штадтом и с населением более 330 000 жителей являлся третьим по величине городом Германской Демократической Республики. Квартиры тогда были маленькие, но радость, когда семьи получали жилплощадь в только что выстроенных домах, все равно была большой.

Многое изменилось с тех пор в Хемнице. Найти квартиру здесь больше не проблема. Около 35 000 из них стоят пустыми. Некоторые жилые дома даже были снесены. Причиной тому то, что численность местного населения, как везде в бывшей ГДР после объединения Германии, сильно уменьшилась. Из-за высокой безработицы в 1990-х годах многие семьи покинули город. А тем, кто остался, страх перед будущим часто отбивал всякую охоту заводить детей. Как следствие, каждый третий житель Хемница сегодня пребывает в возрасте 60 лет или старше.

Иркутская улица пережила потрясения, связанные с введением рыночной экономики, без особых ран. В то время как в соседних жилых районах много домов было снесено, ни одна из 2400 квартир на Иркутской улице не исчезла. Наоборот, жилищное товарищество, крупнейший арендодатель в городе, снабдил все дома новыми дверями, окнами и фасадами. Их веселые цвета (зеленый, бирюзовый, желтый и розовый) принесли улице новое неофициальное название — Радужный квартал.

Люди, проживающие на Иркутской улице, очень любят ее. Им нравится это спокойное место, относительно низкая стоимость аренды и большое количество зеленых насаждений вокруг. Отсюда до центра города — десять минут езды на трамвае. Здесь есть большой продуктовый рынок, молодежный клуб, много игровых площадок для детей и большой спортивный корт.

Около года назад на Иркутской улице открылось заведение под названием «Встреча поколений», с большим зрительным залом, компьютерным кабинетом, фитнес-студией и собственной библиотекой. Цель этого заведения в том, что молодые и старые должны собираться вместе под одной крышей, учить друг друга и находить занятия по собственным интересам. Так, например, во «Встрече поколений» молодые объясняют пожилым, как пользоваться компьютером или сотовым телефоном. А один пожилой мужчина ведет здесь секцию авиамоделирования для подростков.

Переселенцы из бывших республик СССР тоже относятся к числу постоянных посетителей «Встречи поколений». Фаина Бородулина, которая приехала два года назад в Хемниц из Москвы, каждую пятницу ведет здесь занятия для детей из русскоязычных семей.

— Главная моя цель — привить навыки социальной компетенции, креативного мышления и способствовать успешной учебе детей, — говорит молодой психолог.

Здесь также предлагаются языковые курсы, чтобы дети не забывали русский язык. Ведь потомки эмигрантов, которым меньше 13 лет, по словам сотрудника «Встречи» Игоря Гервитца, уже очень скоро начинают лучше изъясняться на немецком, чем на русском.

Казус с памятником

Накануне перестройки случилась история, которая испортила дружеские связи Иркутска и Карл-Маркс-Штадта

В иркутском микрорайоне Солнечном есть проспект Маршала Жукова, когда-то называвшийся именем немецкого округа Карл-Маркс-Штадт. Здесь живут тысячи семей, отсюда идет дорога на Байкал, в поселок Листвянка, есть причал для теплоходов, уходящих на озеро. Есть школы, детские сады, поликлиники, кинотеатр «Дружба». Когда-то Солнечный был очень тесно связан дружбой с Германией. Но сейчас об этом помнят только старожилы.

Десятиклассники — за дружбу

Десятиклассники 25-й гимназии, которая находится на улице, которая раньше называлась проспектом Карл-Маркс-Штадт, знают не так уж и много о прошлом своего района:

— Карл-Маркс-Штадт — это город в Германии, — рассказывают Арина Лисицына и Вадим Павловский. — Нам родители рассказывали, что у нас здесь немцы работали, когда строился микрорайон. России и Германии нужно обязательно дружить, тем более что наш президент Путин хорошо говорит по-немецки и у него хорошие контакты с канцлером Германии.

Такого же мнения была и пожилая женщина, пенсионерка Людмила Геннадьевна, которая в этом районе живет уже больше тридцати лет:

— Я большую часть жизни здесь прожила и даже не мыслю себя в другом районе, — сказала женщина. — Я очень хорошо помню немецких студентов из ГДР, которые здесь у нас работали. Они выкладывали плитку на дорожках. Наши работали в Германии, а немцы здесь. Конечно, это было хорошо!

Квартиры здесь дорогие

Когда проспект Карл-Маркс-Штадт только начинал строиться, никто и не предполагал, что он станет одним из самых красивых и дорогих районов Иркутска. Тогда, в семидесятых годах двадцатого столетия, это была просто городская окраина. Район разместился на большом мысе, который далеко вдается в Иркутское море. На другом берегу залива — березовый лес. Здесь очень чистый воздух, всегда дует ветер с Ангары.

— Я хотел купить здесь квартиру, но не смог — дорого, — рассказывает предприниматель Алексей, который привез в школу своего сына. — Я здесь прожил восемь лет. Мне кажется, это самый экологически чистый район. В моем детстве он назывался Карл-Маркс-Штадт. Семья выросла, хотелось квартиру побольше. А нам она оказалась не по карману — пришлось купить в другом районе. Но все равно сын здесь учится, я здесь работаю... А с Германией, мне кажется, нам надо поддерживать дружеские, партнерские отношения, но только на равных правах.

К нам приезжал Вальтер Ульбрехт

Сегодня проспект назван в честь маршала Георгия Константиновича Жукова, и на самом видном месте на высоком постаменте установлен памятник ему. Ранним утром мы повстречали возле памятника маршалу двух четвероклассниц, которые с любопытством рассматривали статую всадника. К нашему сожалению, они не смогли нам рассказать ни о том, кто такой был маршал Жуков, ни кто такой Карл Маркс, хотя родились и выросли в этом районе. Скорее всего, их родители не говорят с детьми на политические темы...

История с памятником

Зато очень хорошо помнит историю с памятником Карлу Марксу иркутянин Борис Васильевич Недашковский.

— Я работал тогда заведующим отделом зарубежных связей Иркутского обкома КПСС, — вспоминает Борис Васильевич Недашковский. — Наша область поддерживала дружественные связи с Японией, Монголией, Корейской Народной Демократической Республикой, но больше всех с нами сотрудничали товарищи из ГДР, из округа Карл-Маркс-Штадт. Это были связи в сфере науки, экономики и культуры. Главная задача состояла в обмене передовыми методами работы. К нам постоянно приезжали лидеры из ГДР, а особенно из округа Карл-Маркс-Штадт, я их хорошо знал лично. Приезжали и первые лица Германии — Эрик Хонеккер и Вальтер Ульбрехт. Это были открытые люди, честные и порядочные немцы. Хорошие государственники. Они ездили в открытых автомобилях, а не так, как современные лидеры государств, — в закрытых авто с пуленепробиваемыми стеклами, боясь высунуть нос из машины.

Борис Васильевич Недашковский встречал и провожал иностранные делегации, он прекрасно помнит, что дважды в год к нам приезжали студенты из ГДР в составе студенческих строительных отрядов. Иркутские студенты ездили работать в Германию. Очень тепло и радушно принимали ансамбли из ГДР, а наши певцы и танцоры из Ангарска и Иркутска постоянно ездили в Карл-Маркс-Штадт.

На иркутских заводах устанавливались высокоточные приборы и станки из ГДР, что позволяло нашим рабочим выпускать точную технику, например, завод «Эталон» делал влагометры, приборы для космических кораблей и подводных лодок.

Все испорчено

Но в конце восьмидесятых годов произошел большой конфуз, который сказался на наших отношениях. Немцы предложили поставить на проспекте Карл-Маркс-Штадт скульптуру Карла Маркса, уменьшенную в пять раз копию работы скульптора Льва Кербеля, установленную в ГДР. Наши приняли эту идею с восторгом и определили сроки, когда памятник будет смонтирован в Иркутске.

Один немец-энтузиаст три года выращивал на своем участке в ГДР 2000 морозостойких роз. Он помещал их в специальные морозильные камеры, и эти закаленные розы могли выдерживать температуру от -5 до -10 градусов! Это было настоящее чудо...

Памятник Карлу Марксу должен был быть установлен перед Домом культуры с символичным названием «Дружба». Но сроки, в которые иркутяне взялись подготовить площадку под памятник, были очень короткими. Наши специалисты не успели этого сделать вовремя, думая, что немцы не будут торопиться. Но немцы все исполнили в назначенный срок: розы были выращены, а памятник отлит из бронзы и доставлен самолетом в Иркутск.

— Звонят мне из аэропорта, — вспоминает Борис Недашковский. — «К вам тут какой-то немец прилетел, привез розы, 2000 штук, сказал, что вы его ждали».

Немец совсем не говорил по-русски, это был рыжеватый человек средних лет, очень улыбчивый. Он ведь не знал, что высаживать розы некуда — строители не подготовили площадку! Пришлось срочно выходить из этого неловкого положения, которое пахло вообще-то международным скандалом. Розы высадили на главной площади города, перед зданием обкома КПСС.

А памятник? Что делать с ним, не знали. Грянула перестройка — полетели головы первых руководителей партии, поэтому голову Карла Маркса так и не установили, она осталась лежать на складе. А потом ее продали — она ведь была отлита из бронзы.

— Больше всего мне жаль моих друзей, — с грустью говорит Борис Васильевич Недашковский. — Я знаю, что второй секретарь СЕПГ покончил жизнь самоубийством, мой знакомый генерал из Карл-Маркс-Штадта тоже покончил с собой. Они не могли понять, за что мы их предали.

В Иркутске очень много партийных лидеров, а особенно директоров больших предприятий, тоже не пережили перестройку — умерли от инфарктов. Борис Недашковский с болью вспоминает то время.

...А простые жители постепенно привыкли к тому, что главный проспект в их районе больше не Карл-Маркс-Штадт, а проспект имени Жукова. Единственный из российских городов, с кем сейчас поддерживает партнерские отношения бывший Карл-Маркс-Штадт, а ныне Хемниц, — это Волгоград.

Метки:
baikalpress_id:  26 547