Свой памятник

Чиновники предлагают приватизировать памятники истории

Еженедельник «Пятница» неоднократно обращался к теме старых построек Иркутска. Мы рассказывали о том, что деревянные дома в исторической части города подозрительно часто горят, а на их месте тут же возникают новостройки. Писали мы и о том, что жить в исторических памятниках практически невозможно: без необходимого согласования нельзя вбить и гвоздя, а все коммуникации находятся, как правило, в критическом состоянии. Недавно чиновники предложили приватизировать такие здания.

Не все можно приватизировать

В Иркутске разговоры о приватизации исторических памятников идут давно. Эти обсуждения стали особенно активными, когда возник конфликт вокруг комплекса «Красные казармы». Спор между предпринимателями, историками и чиновниками случился из-за одного из зданий этого массивного исторического сооружения: считать ли его памятником или поскорее снести, а на этом месте построить деловой центр.

Понятно, что, если приватизацию исторических памятников в России разрешат, только в одном Иркутске это вызовет массу событий. Земля (особенно в центре города) — на вес золота. Приобрести же в собственность дом, который знает каждый иркутянин, будет и престижно, и выгодно.

Однако приватизировать можно будет не любой памятник. К примеру, нельзя купить областной краеведческий музей на Карла Маркса, 2, — это здание географического общества изначально было построено как музей. Да и государство не разрешило бы ходить в этом замке иркутскому богатею в банном халате или курить с балкончика с видом на Александра III (кстати, памятник царю также вряд ли приватизируют). А вот купить Белый дом вполне реально: если научная библиотека ИГУ переедет в современное здание, то жить в бывшей резиденции иркутских губернаторов наверняка согласились бы и нынешние градоначальники.

Историки — за

Мы спросили известных иркутских историков, как они относятся к подобным предложениям о приватизации памятников.

— Я за приватизацию исторических памятников, — говорит Владимир Тихонов, директор музея «Тальцы» — нашей визитной карточки для иностранных гостей, — потому что государство не в состоянии их содержать. Большинство же памятников истории находятся в плачевном состоянии, у государства на них попросту не хватает денег. Между прочим, это мировая тенденция — исторические памятники все чаще становятся частной собственностью и только потому получают шанс выжить.

В Иркутске (как и во всей России) все происходит с точностью до наоборот: богатые люди скупают землю под строительство в деревнях на окраинах или покупают недвижимость в новомодных коттеджных поселках. И это считается круто. А в том же Лондоне высший шик среди местной аристократии — жить, наоборот, в историческом центре города, в старинном собственном особняке с доброй историей.

— Жить и заботиться о памятнике истории на Западе так же престижно, как владеть редкой картиной, — продолжает Владимир Тихонов. — К счастью, и сегодня российский менталитет меняется в этом направлении. Растет платежеспособность населения, растет и сознательность. Я считаю, что людям с деньгами необходимо дать возможность покупать памятники истории. При современных технологиях абсолютно реально и сохранить историческую ценность, и сделать эти дома пригодными для жилья.

Что же происходит в Иркутске? Жителей исторических развалюх переселяют в Ново-Ленино, их дома сносят, и на этих местах вырастают «дворцы из шлакобетона».

— Государство могло бы помочь частному владельцу хотя бы с коммуникациями: вода, свет, — продолжает Владимир Викторович. — Все остальное частник сделает сам. И, я уверен, сделает достойно!

К тому же мировая практика давно нашла и методы контроля над частными владельцами памятников. Во Франции если новый владелец замка плохо относится к своей исторической собственности, то он через шесть лет владения может попросту потерять на него права.

Параллели с этой страной проводит и другой известный иркутский историк.

— Во Франции замки находятся как в государственной собственности, так и в частной, — рассказывает Евгений Ячменев, председатель президиума совета Иркутской региональной организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. — И у них активно развиваются оба направления: в государственных замках постоянно проходят различные программы. А для владельцев частных замков издаются даже специализированные журналы.

— Вы за приватизацию исторических памятников?

— Во всем нужно чувство меры — исторические памятники нельзя приватизировать бездумно. Должна быть создана система жестких ограничений. Облик памятника необходимо сохранить. Неверно думать, что деревянные дома исчезнут из-за старости. В Германии я был в пабе, где дубовый потолок сохранен с четырнадцатого века!

Ячменев вспоминает, как в Иркутске в 60-е годы активно развивалась школа реставраторов. В нашем городе были накоплены уникальные традиции восстановления и сохранения деревянных строений — начиная с 70-го года, когда Иркутск был признан историческим городом. Но совсем недавно были уничтожены из-за отсутствия государственного финансирования реставрационные мастерские.

— Специалистами Иркутскгражданпроекта было подсчитано, что на восстановление всего деревянного Иркутска нужна сумма в 14—19 миллиардов рублей, — продолжает Евгений Александрович. — Сегодня такие траты могут быть под силу даже одному богатею из первой десятки Forbes. Для сравнения: на реставрацию Большого театра выделено 25 милиардов рублей, причем 9 из них уже освоены. Как говорил профессор Преображенский, разруха в головах... Потому к вопросу приватизации памятников нужно подойти с особой осторожностью. Не стоит забывать, что дилетант никогда не закончит своей работы, потому что она уже была начата неправильно.

Собака на сене

Обидно, что после советских времен нам досталось поруганное наследство истории. В дореволюционные времена в Иркутске каждый богатый купец (что Трапезников, что Мыльников) считал делом чести заботиться о внешнем виде своего города. Советская система уничтожила отлаженную десятилетиями систему наблюдения за домами. Во времена уплотнения все подвальные и подсобные помещения старых домов Иркутска были закупорены, а фактически — задохнулись и сгнили.

— Я не против новодела, если он сделан грамотно и талантливо, — говорит Евгений Ячменев. — Разве знали бы мы современные Михайловское Пушкина или Тарханы Лермонтова, если бы эти имения наших великих писателей не были бы построены заново. Во всем нужно чувство меры...

Сложившаяся ситуация вокруг российских памятников истории напоминает собаку на сене. Причем эта старая больная «собака» доживает последние дни, а сено под ней регулярно горит.

Ищем хозяев для памятников

Недавно руководитель Россвязьохранкультуры (федерального ведомства, которое занимается охраной исторических памятников) Борис Боярсков заявил, что многие дома с историей в России находятся в таком состоянии, что их пора раздавать бесплатно. По словам чиновника, в нашей стране охрана и восстановление объектов истории и культуры финансируется лишь на 15 процентов.

— Привести памятники в нормальное состояние можно будет, лишь когда у них появится хозяин — финансово состоятельный, ответственно относящийся к объекту, — считает Борис Боярсков.

Загрузка...