Философ из Большой Речки

Отсидев десять лет за колючей проволокой, бывший «враг народа» Юрий Панов всю свою жизнь посвятил деревянной скульптуре

Юрий Панов попал в лагеря за дружеские шаржи в солдатских письмах, которые он отсылал на родину из армии. В сталинские 30-е годы в этом увидели поклеп на Советскую армию и Панова посадили на 10 лет. Но ремесло художника спасло его от неминуемой гибели: он и в лагере рисовал декорации к спектаклям, которые ставили заключенные, партийные лозунги, стенгазеты, плакаты и транспаранты к праздникам. Выйдя на свободу, он поселился в Большой Речке и осуществил свою давнюю мечту — стал лесником. Все свободное время лесничий посвятил деревянной скульптуре. Убежав от мира людей в мир деревьев, Юрий Панов развил свой талант и стал философом.

Юрий Андреевич Панов рисует всю свою жизнь. Из-за страсти к рисованию он и попал когда-то в лагерь. Девятнадцатилетним пареньком он служил в Новосибирском военном округе и писал оттуда письма своим школьным друзьям в родной Харьков. В письмах он пытался рассказать о своей армейской жизни не только словами, но и юмористическими рисунками и дружескими шаржами.

Один из рисунков был таким: на переднем плане стоит промерзший на ветру солдатик, за ним видны другие бедолаги, только что пришедшие с мороза в солдатский барак и греющиеся у печки-буржуйки. Внизу под рисунком стояла подпись: «А комбат им говорит: «Ну что в печку влипли?» Письма солдат проходили обязательную цензуру, поэтому «художнику» Панову влепили 10 лет лагерей за рисунки, порочащие Советскую армию.

— Так я попал в Сиблаг, — рассказывает Юрий Андреевич. — Это было страшное место, где из людей выжимали все, что только было можно.

В неполные двадцать лет Юрий Панов превратился в доходягу и инвалида. Благодаря стараниям медиков из Сиблага его перевели в Мариинский лагерь, жизнь в нем была не такая страшная. Кроме того, Панову несказанно повезло: его взяли в художественные мастерские.

— Вместо лопаты у меня оказалась в руках кисточка, — вспоминает художник, — что меня и спасло. Если бы я продолжал работать на каторжных работах, меня бы уже не было в живых, как многих моих товарищей по несчастью. Те, кто работал в Сиблаге землекопами и валили лес, погибли.

После освобождения для бывшего репрессированного дорога за 101-й километр была закрыта. Но Юрий Панов и сам не слишком рвался в города. Ему нравились богатая сибирская природа, таежный воздух, он поселился на берегу Ангары, почти в самом ее истоке, где расположен поселок Большая Речка.

Дом у Панова знатный: из сплошного лиственничного бруса, с резными наличниками. Всю мебель в доме Юрий Андреевич смастерил своими руками. Например, овальный стол из лиственницы со столешницей из полированной березы Юрий Андреевич сделал в шестидесятых годах, а смотрится он до сих пор просто великолепно. Кресла из переплетенных корней сосны и лиственницы, причудливо вырезанная деревянная решетка перед камином, да и сам камин — все дело рук хозяина дома. Наверное, поэтому в его доме какой-то свой особенный мир, напоминающий о таежных легендах и сказках. Все стены в доме увешаны картинами Юрия Андреевича, потому что он не только скульптор, но и живописец.

Работая лесником, Юрий Андреевич научился находить в корнях, корягах и даже в наростах на деревьях свои будущие скульптуры.

— Самое главное ведь не вырезать. Дерево — это не мрамор и не гранит, из него вырезать легко, — делится своими мыслями сельский скульптор. — А самое-то важное — увидеть в коряге нечто такое, что видишь только ты один, и суметь показать это людям...

Первой работой Юрия Андреевича стала деревянная шкатулка для сигарет. На ее крышке примостился Пан: он лежит, закинув ногу на ногу, и в вытянутой руке держит трубку. Шкатулка получилась не хуже, чем в магазине: блестящая, с крошечными замочками и с причудливой фигуркой.

За первой работой последовала вторая, затем третья. Многие его работы носят философский характер. Например, деревянная скульптура «Бремя страстей человеческих». Художник пытался показать, что излишества губят человека. Чрезмерное увлечение женщинами и вином, азартные игры отнимают у мужчины способность здраво рассуждать и видеть красоту. Человек, по мнению Юрия Андреевича, сам по доброй воле попадает в капканы, которые расставляет на его пути жизнь.

Есть у него романтическая работа «Наваждение» — прекрасная обнаженная женщина с длинными распущенными волосами, а над ней склонилась фигура безобразного лесного старика.

На вопрос, откуда он брал сюжеты для своих скульптур, художник ответил так:

— Во всех своих работах я пытался заложить какой-то смысл, идею... Стремился рассказать историю своего государства, как я ее понимаю.

СССР — это не только водка за 3 рубля

— Я сделал портреты своих товарищей, которые погибли в сталинских лагерях, — говорит скульптор. — Мне хочется, чтобы будущие поколения не забывали о них. Многие мои односельчане помнят о советских временах только то, что водка стоила 3 рубля и хлеб 20 копеек, а было-то всякое — и хорошее, и плохое. Надо быть объективными и не надо забывать ни о чем!

Метки:
baikalpress_id:  7 891
Загрузка...