«Мамочка, все будет хорошо»

Так успокаивает свою мать шестилетняя Настя Фиклистова, которой срочно требуется операция на сердце

Когда мы приехали в дом к Фиклистовым, там уже работали врачи скорой. Вызывали врачей бабушке: она так сильно волновалась перед приходом журналистов из «Пятницы», что у нее подскочило давление. «Мы шесть лет живем в постоянном страхе потерять ребенка, — сказала Надежда Васильевна. — На вас одна надежда!»

Настя Фиклистова, та самая девочка, ради которой мы приехали, была не по-детски собранна и серьезна. Казалось, что она все понимает. Настя родилась, как всем казалось поначалу, на редкость здоровым ребенком — четыре килограмма весом, но, когда на третий день кардиолог выслушала шумы в сердце, стало ясно, что сердце девочки едва справляется с нагрузкой.

Оказалось, что у Настеньки очень тяжелый порок сердца. Врачи поставили первую, самую высшую, категорию сложности. Вместо двух желудочков у девочки всего один «морфологически левый», как запишут в диагнозе. Поэтому все эти годы сердце ребенка работает на износ. По сути, новорожденному ребенку сразу необходимо было хирургическое вмешательство. Но такие сложные операции детям у нас не делают, к тому же на это обязательно нужно изыскивать средства из бюджета. Поэтому наши кардиологи и чиновники от здравоохранения решили не тратить напрасно государственных денег и тешили родителей надеждой, что ребенок проживет столько, сколько ему положено.

— Каждый раз, закрывая двери за Настей и бабушкой, кардиологи убеждали меня в том, что надо родить второго ребенка. Мол, ваша девочка все равно рано или поздно умрет, — рассказывает мама Насти Ольга Фиклистова. — Но я без нее не мыслю жизни!

Настя была первым ребенком, долгожданным и единственным, поэтому, вопреки всем прогнозам врачей, матери не хотелось верить в то, что ее девочка умрет. «Я спала в роддоме урывками, по двадцать минут, все время вскакивала к кроватке и прислушивалась, дышит ли моя Настя», — рассказывает Ольга.

В общем, такая ситуация длится вот уже шесть лет. Сердце ребенка пока еще компенсирует порок за счет собственных внутренних резервов, но и они уже на исходе. У ребенка стали учащаться приступы острой сердечной недостаточности. «Вы знаете, что это за ребенок? — говорит бабушка Надежда Васильевна. — Когда ей становится плохо, она вдруг делает большие глаза и начинает говорить громко-громко, уговаривая нас: «Все будет хорошо! Я не больная! Мамочка, все будет хорошо!»

Когда сердце перестает справляться с двойной нагрузкой, девочка резко бледнеет, у нее синеют ногти и губы, она сразу теряет силы и ищет куда прилечь.

Бабушка вспоминает, что Настя, едва начав ходить, не играла с обычными игрушками, как все дети. Почему-то ей нужны были только иконы. Она брала с полки изображения святых, целовала их и ходила, прижимая иконы к сердцу. А когда начала хорошо говорить, стала успокаивать маму: «Мамочка, ты не бойся, я не умру!»

Скоро подойдет время, когда ровесники Насти пойдут в первый класс. Настенька в свои шесть лет очень развитый ребенок: она бегло и с выражением читает, много стихов знает наизусть и уже начала говорить по-английски. Мама у нее работает преподавателем английского в колледже. «Я специально выбрала такую работу, чтобы полдня находиться с дочкой», — рассказывает Ольга.

И все же страх потерять ребенка не отпускает семью Фиклистовых. Когда состояние девочки начало резко ухудшаться (это случилось в январе), Ольга стала настойчиво требовать у кардиолога выписку из истории болезни, ведь без официального диагноза в очередь на операцию встать невозможно.

— Десять дней с больным ребенком я ходила к нашему детскому кардиологу за этой выпиской, — рассказывает Ольга. — Врач ни в какую не хотела мне ее давать: «Какая выписка? Почему я вам ее должна выдавать?» — делала круглые глаза детский кардиолог.

«Мне нужна эта выписка, потому что моему ребенку необходимо делать операцию!» — настаивала на своем Ольга.

— Страшно, что от таких людей зависит жизнь нашей девочки! — возмущаются Фиклистовы.

Тем не менее выписку из истории болезни Фиклистовым выдали. Но направление в Санкт-Петербург к хирургу Любомудрову, единственному в России врачу, который может сделать операцию Насте, не дали. Выписали направление только в Новосибирск и в Москву в Институт Бакулева, где нет шансов, что операция такой категории сложности будет проведена успешно. И это в неофициальных разговорах признают даже сами врачи.

«Почему я должна доверить жизнь своего ребенка людям, которым не верю? Ведь, прежде чем решиться на такой серьезный шаг, нужно сто раз взвесить все за и против», — говорит Ольга Фиклистова.

Фиклистовы связались по телефону с питерским хирургом Любомудровым, встали в очередь на операцию. Операция намечена на октябрь этого года, поэтому нужно срочно собрать недостающие деньги. Расходы на операцию составляют 500 тысяч, таких денег у Фиклистовых нет. Но это еще не все: операция на сердце Настеньке понадобится не одна, такие сложные пороки за один раз не исправляют.

— Если мы к октябрю не наберем нужной суммы, то продадим все, что у нас есть. Дочь у нас одна! — говорит Ольга Фиклистова.

Поможем Насте

Вместе с нашими читателями мы уже спасли жизнь двум безнадежно больным детям с пороками сердца: Кате Казаковой и Артему Яцуре. Давайте и на этот раз поможем ребенку. Телефон семьи Фиклистовых 31-10-50.

Реквизиты городского отделения Байкальского банка № 8586/0114

ИНН 7707083893

БИК 042520607

Кор/счет 30101810900000000607

Усл. счет 30301810718000601835

КПП 380802001

№ счета 42306810918358153488

Фиклистовой Ольге Валерьевне

Метки:
baikalpress_id:  25 659