Вам тут не куртуазно?

Иркутскую молодежь захлестнула странная мода

Иркутянам очень нравятся иностранные слова. Такое впечатление, что сегодня все только и занимаются позиционированием, посылают мэссиджи, гламурно одеваются и пиарятся. Новомодные термины укоренились и проникли даже в обиходную речь. О лингвистических казусах рассуждает корреспондент «Пятницы».

«Позиционирую — значит, существую»

У Виктора Пелевина в последнем его романе «Ампир В» есть интересный пассаж по поводу словоупотребления заемного жаргона. По его словам, терминологический камуфляж для современной молодежи является не только разновидностью маскировки, но одновременно и яркой боевой раскраской. Про маскировку трудно сказать, но насчет раскраски это точно.

Однажды моя знакомая рассказала, как дала объявление о продаже квартиры. «Звонит риелтор, судя по голосу, еще совсем молодой человек: «Вы как свою квартиру позиционируете?» — спрашивает». Она (в полном изумлении): что-что? Как вы сказали? «Ну, в смысле, какой район, какая площадь, санузел раздельный или совмещенный? Чтобы промоушен нормальный делать». Знакомая хотела послать риелтора с его позиционированием и промоушеном куда подальше, но передумала. В общем и целом речь риелтора была крайне неразвитой: неуклюжие обороты, множество слов-паразитов. Возможно, он и знает-то всего два этих слова, чтобы казаться умнее и убедительнее.

Кстати, о позиционировании. Этот сугубо рекламный термин у нас вообще употребляется и к месту, и не к месту, в отношении чего угодно и кого угодно. Изначальный смысл его давно размылся. Раньше говорили: пускать пыль в глаза, рубить понты, теперь — позиционировать. «Позиционирую — значит, существую!»

Мотивировать или манипулировать

Недавно и мне выпал случай услышать нечто подобное. Еду в маршрутке. Позади слышу, как два молодых человека оживленно обсуждают стратегии «тим билдинга» (как позже выяснилось, построение команды).

— Кто не хочет попасть под оптимизацию, — говорил один, — устроим для них брейнсторминг, потом заапрувим. Остальной стаф пусть сам за себя думает.

Все эти слова произносились с такой легкостью и органичностью, что было понятно, что им они известны чуть ли не с пеленок. Потом один из собеседников отвлекся, чтобы ответить на телефонный звонок. «О’кей, просто приаттачь к мэссиджу, — распорядился он, — и, кстати, раздай мне опцию на ресепшен».

Я не могла не обернуться, захотелось просто посмотреть, как выглядят люди, которые знают, что такое брейнсторминг и как приаттачить опцию. Ими оказались совсем еще юные пареньки лет по 19—20, не больше. Под конец один из них выдал и вовсе потрясающую фразу: «Я вчера понял, как замотивировать родителей, чтобы...» Окончание фразы, к сожалению, потонуло в вое милицейской сирены.

Я все думала: как можно мотивировать родственников и, главное, зачем? Мотивировать... Замотивировать... Мотивация... Очень популярный термин. Изначально он использовался в психологии, потом перекочевал в язык менеджеров, а оттуда — в бытовой. На мой взгляд, весьма отвратительное словечко. Очень похоже на слово «манипулировать», да и смысл у них примерно одинаковый, то есть побудить (а может быть, даже заставить) человека работать эффективно. Но не напрямую побудить и заставить, а при помощи каких-то там хитроумных стратегий, опций и преференций.

Куртуазно перманентно

В одном известном фильме герой говорит, что искусство — это окончательный вид мошенничества. Умение пользоваться языком тоже несомненное искусство. Если это так, то надо отдать должное этим юношам, они освоили искусство словоблудия с блеском. Удивляться тут нечему, потому что по большей части то, чему сейчас учат в вузах, тоже мошенничество, возведенное в ранг науки. Как вам, к примеру, такая дисциплина, как «психология брендинга» или «философия маркетинга».

Но эти юноши хотя бы знают смысл мудреных слов. Хуже всего, что эти гремучие термины проникают в повседневный язык. Многим хочется тоже выглядеть на уровне, то есть респектно, и продвинутые слова — один из самых верных способов произвести впечатление. И вот, нахватавшись модных словечек, молодые парни и девушки стараются блеснуть при случае. Не беда, что не совсем к месту, зато какой эффект! К примеру, недавно я услышала разговор двух молоденьких девушек. Говорили о каком-то новом заведении. «Такое место куртуазное, — восторженно делилась впечатлениями одна из них, — теперь туда буду перманентно ходить». Знает ли она, откуда возник этот термин — куртуазный? Сомневаюсь. А если бы знала, то наверняка десять раз подумала. Было такое поэтическое течение во французской литературе XVI века, где все строилось вокруг рыцарского обожания прекрасных дам. А перманентно — это уже и вовсе термин специфический. Перманентная революция (это изобретение Троцкого), перманентный макияж, перманентная завивка. Скорее всего, девушка имела в виду слово «периодически», но оно показалось ей слишком обыкновенным, непрестижным.

Нас просто дурачат

Раньше меня возмущало, когда в телевизионной рекламе звучали иностранные слова: хостинг, бренд, тренд, контент, анлимитед, провайдер, креативно, сэйл, релиз и т. д. Особенно нелепо их было слышать в рекламе местных фирм и магазинов, простите — бутиков. Казалось, они нас просто дурачат. Никто не знает, что такое хостинг, зато звучит круто. Но кто захочет признаться в незнании? Поэтому мы все делаем вид, что знаем. И подозреваю, что рекламщики, создающие эти ролики, тоже не знают. Потому и издеваются над нами как хотят со своими контентами и анлимитедами. Мне было очень смешно, когда я выяснила, что означает новомодное слово «шоу-рум». Я долго думала, что это комната, где показывают шоу, а оказался всего-навсего выставочный зал. Пугающее слово «эйчар», казавшееся обозначением должности секретного агента, на самом деле синоним нашего начальника отдела кадров. И так со многими модными словами. У них есть нормальные русские аналоги. Например, мэссидж — послание, апрувить — заверить, креативно — творчески, приаттачить — прикрепить, сэйл — распродажа. Но только у самого консервативного директора магазина повернется рука написать «распродажа» вместо «сэйл».

Явление экспансии иностранных слов становится всеохватным, и, что самое интересное, иркутяне даже не пытаются сопротивляться. Наоборот, мы с радостью засоряем наш язык различными, по большей части бессодержательными, словами и определениями. Может быть, это помогает нам хоть немного чувствовать себя ближе к остальному цивилизованному миру? Но вся беда в том, что цивилизованному миру наши лингвистические эксперименты совершенно не интересны.

Уважаемые читатели! Наверняка вы тоже ежедневно слышите слова, которые вам непонятны и которые вас раздражают. «Пятница» собирается опубликовать список самых отвратительных современных слов и неологизмов. Расскажите нам, какие иностранные слова и обозначения вам неприятнее всего слышать. Звоните нам по телефону 27-28-28, пишите на адрес редакции и по e-mail: friday@pressa.irk.ru.

Метки:
baikalpress_id:  25 652