Хобби как спасение

Умение вышивать не раз выручало семью из Заларинского района в тяжелых ситуациях

Наталья Проворова и ее мама Екатерина Макаровна - первые вышивальщицы в селе Троицк (Заларинский район). У них в доме вышито все: шторы на окнах, покрывала на креслах и кроватях и даже коврики под ногами. Самые яркие работы сельские мастерицы оформляют как настоящие картины - в багет и в паспарту, а потом и под стекло. Ими украшены стены огромного двухэтажного дома. Картины на разные темы - цветы, церковь над прудом, ангел с голубем. Много икон и сюжетов на библейские темы. И все же самая интересная картина - икона Серафима Саровского. Он явился Наталье Проворовой во сне.

Святой во сне

Раньше Наталья работала главным экономистом на спиртзаводе, а сейчас завод закрылся, молодая женщина работу потеряла. "Жила бы я в городе, с ума бы сошла, наверное", - говорит она. Но в селе у Натальи работа не закончилась: в хозяйстве Проворовых - две коровы, две телки, бык, семь супоросных свиней, боров и три поросенка. В придачу большой огород и сад с цветами. На все это нужны руки. Вот Наталья на пару с мамой Екатериной Макаровной все это обрабатывают. Сын, студент-третьекурсник, в городе учится, а муж Евгений деньги зарабатывает на своей машине. Так что вышивка для Натальи и ее мамы - это лишь хобби. И время на это хобби есть только зимними долгими вечерами, совсем как в старину.

- Сидим с ней молча, вышиваем, каждая о чем-то своем думает, - говорит Наталья. - Гляну на часы: батюшки мои! Полтретьего ночи! "Мама, давай уже спать", - говорю. А так бы до утра сидели да вышивали...

А однажды Наталье приснился странный сон.

- Я вроде бы и сплю, но ясно вижу комнату свою и слышу, как сын посапывает во сне, - рассказывает Наталья. - И вдруг замечаю возле кровати большого старика, совсем седого с белой бородой. Я удивилась сильно: откуда он тут взялся? И говорю ему: "Ну и что ты пришел?" А он улыбнулся так, да ко мне наклонился и сказал несколько слов о том, как от головной боли избавиться. А у меня очень сильно болит голова, так, что в жару неделями на улицу выйти не могу! Проснулась я с мыслью: "Надо мне вышить этого старичка".

Но чудеса на этом не закончились. Рассказала Наталья этот сон поутру соседкам и подружкам. "Это домовой к тебе приходил! - уверенно заявили они. - Как же иначе? Белый старик и с бородой? Ну конечно, ваш домовой!"

Каково же было удивление Натальи, когда она получила на почте журнал вышивок "Чудесные мгновения". Женщина открыла новый журнал как раз на той странице, где был нарисован старец, явившийся ей во сне. Под вышивкой стояла подпись: "Святой Серафим Саровский".

Наталья образ святого Серафима вышила, хотя не сразу и не так-то просто он ей дался.

Заразное увлечение

Теперь образ Серафима Саровского висит у Проворовых в зале. А рядом - разные иконы Божьей Матери, тоже вышитые Натальей и Екатериной Макаровной.

Как-то пришла подруга, посмотрела и сказала: "Ну, Наталья, делать тебе больше нечего! Вот я бы, например, никогда бы так не вышила!" Наталья достала канву, пяльцы, раз-два, показала, как вышивать, подружка рядом пристроилась, тоже попробовать захотела.

- У меня теперь и подружки вышивают, - с гордостью говорит Наталья. - Но за мной угнаться все равно не могут.

Сестра мужа Лена в Новосибирске живет. Увидела она как-то раз Натальину работу и сказала: "Ну, мне в жизни так не вышить!" Наталья и ее научила, теперь обмениваются картинками для вышивки.

Но и сама Наталья все время учится. У свекрови научилась вышивать шерстью, да и маму свою приобщила к этому делу. Кто бы мог подумать, какие удивительные живописные полотна получаются из овечьей шерсти!

- Вот моя свекровь умеет шерсть так покрасить, что и не знаешь, где она такие тона берет! - с восхищением и немножко даже с завистью говорит Наталья. - Я готовые покупаю красители для шерсти, но еще не научилась добиваться таких цветов и оттенков.

Зато шерстью можно огромные полотна вышивать и без всякой канвы! Ведь для вышивки крестом что самое главное? Основа, канва, по которой идут разноцветные крестики. А канва сейчас дорогая. Да и где ее столько взять? Вот и приспособились сельские вышивальщицы по тюли вышивать. Клеточки на ней уже готовые, и шерсть на тюлевую основу прекрасно ложится.

- Вот эти шторы мы с мамой шерстью вышивали, - показывает Наталья изумительные по красоте шторы. - Куда там китайским! Это же наша, ручная, работа! Вот если бы вечером посмотрели на них, при электрическом свете, вообще глаз не оторвешь!

Вышивка от смерти спасла

Екатерина Макаровна родом-то с Украины, из Винницкой области. Накануне войны, когда ее родители ехали в Сибирь, есть в дороге было совсем нечего. Мама Агафья Петровна была знатная мастерица по вышивке. Она везла с собой целое приданое трем дочкам, которые тогда под стол пешком ходили. И когда заканчивались продукты, на станции продавала какую-нибудь вышивку. Пока добрались за семь тысяч километров до Троицка, вышивки все кончились, осталась пара рушников. Только приехали в новую избу: а в ней полов нет. Агафья Петровна своих трех девок на чердак посадила, сама за работу взялась. А на следующий день началась война. Мужа Макара Моисеевича забрали на фронт, откуда он не вернулся.

- Я, когда выросла, маме говорю: а помнишь, у нас было в избе большое зеркало, - вспоминает Екатерина Макаровна. - Я в него как посмотрюсь: а у меня такое большое круглое лицо. "Это ты с голоду опухшая была, - ответила мама. - Мы все с голоду пухли".

Но вышивка не раз выручала Агафью с тремя маленькими детьми. И теперь, наверное, вышивая вечерами, Екатерина Макаровна не раз вспоминает те мамины узоры, которые их от смерти спасали.

"Как мама очки меняла"

Работа с канвой и иголкой требует не только усидчивости, но и изрядного напряжения глаз. Вышивать приходится ночами, темными зимними вечерами, да еще и при искусственном освещении. Все это глазам не на пользу. Однажды мама Натальи заметила, что плохо видеть стала: все-таки человеку уже семьдесят исполнилось, пора очки надевать. Купили очки на плюс три. Всю зиму она в них вышивала. А потом они съездили за черникой в Саяны.

- Набрала я две фляги, по тридцать восемь литров каждая, - вспоминает Екатерина Макаровна. - Так было много черники, что фляги эти трясли-трясли, а ягода все равно не уминается - с горой.

- Мы эти две фляги черники за одну зиму съели, - говорит Наталья. - И вдруг мама мне сообщает: "Все, вышивать не могу больше, ничего не вижу!" Надо в город, однако, ехать, очки менять.

Зять Женя посадил ее в машину и отвез в город. Пришла Екатерина Макаровна в "Оптику", ей измерили зрение и лишь плечами пожали. Нет чтобы сказать: у вас зрение в норме, но ведь деньги же надо зарабатывать. Продали ей очки на плюс один.

- Вроде я в этих очках маленько получше видеть стала, - сказала Екатерина Макаровна, берясь за вышивку.

А потом как-то очки отложила - глаза устали в них - и вдруг прочитала газету, которая лежала рядом. "Доча! - закричала она из комнаты. - А я ведь без очков прекрасно вижу!" И с тех пор и вышивает, и читает Екатерина Макаровна без всяких очков, и на зрение не жалуется.

Метки:
baikalpress_id:  7 757