Заларинские купцы

Семья заларинских купцов Курсановых оставила свой след в истории Иркутской губернии

Когда-то это были очень состоятельные люди, но революция разорила семейный бизнес Курсановых, разметала по миру большое родовое гнездо. Сейчас потомки заларинских купцов разбросаны по всему миру: они живут и в Иркутске, и в Москве, и в Нью-Йорке. Старинные фотографии напоминают нам о тех, кто положил начало этой сибирской династии.

Начинали с винокуренного заводика

В 1892 году в документах Заларинского архива появляется фамилия начинателя рода купцов Курсановых — Григория Васильевича Курсанова. Это первый человек из купеческого рода, который сумел подняться по сословной иерархической лестнице на довольно большую высоту: он стал совладельцем Троицкого винокуренного завода. Винокуренный завод был на реке Заларинке, на землях Холмогойского сельского общества.

У Григория Васильевича Курсанова было три сына: Иннокентий, Василий и Гавриил. Иннокентий с семьей жил и торговал в Троицке, Василий — в Холмогое, а Гавриил обосновался в Заларях.

В жизни все получилось как в русских сказках: в большой семье Курсановых младший сын оказался самым удачливым купцом. И не последнюю роль в его будущем успехе сыграла женитьба на дочери голуметского купца-миллионщика Алексея Николаевича Семенова Дарье Семеновой.

Купеческая дочь

О Дарье Алексеевне стоит сказать особо. Она получила хорошее воспитание и образование. Была статной красавицей, умной и спокойной, полной достоинства. Одного за другим она родила Гавриилу шестерых детей — четырех дочерей и двух сыновей. Ребятишек крестили в Голуметской церкви (уменьшенной копии огромного Казанского собора, который стоял на Тихвинской площади в Иркутске, а в 30-х годах был взорван варварами).

Для того чтобы дети получили хорошее начальное образование, в дом был нанят учитель из Усть-Илима, образованный молодой человек из политических, имя его не сохранилось, но известно, что он учил купеческих отпрысков читать, писать и свободно говорить по-французски, по-немецки и по-английски. Кроме учителя-гувернера в купеческом доме Гавриила и Дарьи Курсановых было много прислуги: прачки стирали и крахмалили белье, отбеливали воротнички, повара готовили лучшие кушанья по разным ресторанным рецептам, няньки и гувернантки во все глаза смотрели за детьми. Когда девочки подросли, их возили на занятия в Иркутск, в Хаминовскую женскую гимназию. А мальчиков определили в мужскую гимназию.

Семья у Гавриила Курсанова была большая и дружная. Дарья Алексеевна любила устраивать семейные праздники: Рождество, Пасху, Троицу, дни ангелов своих детей. Всегда на эти домашние гулянья собирались родственники и из курсановской заларинской родовы, и из семеновской, из Голумети. К Курсановым часто приходили сельские ребятишки из крестьянских семей поколядовать, пославить Христа да и подарочки получить на Рождество. Для детей устраивались праздники, которые любили отмечать широко, с купеческим размахом, не жалея угощения и денег. По воспоминаниям старожилки Заларей Елены Сергеевны Минеевой, она была тогда совсем ребенком, но запомнила, как Курсановы одаривали колядовщиков такими свежими и мягкими калачами, что дети их и домой не могли донести — съедали тут же, едва завернув за угол курсановской усадьбы.

Всегда на праздники Дарья Николаевна Курсанова посылала большие корзины с калачами и пирогами в тюрьму: по старому православному обычаю без тюремной милостыни у заларинских купцов не обходился ни один из двунадесятых праздников.

Торговля на Красной Горке

У Гавриила Курсанова в Заларях на Красной Горке (так называлась одна из сельских улиц) был большой магазин, где торговали мануфактурой. А вообще купец торговал всем понемногу: закупал зерно у крестьян оптом и продавал его в город, приторговывал вином и водкой, имел в общей сложности шесть магазинов в одних только Заларях.

Еще он держал лавку в селе Петухово, в Холмогое. Но лучше всего дела шли все-таки в Заларях: по железной дороге в Сибирь постоянно прибывали все новые и новые переселенцы, которым требовались товары первой необходимости. Все они могли купить у Курсановых — от спичек и керосина до одежды и гвоздей.

Видимо, поддерживали Гавриила Курсанова и тесть, купчина голуметский, и отец. Немалую роль сыграло и то, что жена его была женщина умная, расчетливая и хозяйственная. Она могла и за семьей смотреть, и мужу дельные советы давать.

Общий годовой денежный оборот у Гавриила Григорьевича Курсанова за 1910 год составил 20 000 рублей. Так с годами из обычных крестьян Гаврила Курсанов выбился в купцы. (По архивным документам он числился крестьянином Холмогойского сельского общества. Холмогой — большое старожильческое село в 20 км от Заларей.) В Залари Гаврила Григорьевич Курсанов переселился в 90-х годах XIX века и завел здесь два жилых дома и шесть магазинов в разных частях села.

Сохранились воспоминания дочери заларинского крестьянина, который был репрессирован в 1938 году и расстрелян, Галины Игнатьевны Распутиной:

— Мой отец Игнат Иванович Распутин, 1985 года рождения, был у Курсанова старшим обозным. Обоз отец набирал сам, подвод пятнадцать всегда снаряжал в город. Гаврила Курсанов им дорожил, отец работник был старательный и надежный. Бывало, домой бегом бежит: «Ой, Курсанов срочно зовет в Иркутск ехать!» А мать ему сразу пироги стряпать начинает. Ехали в город за крупой, мукой. Семья наша любила эти поездки, потому что тятя домой возвращался усталый, но радостный: бывало, рук не хватало держать курсановские гостинцы. Монпансье в длинных железных банках бренчат, а нам забавно, там же пряники еще в виде петухов, рыбок красных и белых, чай «мамане». Лучше всех заларинских купцов Курсанов рассчитывал».

Курсанов был точен и порядочен в расчетах с работниками, жалованье никому не задерживал, поэтому к нему охотно шли. Хороших работников купец поощрял подарками и гостинцами, в общении был приветлив, людская молва сохранила его образ лишенным надменности и высокомерия. (Наверное, поэтому уже после революции, когда все купеческие лавки разгромили, курсановский магазин на Красной Горке никто не тронул — купец торговал и при советской власти до тридцатых годов.)

Гавриил привез из Иркутска в Залари первую динамо-машину, и в его доме, пока единственном в этой сибирской глубинке, зажглись электрические лампы. Сохранились воспоминания односельчан Гавриила Курсанова о том, что у него была большая библиотека и что в ней можно было свободно взять почитать книги. Старожилы помнят, что «курсановские барыньки в город ездили учиться, а сын его при форме и погонах приезжал в Залари».

Из Заларей — в Кукуев переулок

Все разрушила революция. Она грянула как гром среди ясного неба, перевернув весь уклад курсановской купеческой жизни.

Усадьба Курсановых в Заларях занимала около трех гектаров. Здесь помимо купеческого дома и надворных служб были склады с товарами, размещалась огромная конюшня и даже целый конный завод. Все это у купца Гаврилы Курсанова отобрали.

В октябре 1920 года в селе Голуметь случился страшный по своей силе переворот: голуметские купцы подтянули к себе все оставшиеся от белой армии силы и устроили восстание. Кончилось тем, что всех их расстреляли. Пол в голуметской церкви был залит кровью тех, кто ее когда-то построил на свои деньги. И она простояла в запустении до девяностых годов двадцатого столетия. А организатором белого восстания был курсановский тесть, отец Дарьи Алексей Семенов.

После революции магазины почти все отобрали, усадьбу тоже изрядно потрепали. Старшие братья Курсановы разорились: один из них позже стал служить сторожем при Иркутском музыкальном театре, а другой умер в Иркутске. Судьба пощадила Гаврилу Курсанова. Может быть, потому, что его заларинские жители вспоминали только добром. Он, например, выступил, как сейчас бы сказали, спонсором Министерского училища. Оно было построено в Заларях в 1903—1904 годах, строили его всем миром, но деньги дал купец Курсанов, его же назначили почетным опекуном училища.

...Когда в тридцатых годах отобрали последний магазин, Гаврила Григорьевич переехал в Иркутск и поселился в печально известном Кукуевом переулке, недалеко от усадьбы бывшего городского головы Владимира Платоновича Сукачева, где жили все знаменитые купцы. Скончался Гаврила Григорьевич тихо и незаметно в своем доме в Иркутске. А потомки его разъехались по всему миру.

Автор благодарит директора заларинского краеведческого музея Галину Макогон за помощь в написании материала.

Усадьба Курсановых в Заларях занимала около трех гектаров. Здесь помимо купеческого дома и надворных служб были склады с товарами, размещалась огромная конюшня и даже целый конный завод.

Метки:
baikalpress_id:  26 554