Армия убила

Парень из Осинского района ушел служить с радостью, а вернулся полуживым и умер в больнице

В этот номер «Пятницы» мы готовили статью о выписке из областной больницы нашего земляка Алексея Паткина — матроса из села Русские Янгуты. Парень вернулся из армии в родную деревню в карете скорой помощи, похудевший на 52 килограмма, не узнающий близких, в полубредовом состоянии. Родным объяснили: Леша повесился на собственном ремне, но его успели вытащить из петли и откачали. Полгода матрос Паткин провел в военном госпитале, позже его комиссовали и отправили на родину, в Осинский район. Целый месяц за братом ухаживали старшие сестры: кормили с ложечки, обрабатывали ссадины, делали массаж. Казалось, дело пошло на поправку: он начал набирать вес, стал отличать родных и чужих, несколько раз улыбнулся. Однако выписки не состоялось — Алексей умер на больничной койке.

В армию — с удовольствием

Мать Алексея Паткина умерла, когда ему было 14 лет. Отец сошелся с другой женщиной. Алеша, единственный сын, младший ребенок в семье, жил то у отца, то у одной из четырех старших сестер — Оксаны.

Провожали в армию Алексея здоровым, счастливым, крепким парнем — собрались все родственники, друзья. Была на проводинах и девушка Алексея Марина. Родные рассказывают, что при росте 168 сантиметров он весил 86 килограммов. Сестры и отец говорят, что служить Алексей пошел с удовольствием — попал в морские войска, был рулевым на десантном катере. Даже поговаривал о том, что останется по контракту на сверхсрочную службу. Служил Алексей в одной из воинских частей Дальневосточного флота.

— Его привезли 17 мая, — рассказывает отец Алексея, — какой-то человек, он даже не представился никому. Только передал Лешку врачам, заехал к нам... Даже из машины выходить не хотел, его, можно сказать, вынудили выйти. Но он нам ничего объяснять не стал — сказал: «Ничего не знаю, просто сопровождал до места».

Надо сказать, когда мы общались с родственниками, чувствовалось, что они ни на секунду не сомневались, что Алексей поправится.

— Он такой крепкий был, а теперь посмотрите, во что превратился, — вздыхал отец Алексея Александр Иванович.

А ужаснуться было чему. За полгода после суицида Леша превратился в иссохшую мумию: от некогда плотного парня остались лишь скелет и желтая сухая кожа. Торчащие скулы, обтянутые суставы, глаза навыкат — как могло случиться такое, что Алексей потерял 52 килограмма?

Врач осинской больницы Вера Манхоева пояснила нам, что такая потеря веса вызвана нарушением функций мозга: кислородное голодание вызвало сбой функций всего организма.

— К тому же я думаю, что военные — люди суровые и особенно не заботились об Алексее, — высказалась Вера Алексеевна.

Доведение до самоубийства

— Он писал письма все время, ни на что не жаловался, — рассказывает отец, — обещал приехать в ноябре на побывку домой. А вместо него 15 октября мы получили извещение, что Лешка повесился.

В извещении сухим солдафонским языком была изложена суть случившегося: совершен суицид через повешение в моторном отделении, был обнаружен товарищем.

Командование части сообщало, что Алексей в тяжелом состоянии, несколько недель находился в коме. Еще чуть позже Паткиных вызвали на переговорный пункт и пригласили присутствовать на суде. Оказывается, по делу был осужден мичман катера, где служил Алексей, по статье «Доведение до самоубийства».

— Лешка писал нам, — рассказывает Лариса, жена Александра Ивановича, — что к ним на катер переводят мичмана, некоего Черкасова. Леша говорил, что он вредный — мучает срочников. Вот после того, как его перевели, все и случилось. Последнее письмо мы от него получили 15 сентября, как раз в тот день он и повесился. Но мы-то этого еще не знали — я написала письмо, ждали ответа, а в итоге получили извещение.

Через девять дней после суда Паткиным прислали копию приговора: мичману присудили выговор и 6 тысяч штрафа.

— В приговоре описано, как этот мичман мучил Лешку — заставлял сидеть на предполагаемом стуле, воздействовал физически, заставлял убираться, даже если того не требовала обстановка... Там много всего, — Лариса вытирает слезы. — Но в итоге мичман раскаялся, и его так мягко наказали!

Отец матроса, как и сестры, не верит в то, что парень сам решил свести счеты с жизнью: ухаживая за Алексеем в осинской больнице, они обнаружили на теле кроме пролежней несколько ран, похожих на ножевые.

Без языка, без памяти

— Его в больницу к нам привезли в ужасном состоянии, тяжело смотреть было на него, — говорит Оксана, сестра Алексея. — Худой, не двигался, никого почти не узнавал, а во рту все в язвах и половины языка нет — говорят, откусил, когда повесился.

По словам родственников, у Алексея были силы лишь на то, чтобы пошевелить пальцами или повернуть голову, — ни сесть, ни тем более встать после такого истощения парень не мог. Близкие говорят, что иногда у Алексея наступали моменты просветления.

— Вот он меня вроде увидит — заулыбается, — говорит отец. — А потом будто сквозь нас снова смотрит. Как проваливается куда-то.

— Мы спрашивали у него, где болит, а он показывает на шею и голову, — говорит Лариса.

— Страшно это было очень: мы пытались его кормить, а языка-то нет — он давится, аж синеет, — поясняет Оксана. — Пытается вроде что-то сказать, а получается только мычание.

Надежды не оправдались

Больше всего надежд близкие возлагали на Иркутскую областную больницу: там и оборудование лучше, и уход серьезнее. Добиться перевода сестры сумели — 16 июня за Алексеем в Осу приехала скорая, и бывшего матроса доставили в ОКБ. Спустя почти две недели Алексей умер в палате реанимации областной больницы.

За неделю до смерти мы встречались с заведующей отделением неврологии Иркутской областной больницы Натальей Ковалевой. Врач сказала, что медики будут делать все, чтобы стабилизировать состояние здоровья парня, но добиться возвращения к прежнему образу жизни Алексею уже было невозможно.

Наталья Тимофеевна сказала, что нужно надеяться на лучшее, но организм Алексея претерпел практически необратимые нарушения. Парень умер от сердечной недостаточности. Врачи не говорили родным, что у Алексея, говоря обывательским языком, каждый день медленно умирал мозг.

Суицид в армии

Только с января по май 2007 года в Российской армии 68 человек покончили жизнь самоубийством. Вот самые громкие случаи.

1) 27 марта 2007 года. В Петербурге найден повешенным курсант Санкт-Петербургского военно-морского корпуса.

2) 6 апреля 2007 года. Самоубийство солдата в Амурской области: обнаружен повешенным за пределами воинской части, дислоцированной в селе Екатеринославка.

3) 13 апреля 2007 года. В Ростове-на-Дону покончил жизнь самоубийством рядовой контрактной службы Сергей Шаповалов: выстрелил себе в подбородок из автомата.

4) 29 мая 2007 года. На Камчатке солдат-артиллерист Сергей Гончаров отлучился на учениях за пригорок и выпустил в себя автоматную очередь.

5) 14 июня 2007 года. В Петербурге повесился солдат-срочник из Тюмени, гостивший у знакомого.

6) 18 июня 2007 года. 20-летний солдат был обнаружен повешенным в сарае в поселке Туношна, Ярославской области, расположенном рядом с воинской частью.

Когда в палату к Алексею заходили люди в форме, парень начинал истошно кричать. Такая реакция на военных, уверены близкие, неслучайна. Леша успокаивался, только когда они уходили.

На доске почета

На стенде в школе, где учился Алексей, есть упоминание и о нем. Среди ветеранов Великой Отечественной есть совсем молодые парни: под заголовком «Наши служат» отмечено, что Алексей Паткин — матрос воинской части на Дальневосточном флоте.

— Алексей учился хорошо, — вспоминает Анатолий Козьмин, директор школы. — Он занимался спортом, был физически развит. Участвовал в соревнованиях. Он мог за себя постоять! Он был крепким парнем, человечным, отзывчивым.

Анатолий Алексеевич говорит, что Алексей никогда не отказывал — при необходимости на него можно было положиться.

Загрузка...