Стать балериной

Балетные идут на все ради танца, даже если они — дети

Эти дети не знают, что такое шоколадка, торт или пирожное или какой-нибудь высококалорийный молочный коктейль. Они вообще никогда не едят после шести вечера: лишние калории для них — запретная тема. У них болят мышцы и колени, в кровь стерты большие пальцы на ногах, но они никогда не жалуются. Потому что они — балетные! Журналист «Пятницы» Оксана Гордеева побывала в детской балетной студии Иркутского музыкального театра и убедилась в том, что искусство балета стоит таких жертв.

— У балетных — шахтерский труд, — говорит руководитель детской балетной студии Наталья Сергеевна Варлашова. — На сцене все выглядит легко и красиво, но никто не знает, какими трудами это достается.

Чтобы из маленькой девочки получилась со временем хорошая балерина, необходимо научиться держать плечи развернутыми, корпус прямым, при этом стоять на больших пальцах ног и лучезарно улыбаться.

— И нервы, и слезы, и ободранная кожа на пальцах ног — все это больно. Успех приходит через боль. Им приходится репетировать, преодолевая мучения и усталость, — рассказывает Наталья Сергеевна. — Смотришь иногда, ребенок сожмет зубы, слезы текут по лицу, но встает на пальцы и еще раз прогоняет танец...

И только через черный труд возникает та легкость, которую мы видим на сцене.

— Самое главное — ежедневный тренаж, — говорит Наталья Сергеевна. — Полтора часа каждый день дети получают уроки классического танца. Это обязательно. Кроме того, им нельзя кушать на ночь, ничего сладкого и мучного.

Балетные идут на все ради танца. Солистка музыкального театра Мария Стрельченко как-то рассказывала мне, как она бредила балетом. Настолько болела им, что сама маму за руку привела в Дом детского творчества, чтобы та ее записала в балетную студию. А в девять лет уехала в школу-интернат в Улан-Удэ, расставшись с семьей и подружками по двору. «Если я просыпаюсь и у меня ничего не болит, значит, я умерла», — говорит Маша. Только когда начинается тренировка, боль у балерины проходит.

«У нас постоянно болят все мышцы и суставы, а особенно колени, — призналась мне одна девушка из балетных. — И с годами боль сильнее. Не зря ведь солисты балета идут на пенсию через 20 лет, а из кордебалета — через 25». Зато балетные очень долго сохраняют тело гибким, а лицо — молодым.

Когда в конце каждого учебного года в музыкальный театр съезжаются педагоги со всей области, чтобы посмотреть показательные выступления детской балетной студии, восторгам нет конца: «Ах, какие у вас дети! И с какими данными! Вот повезло вам!» «Видели бы они, какими были эти дети два-три годы назад», — вздыхает Наталья Сергеевна.

Как-то я была на репетиции балета «Кошки» в балетном классе нашего музыкального театра и видела, как репетируют девочки. Собранные, сосредоточенные, они все — как одна натянутая струна. Один и тот же эпизод прогоняют в балетном классе по три, по четыре раза, встали в шестую позицию — и «раз, и все снова». Такую нагрузку не каждый взрослый вынесет. А в балетной студии Иркутского музыкального театра занимаются дети от трех до четырнадцати лет.

— Маленькие дети как губки все впитывают, — уверена Наталья Сергеевна. — В Нью-Йорке есть балетная студия, где детей набирают с двух лет. Но у нас нет условий, чтобы тренировать таких крошек. Мы пока не рискуем это делать, занимаемся начиная с трех лет.

Из Парижа с международного фестиваля «Роза ветров» детская студия театра привезла в этом году первую премию за композицию «Бахиана» на музыку бразильского композитора Виллабоса и «Вальс» на музыку Вальдтеффеля. Наши иркутские балерины покорили Париж. Такой отточенной манеры танца не было ни у кого из участников. И все удивились, что девочки-то были не из Большого театра, не из Мариинки, а из глубокой тмутаракани — из какого-то никому не известного сибирского города Иркутска. Но мы-то знаем, что по-другому и быть не могло...

Будущая балерина

Маше Плесовских всего 16 лет, и восемь из них она отдала балету. Учителя считают ее очень одаренной, у нее самая высокая оценка по специальности. Маша упорная и настойчивая, она всегда добивается своего. Лет с восьми она занимается танцами, а уже с 11 живет без мамы, без папы в интернате в Улан-Удэ.

— Восемь часов в день у меня занимают тренировки, — рассказывает Маша. — Вес набирать нельзя. Мой вес должен быть «рост в сантиметрах минус сто двадцать». Это значит, что после четырех мы ничего не едим, пить воду или чай без сахара можно, и не более.

На каникулах Маша, по ее словам, «отрывается по полной программе», — ест даже колбасу и пирожные, что категорически запрещено во время учебы. Маша Плесовских одна из всего курса имеет оценку «четыре с плюсом» по своей специальности, выше нет ни у кого.

— Больше всего я люблю современные танцы, но их танцевать я не могу — это не мое, — признается юная балерина. — Поэтому танцую классику.

После окончания Улан-Удэнского хореографического училища Маша мечтает уехать в Москву, поступить в Московскую хореографическую академию. Выпускники московской академии могут работать в Японии — именно там ценится русская балетная школа и пользуются бешеным спросом учителя классического балета.

Дети стали сидячими

По словам Натальи Варлашовой, дети сейчас приходят в студию музыкального театра имени Загурского с каждым годом все хуже подготовленные. «Они немузыкальные, раскоординированные, — делится своими наблюдениями Наталья Сергеевна. — С чем это связано, трудно сказать...» Может быть, с тем, что дети чаще стали просиживать целыми днями у телевизора, а может, виноват компьютер, который есть в каждом доме.

Как попасть в балетную студию

В студию берут всех детей, которые приходят. Главное — было бы желание. Ни рост, ни фигура значения не имеют. Если ребенок очень хочет танцевать в балете и, самое главное, если родители это его желание поддерживают, то все получается. Занятия в детской балетной студии идут бесплатно. И костюмы для спектаклей девочкам шьют как настоящим балеринам — совершенно бесплатно. Оплачиваются только поездки в другие города, если у театра не хватает средств. Самое дорогое в балете — это «пальцы», или пуанты. Одна пара этой обуви стоит 500—700 рублей. Ученицы за год снашивают три-четыре пары, а профессиональные балерины гораздо больше. Если роль у балерины в спектакле большая, то «пальцы» выбрасывают сразу после представления — на носках пуанты быстро рвутся, загрязняются, и использовать их второй раз уже нельзя. В Иркутске нет специализированных магазинов, поэтому пуанты привозят из Москвы и Санкт-Петербурга.

Метки:
baikalpress_id:  7 663