До пятого колена

Зачем люди тратят время на восстановление своей родословной?

Николай Филиппович Гордеев, житель забайкальского села Ундино Поселье, ушел на пенсию и собирается переехать в Иркутск, где живут все его родственники. А чтобы не утратить связи с родиной, решил выяснить, от кого пошел его род. Он пошел в архив, нашел перепись 1861 года, а в ней — фамилию своего прапрадеда, переселенца из Тобольска крестьянина Аввакума Гордеева. Он и основал в Забайкалье село Ундино Поселье. На дальнейшие поиски ушло несколько лет: Николай Филиппович кропотливо обходил всех ближних и дальних родственников, составляя древо своего рода. И ему удалось восстановить имена своих родных до пятого колена.

Мишины, Романовы и Митины

— Я искал фамилии жителей села Ундино Поселье по переписи 1861 года, — говорит Николай Филиппович. — И встретил здесь своего прапрадеда. Его звали Аввакум Гордеев, в тот год ему исполнилось ровно шестьдесят лет. У него было семеро детей, старшему сыну — восемнадцать, а младшему всего год. Вот какой был крепкий мужик!

Было у крестьянина Аввакума шестеро сыновей и одна дочь. Одного сына звали Мишей — и все его дети, а потом и внуки, и правнуки в селе стали зваться Мишины, другого звали Романом, его потомки зовутся Романовы, третьего — Дмитрием, и все поколения зовут Митиными. Вот так фамилии и появлялись на Руси. Они возникли из деревенских прозвищ. Всех родных Николая Филипповича в Ундином Поселье зовут Мишиными, потому что их прадеда звали Михаил. Только Аввакум пришел в Забайкалье из Тобольска уже со своей фамилией, он вел свой род от Гордея, вот и звался Аввакумом Гордеевым.

— А сами Гордеевы в Тобольск пришли из Рязани в поисках земли, это я выяснил совсем недавно, — рассказывает Николай Филиппович.

Гордеевы — из Рязани?

Многие односельчане недоуменно пожимали плечами, когда Гордеев расспрашивал их о родне: «А зачем это тебе? Зачем ты свое время тратишь?» Но для Николая Филипповича такого вопроса не существовало: он хотел знать все о своих далеких предках. Тем более что в Ундином Поселье треть села — Гордеевы. И бывая в командировках в Чите, Тобольске или Рязани, он искал родственников — Гордеевых.

— Вот у Аввакума было шестеро детей, — продолжает Николай Филиппович. — Его могилу на нашем кладбище я так и не нашел, наверное, крест упал, и надписи уже нет. Зато узнал, что один из сыновей Аввакума, Михаил, родил моего деда и нарек Степаном. От Степана родился Филипп, а потом уж я. У меня было пять родных сестер и братьев. Мое деревенское прозвище — Строитель, потому что я всю жизнь строительством занимаюсь, а вот мой покойный двоюродный дядя Григорий назывался в селе Охотником, а все его дети — Охотниковы, потому что Григорий ни одного дня в колхозе не работал, занимался охотничьим промыслом, бил волков и лис и на медведя не раз ходил.

Проследил Николай Филиппович и еще одну ветвь Гордеевых: у Аввакума был сын Дмитрий — и все его потомки звались поэтому Митины. От Ивана родился Иннокентий, от Иннокентия — снова Дмитрий. Так интересно, словно по кольцу, давались имена в роду Митиных. Кстати, Иннокентий Гордеев живет в Иркутске уже больше пятидесяти лет.

Бабушка Наталья Игнатьевна

Николай Филиппович со своей женой хотя и собираются переезжать в Иркутск, но пока сохраняют фамилию Гордеевых в Ундином Поселье, селе, которое основал Аввакум Гордеев и его пятеро семей, приехавших из Тобольска. Вокруг села — горы и пашни, заросли черемухи и ольхи. Николай Филиппович помнит, как их колхоз-миллионер, единственный из всех сельских хозяйств, был награжден орденом Ленина, а председатель был удостоен за заслуги перед Родиной звания «Герой Социалистического Труда». Да, гремело когда-то Ундино Поселье на всю Читинскую область!

— У нас огромные пашни были, — рассказывает Николай Филиппович. — Около сорока тысяч гектаров занимала пшеница. Урожаи бывали как на Кубани. Пять пасек было по двадцать ульев, мед не знали куда девать. Но самый большой доход колхозу приносило животноводство: несколько тысяч овец, коров, быков, лошадей...

Сейчас в Ундином Поселье настали другие времена. Нет больше пашен, пропали пасеки, вывелся скот. Люди живут только своим хозяйством. «Будем, наверно, года через три и мы в город перебираться, к детям поближе, — вздыхает Николай Филиппович. — Что мы там одни с женой остались? Если заболеем вдруг, из Иркутска не наездишься...»

Пять поколений Гордеевых жили в Ундином Поселье, а теперь разъехались по городам. Жаль, что земля останется без хозяина. Хотя как знать — может, через три года изменится государственная политика, и, наоборот, потянутся Гордеевы из Иркутска на родину Аввакума — в Ундино Поселье. После того как Николай Филиппович составил родовое древо, о многом стал задумываться. Не только о судьбе своего рода думает, но и о судьбе всех сибирских крестьян тоже. Неужели все горожанами станут?

Метки:
baikalpress_id:  26 456