Ребенок упал с девятиэтажки

Мальчик свалился с крыши в проем между двумя домами

Двадцатого июня девятилетний иркутянин Рома Лихушко играл на крыше девятиэтажного дома по улице Костычева с двумя другими мальчишками. «Он меня толкнул, и я упал. Больше я ничего не помню», — рассказывает Ромка. Сейчас он лежит на больничной койке с серьезными травмами и говорит, что больше никогда в жизни не полезет на крышу.

На бетон

На улице Костычева два соединенных девятиэтажных дома стоят в виде буквы Г: № 6 и 7. На девятом этаже одного из подъездов 6-го дома была открыта дверь на чердак. Жильцы говорят, что она постоянно открыта — там ошиваются бомжи, наркоманы и, конечно, туда лезут дети.

В прошедшую среду уже по знакомому пути трое мальчиков поднялись сюда и прошли по крышам до самого конца дома № 7. Здесь в полуметре возведена новая многоэтажка, которая уже относится к улице Лермонтова. Вот в этот-то проем с 30-метровой высоты и провалился мальчишка.

Между домами — проход с бетонной дорожкой. С двух сторон ее закрывает металлическая решетка — жильцы установили ограждение, чтобы не было прохода: чтобы мусор не закидывали, нужду не справляли. В день трагедии спиливать решетку пришлось обувному мастеру из павильона, расположенного на углу 7-го дома по Костычева, — это он услышал, как что-то бухнулось о бетон между домами.

— Я подошел к решетке — мальчик лежал на животе и стонал. Знаю, что при таких травмах трогать человека нельзя — можно навредить. Тогда я взял из мастерской ножовку по металлу, — рассказывает мужчина, — и стал ее пилить, чтобы у медиков была возможность подойти к мальчику. А потом приехали спасатели, отпилили оставшийся прут.

Те пацаны, что были с Ромой, уже спустились с крыши и с криками помчались к взрослым: «Ромка упал!» В это время мужчина из мастерской позвонил бабушке Ромки и сообщил о случившемся. Скоро приехали врачи и родители мальчика.

«Я больше не полезу на крышу»

Сейчас ребенок находится в травматологическом отделении Ивано-Матренинской детской больницы, сюда его доставили врачи с различными травмами в тяжелом состоянии. На сегодня состояние ребенка оценивается как средней тяжести, жизни мальчика ничто не угрожает.

На жесткой кровати с металлическими спинками лежит Рома Лихушко. О том, что с ним произошло, знают здесь все. Взрослые говорят, что ему очень повезло: упасть с такой высоты на бетон, цепляясь за арматуру и другие торчащие предметы, и выжить — это большая удача.

Мальчик не поднимается с постели — у него перелом позвоночника. Из видимых ран — содранные до мяса коленки, срезанные подушечки пальцев (видимо, пытался ухватиться за что-нибудь), опухшие ребра, масса синяков. Мальчик сильно переживает, видно, что ему страшно — впереди много тяжелых процедур, которые придется терпеть. Рядом постоянно находится бабушка Ольга, часто приезжают мама и отец.

— Рома, как же так случилось?

— Меня толкнули, — говорит ребенок. — Мы были там втроем, мой друг Ваня и его знакомый, я не знаю, как его зовут. Вот он меня и толкнул. Мы все время там играем, меня родители ругали, чтобы не лазил туда, а я не слушал. Я упал и больше ничего не помню.

Другие источники говорят, что мальчишки на крыше иногда развлекались, прыгая с крыши на крышу соседних домов. Скорее всего, Ромку никто специально не сталкивал, просто ребята играли, а все обернулось трагедией.

Бабушка рассказывает, что все случилось в 16.20. Ромка забегал домой около четырех часов и снова умчался во двор. Родители были на работе.

— Мне позвонили и сказали, что Рома упал, — вспоминает бабушка. — Я даже не поняла, что с дома! Думала, просто упал. А теперь неизвестно, какие последствия будут.

Когда бабушка прибежала к месту трагедии, ребенок не шевелился, но был в сознании, врачи опасались — выдержит ли сердце? К тому же от удара могли лопнуть органы.

— Я больше никогда не полезу на крышу, — говорит измученный Рома.

Виновато РЭУ?

Бабушка Ромы Ольга Николаевна Семенюк говорит, что они намерены подавать в суд на РЭУ «Приморский» за то, что чердачный люк не был закрыт.

— Как так случилось, что начальник участка не следил за тем, чтобы все было закрыто? Это же его обязанности, они же за это зарплату получают. Это халатность и безответственность. Мы это так не оставим.

— 10 лет назад дома взрывали, и тогда же всех жилищников обязали следить за тем, чтобы подвалы и чердаки были закрыты для свободного доступа, — говорит отец Романа Александр. — Видимо, уже забыли, что может из этого получиться.

Оказалось, что дом № 6 по улице Костычева, через чердак которого дети зашли на крышу, обслуживает товарищество собственников жилья «Мой дом». Мы связались с председателем ТСЖ Владимиром Тимощековым.

— А при чем здесь мы? — негодует Владимир Григорьевич? — Пусть докажут, что пацаны зашли на крышу через мой чердак, а не из 10-го или 5-го дома, по которым тоже можно пройти! Там все чердаки открыты и даже не закрываются никогда. Мало ли что дети говорят — это еще нужно доказать.

Владимир Тимощеков утверждает, что ТСЖ, председателем которого он является, постоянно следит за наличием замков на чердачных дверях: «Мы ежемесячно тратим на 22 люка 1000 рублей — покупаем замки! Куда они исчезают — я не знаю».

Председатель говорит, что накануне трагедии они проверяли все чердаки и навешивали замки.

— Все замки были. А потом, когда мальчик упал, мы проверяли, оказалось, что кое-где замков не было опять.

Владимир Григорьевич говорит, что он не отказывается от суда, но виновным себя не считает:

— Как дети оказались в подъезде? Подъезды ведь тоже закрываются! Во-вторых — почему не следили за детьми родители? Я не заставлял ребят туда лезть и прыгать на краю и не вижу здесь своей вины.

В итоге председатель ТСЖ «Мой дом» предположил, что, скорее всего, родителям Ромы откажут в суде.

Сила удара

С какой силой упал на бетон Рома, можно легко посчитать: нужно массу тела ребенка умножить на ускорение, значение которого постоянно — 9,8 м/с2. Таким образом, если мальчик весит 35 кг, сила удара была не меньше 300 килограммов!

Метки:
baikalpress_id:  25 642