Что достается мародерам

«Жить таким людям среди ворованного нормально. Память потому что короткая и избирательная», — считает доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, кандидат психологических наук Сергей Анатольевич Бышляго

Тошно и стыдно

— Есть такое выражение, Сергей Анатольевич: «После битвы поле боя достается мародерам», как раз на тему нашего сегодняшнего разговора. Вот пример: муж моей приятельницы ее просто обобрал после развода, заодно прихватил еще и маникюрный набор, упакованный в косметичку, и дамский (!) зонтик в цветочек. Это что, он на память?

— А вы знаете, можно сказать, что на память. Это покажется странным, но в большинстве случаев речь, как правило, идет не о примитивной меркантильности, жадности и подведении счетоводческого баланса совместной жизни, речь идет все-таки о таком действии, как психологический хлопок дверью. Человек, уходящий и разрывающий отношения с другим человеком, ранее близким и когда-то, несомненно, дорогим на протяжении немалого отрезка времени, где-то, как сознательно, так и бессознательно, старается усилить эффект ухода. Хотим мы этого или не хотим, но все мы актеры в пьесе под названием «Жизнь», а что за актер без декораций и реквизита? И поэтому актер, уходящий со сценической площадки одного действия жизни, в данном случае семейной жизни, уходит как не просто бы он сам уходил, но и как образ, им созданный для партнера. А вот образ как раз и складывается из предметов, с ним связанных, предметы могут быть любыми: микроволновая печь, квартира, машина, дача и прочее. А в приведенном вами примере используется уже усиление воздействия. Я исчезаю не только сам по себе и со своей аурой из твоей жизни, но пусть исчезнет еще и часть твоей сущности — в виде косметички. Вообще-то в нашем обществе говорить о чисто материальных взаимоотношениях супругов как-то странно, это скорее исключение из правила, чем правило: когда люди еще перед свадьбой заключают брачные контракты, где оговаривается каждый пункт совместного владения. Мы считаем себя выше установления и заключения каких-либо сделок, таких, где примитивно расписаны имущественные права сторон. Мы же любим! А если не любим или разлюбили, то вот тогда и пытаемся все это дело разрулить с помпой, вплоть до изъятия косметичек. Самое интересное, что дело, собственно, не в косметичке или дамском зонтике, дело в принципе, который можно было бы сформулировать следующим образом: «Пойми, милая, дорогая, когда-то неповторимая и единственная, лишаясь меня, ты лишаешься всего тебе дорогого». Мстит он ей, голубчик. Потому что ему тошно и, по большому счету, конечно же, стыдно.

Условия для побега

Светлана: «Пока мы отдыхали с дочкой на море, муж сам настоял на этом, он из дома вывез все самое ценное. Мы приехали и увидели, что пусто. А он только потом позвонил и сказал, что решил разводиться. Ладно, решил, но почему ведет себя так по-воровски?»

— Как правило, смещение всех генеральных секретарей в Советском Союзе происходило в их отсутствие, когда первые лица государства находились на отдыхе. Вот и вас, Светлана, не миновала сия чаша. А теперь, Света, надо подумать вот о чем: представляете, какой вы величины личность! Потому что боялся он сделать что-то в вашем присутствии, смотря вам в глаза, он вообще ничего не смог бы сделать в вашем присутствии. Представляете, как он вас боится и, в общем-то, конечно, уважает. Представляете, какую иерархию вы занимаете в его жизни! А теперь что? Нужно понять, Света, одно: он бы сделал это рано или поздно, просто ваш отпуск явился толчком и поводом, ваше отсутствие — оптимальные условия для побега, к которому он давно готовился. А теперь я хочу вам сказать самое главное — судя по вашему письму, этот бывший ваш муж давно, очень давно и многие годы вам просто в подметки не годился, и то, что произошло такое поспешное, как вы сказали, воровство — просто лишнее свидетельство истинной сущности этого субъекта, который обворовывает жену и собственную дочь. И теперь вам самой стоит, Света, вспомнить, что настоящим вы своего мужа знали очень давно, но закрывали глаза. Так ведь? Нет большей ценности в жизни, чем доверие, уверенность в человеке и любовь к нему. А если говорить о любви — то смог бы человек, когда-то вас любивший, вести себя подобным образом? Делайте выводы из того, что с вами случилось, из того реального, с чем пришлось столкнуться, и постарайтесь никогда больше не ошибаться в ваших избранниках. Чтобы не удивляться потом очевидному.

А мы кто?

Лариса: «Муж давно полюбил другую, а я ничего не знала, потом оказалось, что два года у него другая женщина и сейчас она беременная. И он настаивает, чтобы я делила нашу квартиру, а у нас дочь, его дочь. По закону получается все правильно, но у той женщины есть какая-то жилплощадь, пусть и маленькая, а мне мало того что за предательство его больно, а теперь он еще и дочку предал».

— Прочитал я ваше письмо, Лариса, и просто поставил себя на ваше место. Это очень обидно и горько. И даже не за имущество, а сугубо за женскую долю. Захотелось спросить — где были глаза? Ведь два года — это серьезный и большой срок, растет ребенок, а тут внезапно оказывается, что и ребенок не нужен. А теперь еще и требование бонуса за обман. Лариса, понимаю, противно, понимаю, больно, но все-таки нужно быть сильной. Если мир против нас... Что уж тут говорить о нашем весьма сомнительном судопроизводстве, которое приняло решение о размене вашей жилплощади в сторону безумца мужа. Но попробуйте все-таки взять своего бывшего за шкирку, притянуть его к себе и внимательно посмотреть в глаза, а потом спросить: «А мы кто? Кем были мы с дочерью для тебя все эти годы? Кем будешь ты, если предашь прошлую жизнь и предашь своего ребенка?»

Быть личностью

Анжела: «Мой брат разводится с женой, она ему изменяла постоянно, а сейчас еще и требует раздела имущества. Конечно, закон на ее стороне, но вот по совести — разве это правильно? Мой брат решил ей все отдать, все, что она просит. А по-моему, это несправедливо. Он из гордости это делает, а по-моему, это глупость — идти на поводу у такой непорядочной женщины. Тем более что у них нет общих детей, а ее сын всегда жил у ее родителей».

— А я, Анжела, могу только восхититься благородством вашего брата, поверьте, это совсем не массовое явление, это скорее исключение из правила. В большинстве своем мужчины поступают как раз диаметрально противоположно. Поймите, Анжела, выбор вашего брата — это выбор личности. Ведь, согласитесь, не каждый умеет мало того что с достоинством принять утрату любви, но еще и сохранить лицо. Да, я согласен, ваша бывшая невестка — не тот человек, с которым следовало бы жить и в отношении которой стоило бы так поступать при разрыве. Но сердцу не прикажешь, и решение вашего брата — более чем мужское решение, потому что каждый должен отвечать за свой когда-то сделанный выбор и за последствия этого, пусть неправильного, выбора. Поэтому, Анжела, я, конечно, не юрист и не претендую на утверждение того, что произошло, нормой закона и даже этики, но в отношении показателей личности ваш брат оказался, конечно же, на высоте. А ведь быть личностью — это судьба. Это уже выбор человека — быть личностью или быть подонком. Поэтому я бы на вашем месте, Анжела, только гордился поступком вашего брата.

Пусть подавится!

Виктория: «Мы развелись с мужем полгода назад, но он постоянно звонит и все чего-то требует, каких-то оставленных вещей. Он моему сыну, сын от первого моего брака, когда-то купил музыкальный центр, а теперь требует его отдать. Мне перед моим ребенком стыдно, что его отчим оказался таким подлым человеком, а я его не разглядела. Я сыну ничего не говорю, такой это позор на самом деле. Хотя, может, правда — отдать этот центр и забыть все, что было раньше?»

— Вообще-то, Виктория, то решение, которое приходит к нам внезапно, — это наиболее правильное решение. Да отдайте вы ему этот музыкальный центр, пусть подавится! Буквально по списку отдайте ему все, что он требует. Запишите все, что он еще не забрал, и отдайте. Будьте выше, Вика. Здесь речь идет даже не о разочаровании в вашем прежнем чувстве, речь идет о дефиците этих чувств у вашего бывшего мужа, о его личной обедненности. Отдайте все, что требует этот человек, чтобы больше никогда, я подчеркиваю, никогда, он вам не только не диктовал условия, но вообще бы не возникал на вашем горизонте — даже звуком голоса в телефонной трубке. А уж ребенку на музыкальный центр и прочее вы уж как-то заработаете: в кредит, в долг, отрывая от себя, а не от этого урода — вашего бывшего. Виктория — это победа, а не нищенка, расхлебывающая свои прежние отношения в ущерб своему ребенку.

Уходит красиво

Галина Федоровна: «Мой сын разводится с женой, переехал пока ко мне, чтоб с ней не видеться. А соседка его сказала, что бывшая невестка втихаря вывозит вещи. А сын все это зарабатывал, пока она дома сидела и нигде не работала. Они плохо жили, так что развод к лучшему, но меня возмущает ее поведение — настоящая воровка она. Говорю сыну: почему ты это терпишь? А он отвечает, что ему все равно, пусть подавится! Как же, подавится она, еще как проглотит».

— Я вас прекрасно понимаю, Галина Федоровна, но своего сына нужно не только любить, но и уважать то решение, которое он принял. Я бы таким сыном гордился, это по-настоящему сильная мужская позиция. Руки-ноги целы, голова в наличии имеется, а уж шмотки — это все наживное. Ваш сын — мудрый человек, и принцип его верен — уходя, уходи. Вот он и уходит красиво и по-мужски. Поэтому и не расстраивайтесь вы так, Галина Федоровна, все у вашего сына будет, главное, что будет любовь, вот тогда уж точно эти имущественные неприятности с действительно пустой и недостойной женщиной — все забудется навсегда. А эта бывшая — она уж точно подавится.

Трофеи поражения

— Сергей Анатольевич, а вот этим самым мародерам «конфискованное» ими добро потом не будет глаза мозолить? Все-таки жить среди ворованного...

— Нет, нет и нет. Ведь здесь включается механизм психологической защиты, вот что самое интересное. Эти люди вообще забудут, что все это добро ворованное, а наличие того или иного «предмета» будет для них свидетельством как раз правильности выбора, даже не в плане того, что вещички они «прихватили», а в плане того, что решили разорвать отношения. Вот и получается, что берут они свои сувениры, снимают свои оленьи рога со стенок — как охотничьи сувениры, а потом это все в перевернутом сознании слабого и подлого человека превращается не в признаки поражения и вины, а в охотничьи добычи и трофеи. И жить таким людям среди ворованного нормально, память потому что короткая и избирательная.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  7 579