Эсер из Слюдянки

Cегодня в гостях «Политической «Пятницы» депутат ЗС Иркутской области, руководитель Иркутского регионального отделения партии «Справедливая Россия» Андрей Кузин, который считает себя неравнодушным человеком

За людей труда

Партию «Справедливая Россия» (членов которой за аббревиатуру СР зовут эсерами) многие называют второй партией власти. По крайней мере, Владислав Сурков назвал ее второй ногой, на которую должна опираться политическая система России. Потому первый вопрос, который журналисты «Пятницы» задали Андрею Кузину, руководителю Иркутского регионального отделения партии «Справедливая Россия», был таким: «Какие у вас отношения с главной партией власти?»

— В моем понимании, «Единая Россия» — партия, которую можно назвать «Чего изволите?» — начал Андрей Аркадьевич. — Являясь гласом администрации президента, она послушно выполняет все, что ей говорят. Иногда «медведи» проявляют и свои инициативы, зачастую не совсем умные. Достаточно вспомнить историю со Знаменем Победы. К счастью, подобные их действия тут же обрывают.

— А чем вы лучше единороссов?

— Наша партия была образована слиянием трех партий: «Родина», Партия жизни и Партия пенсионеров. Мы отличались друг от друга, но у нас было и много общего. Наиболее значимые для народа идеи мы взяли в «Справедливую Россию». Например, Партия жизни в свое время выступала с демографической программой. Теперь эта идея прозвучала в послании президента, а вслед за ним ее подхватили единороссы. Нам не обидно, что так произошло: хорошо, если наши инициативы все-таки будут воплощены в жизнь. Капля камень точит... Так случилось, что в российской Госдуме есть доминирующая партия, которая имеет в ней три четверти голосов. Как говорится, ей и флаг в руки! Но лично мне обидно видеть, как эти три четверти голосов используются. Имея такое большинство — сколько можно было бы провести разумных и добрых инициатив?!

— Что главное в вашей программе?

— Мы выступаем за общество социальной справедливости. «Справедливая Россия» — социал-демократическая партия. Собираемся защищать интересы не крупного капитала (как это на деле получается у «Единой России»), а людей труда.

— Какие лично у вас отношения с председателем партии Сергеем Мироновым?

— Я давно лично знаю Сергея Михайловича. И уверен, что под его руководством у нас все получится. Мы пройдем в Госдуму, создадим в ней мощную фракцию. И через нее сможем претворять в жизнь идеи, которые сегодня мы декларируем.

«Господа, посмотритесь в зеркало!»

На парламентских выборах в российскую Госдуму «Справедливая Россия» собирается уверенно пройти 7-процентный барьер. То, что это реально, подтвердили выборы в регионах в марте этого года.

— В любой партии есть разногласия, конфликтные ситуации, особенно после объединения, — продолжает Андрей Аркадьевич. — В регионах, где конфликты были устранены и члены новой партии преодолели личные амбиции, там наши усилия были сконцентрированы, и мы получили хороший результат. А в ряде мест затянувшийся дележ портфелей повлиял на ход предвыборной борьбы. Однако 7-процентный барьер мы преодолели практически во всех регионах! Хорошие результаты были показаны в Питере и в Самаре. Я надеюсь, что в этом декабре мы не просто усилим свои позиции, а добьемся большего. Сергей Михайлович Миронов в одном из своих выступлений сказал так: «Можно бороться и за 20 процентов, но уверен, что это не предел».

— Почему вы так оптимистичны?

— Мы прекрасно понимаем, что сегодня реальных политических игроков в России осталось не так уж много. Именно на них и будет обращено основное внимание избирателей. Победят те партии, которые хотя бы на немного будут опережать конкурентов в своей предвыборной работе и которые лучше донесут свою программу.

На вопрос-прогноз о результатах парламентских выборов в нашем регионе Андрей Кузин ответил так:

— Я уверен, что в Иркутской области партия «Справедливая Россия» возьмет процент выше, чем средний по стране. Как реалист, я считаю, что на этих выборах мы возьмем второе место. Вместе с тем нам будет достаточно сложно преодолеть мощную фору, которую имеет партия «Единая Россия»: работает их финансовый и административный ресурс. Большая численность и хорошая организованность — все это у них есть, и бороться с «медведями» нам будет нелегко. Лично я в лице ЕР вижу основного нашего оппонента. У коммунистов достаточно идей, которые перекликаются с нашими. Конечно, КПРФ прежде всего считает конкурентом «Справедливую Россию». Но лично я считаю коммунистов нашими союзниками по социал-демократическим идеям.

Кузин самокритичен. Он говорит, что об Иркутском региональном отделении «Справедливой России» люди знают еще недостаточно. Зато они неплохо информированы о положении партии на федеральном уровне.

— А как вы относитесь к тому, что вас считают партией, искусственно созданной из трех других?

— Я отвергаю мысль о том, что наша «Справедливая Россия» могла быть создана в Кремле. Еще год назад я был участником многих совещаний между тремя партиями. И я точно знаю, что это не так. Другое дело, что пресса утверждает искусственность нашего союза. Но сколько людей, столько и мнений. В каждой партии свои люди, а у каждого человека — свое видение партийной работы. Ведь известно, что даже когда любящие друг друга люди вступают в брак и строят семью, то на первых порах возникает много притирок. А тут три политические силы объединились в одну! Конечно, трения в нашей партии существуют. Но их характер не политический, не принципиальный. Программы наших трех партий были друг другу очень близки. Разногласия же существуют на межличностном уровне, а не на идеологическом.

— То есть в эсерах нет ничего искусственного?

— Господин Грызлов как-то сказал, что мы — партия «пива, водки и закуски». Я бы ответил ему так: «Господа, посмотритесь в зеркало!» Помните, когда в одной их партии появились левое и правое крылья, все стали шутить — зачем «медведям» крылья? Эти «крылья» стояли в своей идеологии на диаметрально противоположных позициях: одни говорили о социализме, другие выступали чуть ли не в риторике СПС. Мы же, когда прочитали программы своих партий, поняли — они оказались очень близки. Другое дело, что Сергей Михайлович Миронов — третье лицо в государстве. Поэтому всегда возникает соблазн обвинить нас в использовании административного ресурса. Кстати, нам имя и должность Сергея Михайловича позволяют не столько использовать этот самый административный ресурс, сколько дают возможность отбиваться от этого самого административного ресурса.

— В ЕР сейчас и депутаты, и губернаторы, и бизнесмены. А есть ли в вашей партии люди такого ранга?

— В Иркутской области я знаю несколько мэров, которые высказывают нам симпатии. Член нашей партии — мэр Быстринского МО в Слюдянском районе. Среди действующих чиновников трудно найти неединороссов. Но есть чиновники, которые, по крайней мере, не вступили в эту партию. Многие из них в разговорах высказывают понимание идеологии нашей партии. Я думаю, в ближайшее время ситуация кардинально не изменится. У всех людей во власти сейчас установка только одна — «Единая Россия». Это несправедливо.

Что «национального» в поддержке врачей?

Журналисты «Пятницы» продолжали задавать вопросы:

— То есть вы не партия власти, потому что власти у вас нет?

— Конечно! У нас есть малочисленная фракция в Госдуме, есть группа сенаторов в Совете Федерации. Но всюду солирует «Единая Россия».

— Но вас, по крайней мере, показывают по телевизору, и власть вам все-таки дает возможность играть в политику.

— И правда, Кремль нам не мешает. Но в нас уже видят конкурента, и мы видим противодействие партии «Единая Россия». В то же время мы прекрасно знаем, где сидят кураторы этой партии. Знаете шутку о том, что в Кремле много башен... Так вот, определенные башни нами недовольны и пытаются дирижировать процессами вокруг нашей партии. На мой взгляд, Россия, как и многие другие государства, со временем придет к двухпартийной системе. Все задают вопрос, кто же будет этой второй партией. Я надеюсь, что это будет «Справедливая Россия».

Но я думаю, что в верхах есть и такой план: создать все-таки одну партию с монополией на власть, — продолжает Андрей Аркадьевич. — Косвенно этому свидетельствуют и изменения в избирательном законодательстве, которые были сделаны недавно. Такие изменения мешают «взлететь» нашей партии.

— Андрей Аркадьевич, но вы все-таки взлетаете с аэродрома Владимира Владимировича?

— Мы поддерживаем политику нашего президента. Я, как бывший руководитель ИРО Партии жизни, вижу, что многие идеи нашей партии, которые мы тогда предлагали на выборах, были все-таки услышаны. Мало того, теперь они внедряются в жизнь! Но я бы не стал называть это национальными проектами. Это нормальная будничная работа и правительства, и президента! Я не понимаю, что «национального» в повышении зарплаты терапевтам, если это и так должно происходить? Мы давно предлагаем увеличить зарплату врачам и учителям, ввести справедливую природную ренту. Наша партия выступает за то, чтобы экономика была инновационной и чтобы в первую очередь развивалась наукоемкая промышленность. Если наша страна так богата природными ресурсами, то почему ее жители так бедны?

Нет политволи

Андрей Аркадьевич говорит, что недавно был в Австрии. Еще со времен императрицы Марии-Терезы в этой стране существует бесплатное медицинское обслуживание. Мало того, бесплатно выдают лекарства для пенсионеров и детей. Для всех остальных любое лекарство стоит пять евро. Образование также бесплатное.

— Почему мы не живем так?

— В Австрии экономика работает честно: капитал не вывозится за рубеж. Деньги вкладываются в самое главное достояние — в людей. А наша страна 70 лет строила социализм, и мало что получилось. В то же время, оказывается, социализм строили и в других странах, причем без всякой шумихи. И почти его построили! Заметьте, в Австрии нет особенных природных ресурсов, и это маленькая страна. Слушаю недавно министра образования Фурсенко и его не понимаю: он говорит, что в СССР была очень хорошая система образования, но ее нужно менять, потому что так больше учить нельзя. Как же это так: мы реформируем систему образования, а плата за обучение все растет, бесплатные места сокращают.

Кузин считает, что в России не хватает главного — политической воли и грамотных исполнителей.

— Один из моих учителей говорил так: моя голова, как Дом советов, — я в любой момент накидаю массу отличных идей. Но кто их будет претворять в жизнь? В России очень громоздкий обюрокраченный чиновничий аппарат. Все уже знают: пока не заплатишь — дело не пойдет. А сейчас, говорят, до чего дошло: и деньги берут, и не делают. Наша страна всегда впереди планеты всей!

Бедный рад и карамельке

Журналисты «Пятницы» спросили, почему так происходит: партии вспоминают о народе только перед избирательной кампанией и начинают «электорат окучивать»:

— Есть ли тот уровень нравственности, на котором партия после выборов помнит об обязательствах перед своими избирателями? А если вы попадете в Кремль, не потеряете ли связь со своим народом?

— Думаю, Кремль мне не грозит, — засмеялся Кузин. — А этот уровень заложен внутри человека. Наш руководитель Сергей Михайлович Миронов не порвал связь с родным Питером.

— Ваша родная Слюдянка — большой транспортный узел. Интересно, как жители мирятся с тем, что через их поселок днем и ночью в Китай вывозятся природные богатства? Или мы все привыкли, что нас можно обкрадывать каждый день?

— Когда людей доводят до последней черты, то потом они, условно говоря, рады и карамельке. Пример: в районе появляется мэр со своими единомышленниками (которые приехали из других регионов страны), и начинают вырубать лес. Для этого нужны люди. Поэтому они нанимают местных жителей, которым нужна зарплата. Когда нужны деньги на жизнь, то уже не до высоких материй, правда? Образованного человека просто так не оболванишь. Со временем он все равно начнет задавать вопросы: почему я рублю этот лес и его вагонами вывозят китайцам? Почему мы не обрабатываем лес здесь? Человеку, которого довели до бедности, а потом сунули конфетку, многого не нужно. К тому же людей лишают информации: ТВ забило население разными ток-шоу, газеты дорожают. Аналитических программ почти не стало. Человек замыкается в себе, его сознание гипертрофируется.

В партию — по газете

В российскую политику Андрей Кузин пришел пять лет назад, когда ему был 41 год.

— Правда, в политике я уже был: в советские времена два года отработал в райкоме КПСС в Ленинском районе, — рассказывает гость «Политической «Пятницы». — Когда начались катаклизмы перестройки, я принял решение, что ни в какую партию больше не вступлю. И ушел работать в производственное объединение Вторчермет. Это предприятие снабжало сырьем металлургические комбинаты России. После банкротства ко мне пришли акционеры и трудовой коллектив и попросили возглавить процесс оздоровления. Не работал ни один кран, ни один метр подъездных путей. Предприятие мы тогда восстановили буквально из руин. Сейчас же Вторчермет вышел на доперестроечные объемы.

— А как вы попали в Партию жизни?

— Я прочитал в газете, что создается такая партия, рядом был ее манифест. Не знаю, что произошло тогда в моей душе. Я сам поехал в Москву, нашел эту партию, предложил свои услуги. Мы быстро нашли взаимопонимание с руководством партии, и я стал создавать в Иркутске отделение. Когда мы проводили первое собрание, на него пришло 370 человек.

На съезде партии Андрея Кузина выдвинули кандидатом в депутаты Госдумы.

— Тогда было много перипетий, и я столкнулся со всей мощью Партии жизни. С победившим тогда Сергеем Дубровиным у меня, кстати, теперь нормальные отношения. В своем родном, Слюдянском, районе я занял первое место. В Иркутске и Качуге таких показателей взять не получилось.

На выборах в ЗС Иркутской области по округу № 13 (куда входят Слюдянка, Ольхон и Иркутский сельский район) Андрей Кузин прошел со второй попытки. Летом прошлого года было объявлено об объединении трех партий: «Родина», Партия жизни и Партия пенсионеров — в партию «Справедливая Россия». Президиум «Справедливой России» рекомендовал на пост председателя Иркутского регионального отделения партии кандидатуру Андрея Кузина.

— Скажите, представители какой-нибудь из объединившихся партий протестовали против того, что региональное отделение возглавил представитель Партии жизни?

— Будем так говорить, один «пенсионер» протестовал серьезно. Мало того, руководитель ИРО Партии пенсионеров не вошел в «Справедливую Россию» и отказался вступать в партию, а актив вошел.

О личном

Андрей Кузин женат почти 20 лет. Его 19-летний сын учится на САФе.

— А он разбирается в политике?

— Думаю, мой сын более политически подкован, чем средний студент. Но много внимания политике он не уделяет. Меня радует, что ему нравится учиться.

Сам Андрей Кузин окончил авиационный факультет Иркутского политеха. Работал на авиазаводе мастером в агрегатно-сборочном цехе.

— Этот период времени прежде всего дал мне богатый опыт работы с людьми. На завод я пришел зеленым мальчишкой в 22 года, и сразу в подчинение дали около 20 человек, причем в первый же день работы. Было непросто, но сейчас, издалека, мне кажется, что я справлялся с той работой.

— Чем будете заниматься, если в России вдруг не станет партийной работы?

— Я бы, наверное, занялся бизнесом. Нескромно говорить так, но я считаю себя человеком способным. Многие вещи у меня в бизнесе получались. Сейчас часто используют слово «менеджер». Я же по старинке называю себя руководителем. Когда встречаю своих бывших подчиненных, вижу неподдельное уважение в глазах. Прежде всего нужно мыслить стратегически, думать на перспективу.

—А что вас, как вы говорите, сильно тревожит?

— Я человек неравнодушный. Когда вижу, как что-то делается неправильно, то сильно переживаю. Когда я вижу, что что-то делается намеренно, это меня еще больше выводит из себя. Конечно, я это стараюсь внешне не показывать. Публичный человек должен контролировать свои эмоции. Но внутри я всегда переживаю.

Хотим мы этого или нет, но к нам идет большая политика: 2 декабря мы выбираем новую Государственную думу, 9 марта 2008 года надо будет выбрать нового президента, после выборов президента, осенью, жители Иркутской области будут выбирать новое Законодательное собрание. Мы здесь, в редакции «Пятницы», уверены, что наши читатели — люди, живо интересующиеся политикой и политиками. Поэтому ожидаем высокого интереса к рубрике «Политическая «Пятница» — несколько часов общения с журналистами редакции заставят любого самого «закрытого» человека показать то, что скрыто.

Интересный вопрос

— Андрей Аркадьевич, а что сделали лично вы за время, проведенное в политике?

— Я ожидал этого вопроса и думал, как лучше ответить... И не стал вспоминать законопроекты, которые мы или поддержали, или с которыми выступили в ЗС Иркутской области, благодаря которым что-то сдвинулось с места. Одной из главных заслуг я считаю то, что заказчика убийства депутата Слюдянской районной думы Александра Бабученко посадили в СИЗО и ведется следствие. Насколько я знаю, доказательства такие мощные, что бывший мэр Слюдянского района Василий Сайков теперь вряд ли открутится. В этом есть небольшая, но моя заслуга. Поскольку мною был подготовлен депутатский запрос с просьбой выявить виновных в совершении убийства депутата Слюдянской районной думы Александра Бабученко и привлечь к этому лучшие силы прокуратуры области. Я горжусь тем, что Слюдянский район мы избавили от действий этого человека.

Метки:
baikalpress_id:  25 636