Немец и наш мусор

В Германии нашли средства на очистку острова Ольхон от бытовых отходов

Профессор университета Дуисбург-Эссен (земля Северный Рейн — Вестфалия), доктор Ян-Дирк Хербель в мае в течение нескольких дней изучал мусорные свалки на Ольхоне. Это уже второй визит немецкого ученого в регион. Первый раз профессор побывал в Ольхонском районе в октябре прошлого года. Сферой его интереса также были стихийные мусорные свалки на острове.

Зачем Германии головная боль русских?

Как очистить остров Ольхон от стихийных свалок? Непростую задачу поставили перед собой участники российско-германского пилотного проекта. Возглавляет проект профессор университета Дуисбург-Эссен, доктор Ян-Дирк Хербель.

Конечно, профессор Хербель не единственный, кого волнует проблема загрязнения уникального острова на Байкале. Поворчать по поводу мусорных свалок может любой турист, посетивший Ольхон. Но у кого из ворчунов дело идет дальше слов? В лучшем случае приезжие уберут отходы после себя.

Не один раз вопросы загрязнения острова поднимались различными общественными, в том числе и экологическими, организациями. Но пройтись уборочным рейдом по берегу — это не значит решить проблему в корне. Принципиальное решение мусорного вопроса возможно только при наличии немалых финансовых средств. Такие средства нашлись в Германии. Ближе их не оказалось.

— Господин профессор, как немецкие налогоплательщики относятся к тому, что их деньги направляются не на решение внутренних проблем страны, а в далекую Сибирь? — поинтересовалась я у немецкого ученого. — Или в Германии все экологические проблемы уже давно решены?

— В Германии еще есть экологические проблемы. Но мы очень плотно работаем над ними уже в течение сорока лет. К примеру, университет Дуисбурга, где я работаю заведующим кафедрой управления отходами, находится на Рейне. Сорок лет назад Рейн был мертвой рекой, но теперь немцы гордятся тем, что в нем снова плавает красная рыба. За последние годы в Германии накоплен большой опыт по решению экологических проблем. У немцев есть поговорка — думать глобально, действовать локально. Мы живет в тесном мире, где все взаимосвязано. И если мы в состоянии помочь решить какую-то, пусть небольшую, проблему в другой стране, мы всегда пойдем на это. Проект должен быть эффективным и устойчивым. Главное, чтобы через два года, когда закончится финансирование, работа продолжалась и был позитивный результат.

Кстати, сама постановка вопроса «Зачем помогать кому-то, если можно оставить деньги себе?» несколько озадачила профессора. Для него, как специалиста в достаточно узкой сфере, в таком ракурсе вопрос в принципе не стоит.

«Мусор везде»

«Мусор везде, его даже не нужно искать» — такой нелицеприятный вывод сделал профессор, дважды побывав на Ольхоне. Немца поразило, что русские прячут мусор в лесу. «Наверное, они не знают, куда его девать», — попытался как-то объяснить увиденное доктор Хербель.

Девать мусор действительно некуда — на острове нет ни одного санкционированного полигона твердых бытовых отходов. Мусорные баки тоже встретишь далеко не на каждом шагу.

— Острову жизненно необходима организация современной концепции утилизации твердых бытовых отходов, — считает немецкий коллега. — Без этого Ольхон из объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО превратится в еще один замусоренный уголок планеты. Мое глубокое убеждение, что на самом Ольхоне таких полигонов не должно быть. И русские, и европейские туристы не видят здесь организованной инфраструктуры по вывозу мусора с острова. Если ее не создать сейчас, наступит конец туристической привлекательности Ольхона. Если бы в свое время в Европе не были приняты аналогичные экстренные меры, многие районы навсегда потеряли бы туристов.

Но не стоит думать, что совместный проект лежит только на немецких плечах. Иркутскими специалистами разрабатывается проект полигона захоронения твердых бытовых отходов в местности Имел-Кутул, Ольхонского района. Для полного счастья необходимо решить два основных момента — спроектировать сам полигон и разработать транспортную схему доставки мусора с острова на материк.

— У меня имеется большой опыт работы в этой сфере, и мне хотелось бы внести корректировки еще на стадии проектных работ, — предлагает профессор. — Это позволит избежать тех ошибок, которые мы делали в Европе несколько лет назад.

«Продвинутый» вариант свалки предполагает организацию полигона для временного захоронения мусора. Обязательное условие — сортировка отходов. Хотя бы самая примитивная — в отдельных картах (большие емкости в земле для хранения отходов. — Авт.) собираются пластик, бумага и картон, стекло, алюминиевые и жестяные банки. По мнению немецкого ученого, это работа на перспективу. Когда-нибудь и у нас получит развитие вторичная переработка сырья. Во всяком случае, профессор на это надеется.

Во всем виноваты дикари?

— Профессор, многие в загрязнении острова винят диких туристов, приезжающих летом на остров. Есть даже призывы ограничить их поток и впускать на Ольхон только путешествующих по турпутевкам...

— Мне сейчас тяжело сказать, будет ли от этого запрета какая-то польза. Но я считаю, что было бы разумнее создать правила пребывания туристов на Ольхоне и, главное, организовать четкую инфраструктуру обслуживания туристов. Сейчас никто не несет ответственности за те безобразия и вандализм, которые творятся на острове.

Профессор с интересом узнал о мнении одного из региональных экологов, который считает, что мусорные полигоны могут покупать отходы у населения. Речь идет о самых проблемных в плане вывоза мусора территориях — гаражных и дачных кооперативах, а также частном секторе. Чем ежегодно из муниципальной казны тратить деньги на очистку пригорода и ликвидацию стихийных свалок, не проще ли покупать мусор?

— Думаю, что для России это интересная идея, — оценил профессор. — Нет, для Германии это в принципе невозможно! Не только предприятия, но и все граждане исправно платят за вывоз и переработку мусора. Стихийная свалка — это криминал, за это очень строго наказывают!

Кстати, «мусорные» налоги для частных лиц в Германии не маленькие. Если на территории, где проживает семья из четырех человек, есть мусороперерабатывающий завод, то годовая оплата составляет 900 евро. Если такого завода нет, а есть простой полигон, бюджет семьи ежегодно уменьшается на 300 евро.

Зачем немцам наш мусор

Программа «Консультативная помощь» является проектом Федерального министерства окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов (Германия). Программа (ей всего четыре года) направлена на содействие бывшим соцстранам — России, Польше, Латвии, Украине... По программе «Консультативной помощи» похожие проблемы были решены в Калуге и Калининградской области. В Ольхонском районе программа начала работу в 2006 году. В течение двух лет пути решения проблемы будут искать ученые университета Дуисбург-Эссен, а также представители Департамента управления отходами (Германия), администрации Иркутской области, администрации Ольхонского района, Иркутского государственного технического университета и общественной организации «Байкальская экологическая волна».

Игры в мусор

Про немца Ян-Дирка Хербеля можно сказать, что он сделал карьеру на отходах. Бывший радиохимимк в 1977 году защитил диссертацию. В 1979 году стал заведующим лабораторией Центра по утилизации особо опасных отходов в Мюнхене, одного из самых крупных в Германии. С 1993 года — заведующий кафедрой управления отходами университета Дуисбург-Эссен.

Метки:
Загрузка...