Недоступное жилье

Споры, резкие выступления и нелицеприятная критика — так выглядела полуторачасовая дискуссия на заседании комиссии по контрольной деятельности Законодательного собрания

Камнем преткновения стал приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье — гражданам России». Вернее, даже не сам проект (его необходимость не вызывает никаких сомнений), а то, как он реализуется в Иркутской области. Заключение аудиторов, занимавшихся проверкой реализации нацпроекта и использования средств, выделенных в 2006 году, неутешительно — множество нарушений и большие сомнения в том, что в ближайшее время можно будет выполнить задачи, которые ставит перед нами Федерация.

— Кинулись в воду, не зная броду, — жесткую характеристику реализации нацпроекта дал заместитель председателя Контрольно-счетной палаты Вячеслав Дормидонов. — Что мы имеем на сегодняшний день? Стройиндустрия в области практически развалена. Те стройматериалы, которые еще выпускаются, в основном низкого качества. Спрос на квартиры постоянно растет, а темпы ввода жилья оставляют желать лучшего. При таком резком росте стоимости жилья, который мы наблюдаем в Иркутске, говорить о его доступности крайне сложно.

Это уже вторая аудиторская проверка реализации нацпроекта. Первая проводилась в июле прошлого года. По мнению депутатов, никакого качественного изменения в лучшую сторону за это время не произошло.

— Я вообще считаю, что этот разговор похож на пустозвонство! — еще не остыв от дискуссии, комментирует член комиссии, депутат ЗС, член областного комитета КПРФ, почетный гражданин Иркутской области Илья Сумароков. — Насколько комфортно строящееся у нас жилье и кому оно доступно? В Иркутске цена скромной квартиры доходит до трех миллионов рублей. Такие траты могут себе позволить не более пяти процентов жителей области. Или не более десяти, с учетом возможности ипотечного кредитования. Национальная программа должна решить проблему жилья как минимум у половины нуждающихся в нем. Как можно назвать проект национальным, приоритетным, если его решение растянется на десятилетия? Разве так решаются национальные проблемы?! Я считаю, что при существующем финансировании этот вопрос останется болезненным еще долгие годы. Мы строим жилья в несколько раз меньше, чем 20 лет назад. Громкие слова «приоритетный национальный проект» на деле означают увеличение за последний год ввода жилья лишь на 10,3%. Триста тысяч квадратных метров в год по всей области — это топтание на месте! Ситуация усугубляется еще и тем, что из-за проблемы кадров и дефицита или полного отсутствия местных стройматериалов регион не имеет собственной базы для реализации масштабных проектов.

— Может, стоит на эту проблему посмотреть с другой стороны: это не жилье дорогое, а доходы у нас низкие...

— Правильно. Если бы наши старики получали пенсию как в Люксембурге, по три тысячи евро в месяц, тогда бы могли себе позволить приобретение любой квартиры. Но у нас по области средняя зарплата по итогам 2006 года — 11,1 тысячи рублей. Абсолютное большинство жителей получает значительно меньше. Тогда так и надо писать в программе — доступное жилье для небольшой категории граждан.

— По-вашему выходит, что нацпроект носит популистский характер?..

— Да. Поскольку для абсолютного большинства он не приемлем и работает на единицы обеспеченных граждан. Так им и не надо никакого нацпроекта, чтобы купить лишнюю квартиру! Но если господа в правительстве объявили программу национальной и приоритетной, так давайте работать прежде всего над тем, чтобы жилье было дешевым. Панельного домостроения, которое обеспечивало застройку целых микрорайонов, почти не существует. В период застоя в строительной отрасли мы растеряли квалифицированные кадры. Когда-то у нас были классные каменщики. А сейчас самый лучший каменщик из тех, что мы имеем в строительстве, — это иностранный рабочий без специального образования и знания русского языка. В каждой отрасли должны быть свои асы. А с низкой квалификацией качественной продукции добиться невозможно.

— А какие меры вы предложили бы для решения этой проблемы?

— Давно все сказано о том, что необходимо восстанавливать домостроительные комбинаты, решать проблему создания строительной базы. Только тогда можно с уверенностью говорить о миллионе квадратных метров жилья в год для нашей области. Именно на это нужно ориентироваться, а не на гастарбайтеров.

— Обсуждалась ли на заседании комиссии проблема долгостроя или упор делался только на новостройки?

— Да, мы это обсуждали. Цена вопроса — миллион квадратных метров по области. Но эта цифра не говорит о том, что жилье будет введено уже в этом году. Незавершенное строительство — это комплексная проблема, и дело здесь не только в финансах. Например, в Белореченском 15 лет стоит бетонная коробка, и никто не собирается этот дом достраивать. Половина жилья на Среднем стоит без окон. Я считаю, что в первую очередь необходимо оценить целесообразность этих объектов — стоит ли в принципе вкладывать в них средства. Но пока эти разговоры никак не укладываются в национальную программу о доступном и комфортном жилье. Сейчас она представляет собой только доброе пожелание на будущее.

Итогом заседания комиссии стала рекомендация администрации Иркутской области провести анализ мощностей строительных предприятий региона, а также усилить работу с муниципальными образованиями по привлечению их к реализации этого национального проекта. Департаменту градостроительной деятельности и дорожного хозяйства Иркутской области в очередной раз указано на недопустимость случаев нецелевого и неэффективного использования бюджетных средств.

Власти кормят нас ложью

Сергей Левченко, председатель комиссии по контрольной деятельности Законодательного собрания Иркутской области, первый секретарь Иркутского обкома КПРФ:

— Я оцениваю эти национальные проекты как предвыборную шумиху. Мы хорошо помним законы о ветеранах, которые появлялись перед выборами, а потом не выполнялись. Помним, как организовывались слеты строителей и принимались программы увеличения строительства жилья. Но все осталось на том же уровне, как и 15 лет назад. Из национального проекта о доступном жилье видно, что увеличение строительства не происходит. Мало того, темпы снижаются. В 2005 году рост строительства составил 13%, в 2006-м — только 10%. То же самое и по другим направлениям национальных проектов. Например, здравоохранение. Прекрасный проект, но за прошлый год уменьшились такие показатели, как количество врачей и больничных коек. Есть национальный проект по развитию сельского хозяйства. Эта отрасль значительно сократила объемы производства. Вот и нацпроект! А шумихи вокруг этого и средств израсходовано столько, что было бы лучше, если бы их действительно направляли на развитие сельского хозяйства.

С другой стороны, я понимаю, что власть ничего радикального и серьезного в принципе создать не сможет. В том числе ничего серьезного не предложит и правящая партия, которая обслуживает сегодня власть и рядится в разные одежды, особенно перед выборами. У нас, как и по всей России, продолжает вымирать население — в прошлом году оно уменьшилось на 7,5 тысячи человек. Опять мы приросли по количеству беспризорников, на том же уровне осталось количество людей, находящихся за чертой бедности. При этом резервные и валютные фонды трещат по швам. Избиратели сами, наконец, проанализировав все это, поймут и оценят, сколько лет им врет сегодняшняя власть. И сделают правильный выбор. А мы им в этом будем помогать.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments