Последняя рыбалка

В заливе на Братском море убиты и сожжены четверо местных рыбаков

Кровавое убийство было совершено в ночь с 13 на 14 мая этого года на берегу Братского водохранилища. Залив Суробцево, где разыгралась трагедия, находится в тридцати километрах от поселка Кежма, Братского района. Обугленные кости четырех человек были найдены на пепелище дотла сгоревшего зимовья. Убийство по своей жестокости превосходило все, когда-либо совершенные в этом районе. Следствие показало, что кежменские рыбаки были убиты своими же односельчанами. Мотив убийства, как пишут в уголовных хрониках, — личная неприязнь. Ну а причина настоящая — трехдневная пьянка. Убийцами оказались двое двадцатилетних парней из благополучных семей. Убийцы даже и не пытались бежать: они спокойно отсыпались дома и до последнего делали вид, что все произошедшее их не касается.

Осталась только рыба

Когда оперативники прибыли на место убийства, их поразила открывшаяся картина. Своей жутью это пепелище напоминало сюжеты из фильмов Хичкока. По иронии судьбы, так жестоко обошедшейся с четырьмя рыбаками из Кежмы, от зимовья осталась только... рыба. Улов, который рыбаки должны были передать в руки предпринимателю, по заказу которого они вели лов, сгорел не полностью. Щука, лещи и окуни — вот и все, что напоминало теперь о зимовье и его обитателях.

— Это место глухое, — рассказывает Ринат Альфридович Кильдияров, старший следователь прокуратуры Братского района. — Дремучая тайга. Недалеко от места убийства мы видели следы медведя, который разорил муравейник. А дорога здесь только одна, проселочная, она проходит далеко от зимовья, и предпринимателю каждый раз нужно было оставлять машину и пробираться к нему пешком.

Мужчина, увозивший рыбу в город, приезжал к рыбакам раз в три-четыре дня, ведь рыба — продукт скоропортящийся. Хотя деревенские мужики умели хранить рыбу: они ее держали в глубокой яме со льдом, но все-таки чем ближе к лету, тем чаще нужно было забирать улов. В этот день предприниматель, подойдя к зимовью, увидел жуткую картину. Черное пожарище — ни зимовья, ни рыбаков. Он сразу понял, что произошло убийство, потому что на пепелище были обгорелые человеческие кости. Кусты вокруг сломаны, на листьях и на земле виднелась запекшаяся кровь. Предприниматель бросился к своей машине и срочно позвонил в Кежму. Уже через час на месте преступления работали оперативники.

Илья пытался бежать

Кежма — один из самых благополучных поселков в Братском районе. Через него проходит железная дорога, поэтому большинство жителей работает на ВСЖД. Мужское население перебивается также охотой и рыбалкой. Четыре тысячи жителей поселка — люди небедные, безработицы как таковой нет, да и в тайге подработать всегда есть где. Вот и будущие убийцы — двое двадцатилетних парней решили подзаработать и направились в зимовье в залив Суробцево.

Они прекрасно знали, что там уже живут кежемские рыбаки, которые ловили щук и лещей на двух лодках: одна была резиновая на веслах, а другая — деревянная плоскодонка.

Рыбаки встретили своих односельчан в пятницу, 11 мая, с распростертыми объятиями. Те привезли водку, а водка у рыбаков ценилась дороже денег. Пили три дня, потом повздорили. По словам подозреваемых, они тоже хотели порыбачить в заливе Суробцево. Рыбаки не поделили лодки и рыбу, а в выражениях хозяева зимовья не стеснялись — сказывалось количество выпитого. Видимо, убийцам показалось жаль потраченных на водку денег, и они решили расправиться с обидчиками. Все продумали до мелочей: первым убили самого старого — 60-летнего Карнаухова. Самый молодой, Илья Дудкин, тут же выскочил за дверь и побежал в тайгу. Преступники выстрелили ему в спину. Тело убийцы тащили по земле, ломая кусты и оставляя широкий кровавый след.

Ревягина и Антропова тоже убили не сразу, не с первого выстрела. Это доказывают несколько гильз от охотничьего ружья, которые валялись тут же, вокруг зимовья. Стаскав в зимовье все трупы, они уложили их на полу, накрыли хворостом и подожгли. Хотя никаких горючих материалов у кежемских рыбаков не было (лодки у них были обычные — весельные), сухое строение загорелось сразу, как спичечный коробок. На руку убийцам была и погода: несколько дней над заливом Суробцево ходили тучи, но дождя не было, а сухостой в тайге найти не проблема. Через час от зимовья и рыбаков почти ничего не осталось.

Как ни в чем не бывало

Уверенные в своей полной безнаказанности (их ведь никто в тайге не видел, кроме убитых), двое убийц появились в Кежме в воскресенье. Они вели себя так, как будто ничего не произошло: отмылись, поели и легли спать. Матерям сказали, что ничего не поймали — клева не было. У обоих преступников очень приличные и уважаемые в Кежме родители. Когда в дом нагрянула милиция, матери до конца не верили, что их детей можно в чем-то подозревать. А тем более — в таком зверском убийстве. Мать одного из убийц, вся в слезах, говорила оперативникам:

— Как мне теперь на улицу показаться? Как же я людям в глаза смотреть буду?

Самое страшное для родственников убитых рыбаков уже произошло — родных людей не вернуть. Но и похоронить их они не могут — сначала прокуратура должна произвести геномную экспертизу, чтобы идентифицировать останки. Сейчас на месте работает прокурор-криминалист. Для судебно-медицинской экспертизы останки будут направлены в Иркутск. Геномная экспертиза — самая сложная, она занимает много времени. Скорее всего, она будет длиться около года. И только после этого все, что осталось от кежемских рыбаков, так нелепо погибших от рук односельчан, будет предано земле.

Самому старшему из убитых, рыбаку Карнаухову, в следующем году исполнилось бы шестьдесят лет. Двое его дочерей уже замужем, у них свои семьи. Дома его ждала жена. У другого убитого, Антропова, 1968 года рождения, остались 17-летний сын, жена и мать. У Ревягина, 1971 года рождения, в Кежме жила бывшая жена с двумя маленькими детьми, на которых он исправно платил алименты. Один только рыбак был не из поселка, а из Братска. Илье Дудкину было около двадцати лет, он был ровесником своих убийц. А в Кежме у него жила мама.

Сколько дадут убийцам

Убийцы очень тщательно пытались замести следы, но в конце концов поняли, что запираться бесполезно, и стали давать показания. Сейчас они находятся в следственном изоляторе в поселке Чекановском и ждут приговора.

Преступление расценивается как особо тяжкое. Месяцев 6—8 делом будет заниматься прокуратура. Преступникам грозит до двадцати лет тюрьмы. Им предъявлено обвинение по статье «Убийство двух и более лиц с особой жестокостью». Уголовное дело находится под личным контролем прокурора Иркутской области.

Метки:
baikalpress_id:  26 432