Барби — не для нас

Иркутянка делает кукол, которые благотворно влияют на душу

Год назад «Пятница» рассказывала о Марии Тихоновой и об изготовленных ее руками куклах героев картин русских передвижников. Этой коллекцией во время посещения музея «Тальцы» восхищалась даже Наина Ельцина. Только что Мария закончила работу над новым проектом. Она вылепила маленьких героев «Азбуки» Толстого — крестьянских детей. «Я думаю, что наши дети могут и должны воспитываться на таких, русских, куклах, — убеждена мастерица. — Кукла Барби — это не наш менталитет...»

У Марии Тихоновой все взаправду: шьет она портки и крестьянские сарафаны по старинным выкройкам. Ничего выдуманного, ничего случайного в ее работах не бывает.

Есть в «Азбуке» у Толстого рассказ про девочку Грушу, у которой не было куклы. «Она взяла сена, свила из сена себе жгут, и это была ее кукла», — рассказывает писатель.

— Раз не было у Груши куклы, я сделала ее такую несчастную-разнесчастную, — вспоминает Мария Тихонова. — А куклу ей из сена свила настоящую, чтобы Груша все же утешилась.

Очень интересная композиция вышла у Марии по рассказу о двух девочках, которые шли по грибы через железную дорогу. Одна девочка «побежала назад через рельсы, споткнулась, выронила грибы и стала подбирать их». И грибы, и рельсы, и корзинка — все вылеплено с таким мастерством! А самое главное — глаза девочки получились по-настоящему испуганными.

...А Филипок из одноименного рассказа вышел задорным мальчуганом, как и написано у Толстого. «Кто же тебя учил читать?» Филипок осмелился и сказал: «Костюшка. Я бедовый, я сразу все понял. Я страсть какой ловкий!» Стоит мальчуган, выдвинув одну ногу вперед, в валенках, в шубе, которая сшита по выкройке и даже со всеми выточками.

— Эту шубу моя дочка Таня совсем не хотела отдавать, — смеется Маша. — Я ее еле уговорила. Она уж совсем было на своих кукол ее приспособила.

А лицо у Филипка настоящее: Маша вылепила его по детской фотографии своего мужа, отца Тани.

В жизни самой Маши Тихоновой иногда случаются истории, очень похожие на рассказы из «Азбуки». К примеру, свою дочку она с трех лет шить научила: очень уж девочке самой хотелось иголку в руках подержать. И мама не испугалась, что она уколет себе палец или проглотит какую-нибудь мелкую пуговицу. Поручила она Тане бисер нанизывать на нитку. Так и работали вместе рядышком: мама и дочка. А Таня полюбила еще мешочки из разных лоскутков шить.

— Когда мы в школу пришли учиться, — рассказывает Маша, — оказалось, что у моей дочки самый лучший почерк в классе. Учительница нам потом объяснила, что, нанизывая бисер и вышивая мешочки, Таня развивала мелкую моторику. А я об этом и не догадывалась.

Маша про это и рассказ у Толстого нашла «Как тетушка рассказывала о том, как она выучилась шить» и сделала обеих героинь — и маму, и дочку, сидящую у нее на коленях с иголкой и красным лоскутком.

Восьмилетняя Таня Тихонова не только перечитала все рассказы для «Азбуки» Льва Толстого, но и помогает теперь маме делать кукол. Например, она сделала все бусы дедовой внучки из толстовского рассказа: «Деду скучно было дома, пришла внучка, спела песню». Внучка у Маши Тихоновой получилась озорная, в красном сарафане, а дедушка — старенький, корзинку плетет, а сам внучкину песню слушает.

— Я люблю делать кукол умилительных, детей да стариков, — призналась мастерица. — Они всегда добрые получаются, душевные. Ведь куклу должно быть приятно в руки брать, она наводит на размышления, будит какие-то воспоминания... И мне хочется всегда, чтобы мои куклы вызывали положительные эмоции, я никогда негатив в своих игрушках не проповедую.

Хочется верить, что в России скоро пройдет мода на человеков-пауков, биороботов и монстров. И взрослые мамы и папы станут искать для своих детей игрушки, способные воспитывать душу, а не калечить ее.

Метки:
baikalpress_id:  7 526