Поджигатель наказан

23 года будет сидеть в тюрьме иркутянин Игорь Попов, который поджег квартиру, убив таким образом четырех человек

Зимой 2003 года весь Иркутск был потрясен жуткой трагедией в Первомайском. Еженедельник «Пятница» тоже не раз рассказывал об этой истории. Преступник налил бензин в дверной глазок и поджег дверь квартиры, в которой находились четверо человек — двое из которых малолетние дети. Все они погибли. Родственникам погибших почти пять долгих лет пришлось ждать возмездия для убийцы.

Охваченный жаждой мщения

Напомним, что поводом к трагедии стал обычный бытовой конфликт, разыгравшийся в торговом павильоне в микрорайоне Первомайском между Владимиром Поповым, отцом будущего убийцы, и будущими жертвами — Александром и Светланой Серебряковыми. Попов-старший позвонил своему сыну Игорю, мол, приезжай на подмогу. Игорь не замедлил с приездом. Отец показал, в какую сторону ушли его обидчики.

Младший Попов каким-то образом вычислил адрес Серебряковых. Их квартира находилась на пятом этаже дома № 117. Затем он, ослепленный жаждой мести, вместе с тремя знакомыми принялся громко стучать в дверь Серебряковых, требуя немедленно открыть и угрожая расправой. По показаниям свидетелей, Попов с друзьями были вооружены бейсбольными битами. Ими они разбили дверной глазок. Серебряковы открыть отказались. Более того, Светлана Серебрякова решила вызвать милицию. Попов с подельниками поспешили уйти, но обещали вернуться. Тем временем приехал милицейский наряд и зафиксировал выбитый дверной глазок и перерезанный телефонный провод.

Попов же с приятелями отправился развлекаться в ночной клуб «Стратосфера». И все это время думал о мести. Он придумал изуверский план — устроить обидчикам настоящий огненный ад. Его не остановило даже то, что в квартире могли находиться ни в чем не повинные дети. В 5 часов утра он поехал с товарищем на АЗС, где налил бензин в двухлитровую пластиковую бутылку. Вооруженный смертоносной жидкостью, Попов вновь приехал в Первомайский и поднялся к квартире Серебряковых. Потом он вылил бензин в дверной глазок и хладнокровно зажег спичку. Убедившись, что цель достигнута, поджигатель ушел. Все это заняло не более 10 минут.

Жертвами стали невинные дети

У людей, находившихся в полностью закрытой квартире на 5-м этаже, практически не было шансов спастись. Скорее всего, они даже не успели осознать, что с ними происходит. Ведь для того, чтобы отравиться угарным газом, не нужно много времени. А что же соседи? Наверное, тихо и мирно спали. Кто-то из них потом вспомнил, что слышал ночью сильный кашель, а также детские крики: «Мама!» Но, как это обычно у нас водится, поднимать шум никто не стал.

Сообщение о пожаре в дежурную часть службы 01 поступило только в семь часов утра от случайного прохожего, который увидел дым, идущий из оконных щелей. Пожарным пришлось проникать в квартиру через окно с помощью лестницы — входную дверь заклинило. Там они обнаружили тела Светланы и Александра Серебряковых, а также двух семилетних девочек. Одна из них — Кристина, дочь Серебряковых, вторая — Лиза Кириллова, дочь друзей, которая пришла в гости к Кристине и осталась ночевать. Все они задохнулись.

На место происшествия сразу же вызвали милицию. У следователей не было сомнений, что это поджог. Об этом красноречиво говорили маслянистые следы и характерный запах бензина на входной двери и на стене подъезда.

Метаморфозы в деле

27 января 2003 года было возбуждено уголовное дело по факту поджога неустановленными лицами. Но 29 января злоумышленник сам добровольно написал явку с повинной. В июле того же года следователь Свердловской прокуратуры Архипов, рассмотрев материалы уголовного дела, постановил привлечь его в качестве обвиняемого по статье за убийство. Однако в сентябре Архипов вынес постановление о частичном прекращении дела по «убойной» статье. В итоге поджигателя судили по более легким статьям, наказание по которым составляет максимум три года вместо двадцати лет лишения свободы. Представители правосудия ссылались на то, что его умысел не был направлен на лишение жизни, он лишь хотел напугать...

А дальше начались какие-то весьма странные события. Мне в качестве корреспондента довелось побывать на нескольких судебных заседаниях в 2004 году. Суд проходил в здании Свердловского суда на улице Чайковского. Самым удивительным было то, что подозреваемый был не под стражей. Он явился на суд как ни в чем не провинившийся гражданин. На тот момент Попову было всего 22 года. Это внешне ничем не примечательный невысокий молодой человек, довольно плотного сложения и совсем не злодейской наружности. Даже не верилось, что именно этот пухлощекий паренек взял на себя роль вершителя судеб.

Хорошо помню, как были подавлены родственники пострадавших — Александр Серебряков, отец погибшего, и супруги Кирилловы, которые в ту ночь потеряли единственную дочь. Они не могли понять, почему человек, учинивший жестокую расправу над их родными, спокойно разгуливает на свободе в то время, когда до суда сажают даже тех, кто подозревается в гораздо менее тяжких деяниях.

Потерпевшие настаивали на применении 105-й статьи («Убийство»). Инна Потеева, адвокат, вспоминает: «Попов долго пытался доказать следствию свою невиновность, ссылаясь на то, что он пришел лишь с умыслом повредить дверь. Но его действия были направлены именно на лишение жизни, ведь Попов устроил поджог ночью, когда все люди спят, зная о том, что они не смогут спастись».

Когда весной 2005 года обвинение по 105-й статье все же было предъявлено, Попова заключили под стражу, но он умудрился сбежать. Причем прямо из здания прокуратуры! Складывается впечатление, что у подозреваемого были очень сильные покровители, которые всячески препятствовали правосудию. По одной из версий, побег Попову помог совершить один из его адвокатов. Несчастные родственники погибших совсем отчаялись. Возможно, они уже и не надеялись увидеть убийцу на скамье подсудимых.

Поджигателя объявили в федеральный розыск. Но сотрудникам МВД поймать его не удалось. За дело взялись сотрудники ФСБ по Иркутской области. Чекисты сумели выйти на след. Как оказалось, Попов скрывался в Ангарске, да не один, а на пару с неким Игорем Матчановым, подозреваемым в хулиганстве, причинении смерти по неосторожности и незаконном хранении оружия. В ноябре прошлого года квартиру, в которой окопались Попов и Матчанов, взяли штурмом. Массивную железную дверь открыли с помощью пилы-болгарки. По мнению сотрудников ФСБ, Попов и Матчанов, вероятно, были участниками одной преступной группировки и, возможно, причастны к совершению других преступлений. Попов снова был передан под суд.

Возмездие

Наконец 15 мая этого года судья Иркутского областного суда Карнышев огласил приговор: «Попова Игоря признать виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы на 23 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима». Кроме того, суд постановил удовлетворить гражданские иски родственников погибших в части взыскания морального вреда и взыскать с Попова 400 тысяч рублей в пользу каждого из трех потерпевших. Кстати, в приговоре сказано, что суд считает, что Попов заслуживает пожизненного заключения, однако с учетом смягчающих обстоятельств наказание назначили в виде максимально возможного лишения свободы на определенный срок.

Попову сегодня 25 лет. Когда он выйдет из тюрьмы, ему будет 48. 23 года — много это или мало для преступника, лишившего жизни четырех человек? Адвокат потерпевших Инна Потеева считает этот приговор справедливым и обоснованным, ведь погибших уже не вернуть.

Мы также связались с Ольгой Кирилловой, которая в той жуткой трагедии потеряла свою дочь Лизу.

— Попов все-таки признал свою вину во время последнего суда?

— Вину он так и не признал. Требовал опросить каких-то липовых свидетелей. Наверное, поэтому прокурор, который сначала просил один срок, после этого прибавил еще больше. Судья, конечно, сбавил, потому что учитывались его хорошие характеристики и то, что он ранее не привлекался.

— Странно, что он сначала написал явку с повинной, а потом начал все отрицать.

— А он вообще показаний не давал ни на одном суде. Только последнее слово сказал.

— Как вы думаете, он знал, что там находятся дети?

— Думаю, ему было все равно. Погибнут, не погибнут. Это такая категория людей, которые не знают жалости.

— Вы согласны с приговором.

— Да...

 

Загрузка...