Камень хризантем

За открытие чароита иркутянка Вера Рогова в 70-е годы получила премию двести рублей, а сейчас ваза из этого уникального минерала стоит около 18 тысяч долларов

Заслуженный геолог России, доктор геолого-минералогических наук Вера Парфентьевна Рогова 50 лет назад совершила мировое открытие. На границе Иркутской области и Якутии, в районе реки Чары, она нашла редчайший минерал, которого нигде в мире больше нет! До сих пор ни один геолог не смог оспорить ее открытие, и ни один человек на Земле не сумел обнаружить хотя бы еще одно месторождение чароита. А тем временем Вера Рогова все еще работает в Сосновгеологии, миллионершей не стала.

Чемодан с камнями

Началось все еще в детстве. У Вериной подружки Лили Чечеткиной мама была минералогом. Она каждое лето уезжала в партии, оставляя дочку на попечение бабушки. А Лиля, соскучившись по маме, перебирала с подружкой Верой чудесные кристаллы, хранившиеся дома в коробке. Так возникла и вызрела в головах девчонок любовь к подземным кладам.

Верина тетя Стеша жила в Слюдянке. А это место на Байкале по-своему уникальное: около ста минералов будто нарочно кем-то собраны в одной этой точке на карте Иркутской области. "Я каждое лето гостила у тетки в Слюдянке, и мы частенько с ней лазили по крутым горам. Ягоды собирали, а я по пути еще и камни находила, - вспоминает Вера Рогова. - Когда в конце лета тетя Стеша провожала меня домой в Иркутск, мы с ней вдвоем с трудом несли на станцию чемодан, полный камней".

Чароит - камень хризантем

Первое открытие Веры Роговой произошло довольно буднично. Супруг, с которым они только недавно поженились и поехали в совместную экспедицию, принес ей поздно вечером неизвестный сиреневый минерал.

- Посмотри какой! - протянул он его жене.

Вера взялась его исследовать. В каждой экспедиции минералогу (а Вера Рогова стала им, как и мама Лили Чечеткиной) помогала лаборантка, она шлифовала камни. Когда Вера увидела отшлифованный минерал - ахнула! Чудесные фиолетовые, сиреневые и розовые оттенки перемежались с иглами отливающих перламутром кристаллов. Потом за эти игольчатые кристаллы американцы назовут чароит камнем хризантем...

- Многие ведь проходили мимо этого камня и не могли разглядеть в нем новый минерал, - вспоминает Вера Парфентьевна. - А я посмотрела в микроскоп и сразу поняла, что камень этот непростой. Или очень редкий, или вообще никому не известный.

Уже в Иркутске, рассматривая и анализируя чудесный сиреневый камень, Вера Рогова определила - это не известный науке, совершенно особый по своему составу минерал. Отшлифованные образцы сразу выставили в музее Сосновгеологии. И надо же такому случиться: то ли из зависти, то ли еще по какой причине кто-то украл со склада все десять ящиков камней, которые привезла Вера из той экспедиции. Узнали про новый минерал и, видно, хотели его заполучить себе. Не поленился ведь кто-то полтонны камней перетаскать на себе. Не знали только воры, что в этих ящиках чароита не было! Так что ворованное им впрок не пошло. А Вера Рогова до сих пор жалеет о тех ящиках: сколько еще можно было в них найти редких минералов!

Трудный путь открытия

Семнадцать лет ждала Вера Рогова признания своего открытия. Между тем все эти годы мастера Байкалкварцсамоцветов делали из чароита кольца и серьги, различные сувениры, которые беспрепятственно вывозили из страны иностранцы. Все закончилось тем, что некий американский геолог Пит Дж. Данн подал в Международный комитет по новым минералам в Токио заявку на открытие нового камня, который он назвал мореландитом.

Когда заявка из Японии попала на утверждение в Ленинград (такова практика утверждения мировых открытий, когда каждая страна голосует за новый минерал), наши ученые забили тревогу: "Почему минерал из Якутии открыл американец?" Срочно подняли старую заявку на открытие из Иркутска. Описание "мореландита" точь-в-точь повторяло структурный и химический анализ чароита, открытого Роговой. Дело запахло международным конфликтом.

- Первенство открытия в конце концов признали за мной, - вспоминает Вера Парфентьевна. - Потому что моя заявка была направлена в Международный комитет на год раньше, чем американская. Почему именно Пит Дж. Данн был сначала признан первооткрывателем, так и осталось для меня загадкой. Когда справедливость восторжествовала, американец прислал мне поздравительную телеграмму.

Шкатулка для Брежнева

Когда у генсека Брежнева случилась очередная круглая дата, Байкалкварцсамоцветы, чьей вотчиной стало единственное в мире месторождение сиреневого камня, решили изготовить шкатулку из сорта эсктра.

- Этот сорт по-своему уникален тем, что в нем почти нет примесей, - рассказывает Вера Парфентьевна. - Он такого нежно-сиреневого цвета с перламутровыми звездами кристаллов.

Но чароит - камень очень тяжелый, поэтому уже готовую шкатулку кто-то из рабочих умудрился разбить. Осколки разобрали по домам, а один из них сегодня выставляется в выставочном зале отдела природы музея.

- Когда-нибудь чароит будет цениться дороже золота, - уверена Марина Васильевна Исайкина, научный сотрудник отдела природы Иркутского областного краеведческого музея. - Ведь это единственное в мире месторождение. А какое богатство красок является в чароите! Он может быть и черным, и розовым, и пепельно-серым, и фиолетовым, и сиреневым, и даже коричневым с перламутровым отливом. Красивейший, редкостный камень!

Вещий сон

Этот сон Вера Рогова будет вспоминать всю жизнь. Тогда, в пятидесятые годы, она была просто Верочкой - хорошенькой студенткой Иркутского горно-металлургического института (нынешнего ИрГТУ). Дело было на практике. В тот летний день студентки исходили-излазили весь таежный хребет, но ни одного ценного минерала так и не нашли. А ведь как хочется совершить мировое открытие в восемнадцать лет! И какие изумительные на цветных иллюстрациях в учебнике были кристаллы! Просто сказочные! А в реальности - тайга, комары и серые, ничем не примечательные камни.

Вера устала от бесплодных хождений, расстроилась до слез. Уснула и ночью увидела во сне, как идет по дорожке и вдруг перед ней словно из-под земли вырастает огромный кристалл изумруда: прозрачный, ярко-зеленый и переливается на солнце всеми цветами радуги. Даже во сне бешено забилось сердце у студентки геологического факультета. "Как же мне хотя бы кусочек этого кристалла взять? А молотком разбить такой кристалл жаль", - думает Верочка. В руках, как назло, только молоток. Тогда она с отчаяния взяла и откусила кусочек изумруда! И проснулась.

Загрузка...