Иркутская гладь

Жительница нашего города придумала уникальный метод вышивки

Скатерть, украшенная бело-синей вышивкой, - гжель, перенесенная на ткань. Шаль с россыпью золотых листьев и кистей рябины красной - настоящая осенняя поляна. Полотенца с куполами иркутских церквей и вышитым кружевом, в прозрачности которого легко угадывается характерная только для нашего города деревянная резьба. Каждая такая вещь, даже в единичном экземпляре, способна стать изюминкой и украшением любого интерьера. Автор всех этих работ - жительница Иркутска Мария Азеева. Мария Алексеевна сама придумала новый шов, которым вышиты практически все ее работы, и назвала его "иркутская гладь". Основан новый вид вышивки на известном всем любительницам этого народного творчества русском шве. Но в отличие от него иркутская гладь получается более многоцветной и нарядной. А еще - создает праздничное настроение.

"Карьера" Марии Азеевой как любительницы-вышивальщицы началась в военные годы. В кружке вышивки Дома пионеров ей, тогда еще пятикласснице, поручили ответственное дело - вышивать большое атласное знамя от иркутских пионеров солдатам, воевавшим на фронте. Руководительница кружка сразу разглядела в ней природный талант к рукоделию. И до сих пор Мария Алексеевна (а ей в этом году исполнилось восемьдесят) удивляется, как так получилось, что у нее, выросшей в глухом забайкальском селе, в семье, где никто никогда не увлекался художественным творчеством, оказались золотые руки. А ведь она не только вышивает, но и сама придумывает и рисует узоры для вышивок.

- Порой ночами не сплю, в голове рисунки различные складываются, я их потом на бумаге воплощаю, а затем в вышивке, - говорит Мария Азеева, - и иногда мне самой не верится, что это я сделала.

Удивительно, но факт - ни один из придуманных ею узоров за столько лет ни разу не повторился ни в ее личных работах, ни в работах ее учениц. Мария Алексеевна, еще работая в школе учительницей начальных классов, стала обучать других этому виду творчества. Теперь многие ее ученицы сами ведут кружки по вышивке для любителей рукоделия.

Степень искусности и мастерства вышивальщицы, как известно, легко определить по изнанке ее работ. Так вот у Азеевой с изнаночной стороны вышитых ею штор, полотенец, салфеток, шалей и даже ковров, сколько ни присматривайся, не найдешь ни узелков, ни болтающихся ниток - так искусно они спрятаны.

- Иногда на выставке смотрю, а вещь повесили на левую сторону: оказывается, оформители не поняли, где лицо, - рассказывает мастерица.

Работы свои Мария Алексеевна не продает и никому не дарит. Кроме иркутских музеев. Потому что, если просто кому-то отдать, их никто не увидит, а в музеях ее работами долгие годы смогут любоваться все желающие, считает она. Среди музейных экспонатов, к примеру, есть ее ковры, которыми женщина увлекалась, когда этот товар народного потребления был в большом дефиците.

- Я покупала полушерстяные покрывала - такие, как в поездах выдают, распускала их, рисовала большие рисунки, - рассказывает Мария Алексеевна. - Пяльцы были громадные 2 на 3 метра. Они занимали практически всю мою однокомнатную квартиру. Вышью участок - сверну его в рулон, чтобы не болтался и не мешал работать...

Есть у вышивальщицы заветная мечта - выпустить книгу с описанием всех известных ей швов и, в первую очередь, иркутской глади, которой, уверена Мария Азеева, не вышивают ни в каком другом месте России. Да только денег на такое благое дело пенсионерке взять негде.

Метки:
baikalpress_id:  7 458