В основном про любовь

Двенадцатилетняя Верка сидела во дворе и смотрела на окна своей квартиры, уже два часа так сидела, два часа на одном месте для быстрой Верки - это очень много. Выходила мать из подъезда, стояла на крыльце, Верку высматривала.

Двенадцатилетняя Верка сидела во дворе и смотрела на окна своей квартиры, уже два часа так сидела, два часа на одном месте для быстрой Верки - это очень много. Выходила мать из подъезда, стояла на крыльце, Верку высматривала. Мать накинула старую куртку, пригодную только на то, чтоб в ней Пономаревы мусор выносили, да и то Нина куртку эту презирала и все обещала выкинуть. Верка обозлилась на мать: вот зачем в старой-то, когда у нее плащ хороший есть. Но плащ висел в шкафу в большой комнате, а там сейчас гости. За секунду, как матери выйти из подъезда, Верка успела шмыгнуть за гаражи и смотрела в щелку, ждала, когда мать уйдет. Ждала, когда гости уйдут.

Вчерашний день весь прошел в хлопотах, мать с Ниной ездили на рынок, покупали там продукты, мать даже с книжки деньги сняла, хотя и копили они на стиральную машинку-автомат. Но вот сняла же, не пожадничала, чтоб встретить этих...

Верка думала, что уже поздно, что пора маленькую Галю купать, спать ей уже скоро, а тут люди в доме посторонние, какой уж режим. Верка вздыхала по-старушечьи и осуждала мать и сестру за хлопоты, ей казавшиеся лишними.

Два года назад Веркина сестра Нина родила девочку, назвали ее Галей в честь какой-то любимой материной артистки, Верка не запомнила фамилию, только в альбоме карточка, как будто эта артистка - их родственница. Верка считала, что артистка совсем и некрасивая, может, только глаза, но все говорили, что мать раньше сильно на эту артистку похожа была, когда еще Нина была маленькая, когда отец не пил. Ну похожа и похожа, да и имя Галя не хуже других, сейчас даже редкое, сейчас девчонок больше Дашами и Катями называют. Какая разница, какое имя?

Нина дружила с Владиком, потом родилась Галя, потом Владик исчез, и мать с Ниной подолгу сидели на кухне и говорили шепотом, чтобы Верка не слышала. Говорили про Владика и все мучили себя вопросами - что Нина сделала не так, что могло Владику не понравиться, чтоб он так вот испарился, не сказав ничего. Мать Нину успокаивала, а Нина успокаиваться не хотела и плакала. А потом перестала плакать, потому что некогда - нужно было институт заканчивать после академа, и работу Нина нашла. А с Галей, конечно, Верка помогала, даже с подругами ей неохота было встречаться, потому что подруги эти не понимали, что это за удовольствие весь день с ребенком сидеть, пусть даже если девочка эта - твоя племянница. Подружкам казалось скучным целый день развлекать Галю, ладно один-два раза, а тут каждый день как привязанная, даже во двор лишний раз не выйдет. А их родители про Веркину мать говорили, что так нечестно, потому что Верку, получается, лишают детства. Одна даже так Верке и сказала, а Верка ей нагрубила в ответ.

* * *

Никому не расскажешь , что Галя веселая, все понимает и Верку любит так, что смеется, когда видит, она всех уже любит, ни одного человека на свете нет, чтобы не радовалась маленькая Галя. Жмурится сразу и во дворе ко всем идет и на ручки, и так - поиграть и порасспрашивать. Любимый вопрос у нее: "Ты кто?" И понятно, что ее интересует не только имя, надо, чтобы человек еще рассказал, какой он, откуда, какие у него вещи в квартире стоят или какое человек любит мороженое или конфеты.

На маленьких никто не обращает внимания, только, когда рядом кто-нибудь из родителей стоит, тогда и будут говорить льстиво - какая девочка! Это что про Верку, что про Галю.

Владик же тоже когда приходил, то видно было, что Верка для него - пустое место, он по ней взглядом скользил, молчал всегда, ходил только из угла в угол, если Нины рядом не было, а потом они сразу же уходили вдвоем. А Нина не понимает ничего, радуется, наряжается, красится много, хотя ей так совсем не идет. Вообще-то Верка любит, когда женщины глаза красят и губы яркие, матери совсем бы не помешало, и одежда у матери старая, юбки некрасивые и кофты. Нина мать ругает, что та совсем не носит ничего, есть же в шкафу красивый костюм, но мать отвечает, что для таких костюмов у нее улыбки нет. А Нина модная, она всегда была модная, и Верка любила смотреть, как Нина собирается и красится, даже может кисточкой с румянами Верку по носу мазнуть, но это не обидно, только весело. Верка любит Нину, только не понимает, зачем Нине плакать из-за Владика и переживать из-за этих, которые сейчас у них в доме и сидят за столом. Вообще, пришли зачем-то, и столько из-за них суеты и мороки, и Галю пора купать.

Вот, наконец... Подъездная дверь хлопнула, и вышли женщина и мужчина, высокие, и Верка видела, что сердитые, женщина, во всяком случае, она ушла вперед, а мужчина - за ней, как будто нужно бы и догнать, но неохота ему. Родители Владика - вот кто они, Верка сразу все поняла, хотя мать с Ниной ничего не говорили, что за гости придут и зачем. Верка догадалась, что наконец-то они решились посмотреть на их Галю. Кто-то, видно, сказал, а может, и сам Владик решился, хотя вряд ли, если столько тянул. Тем более что женился год назад Владик, Верка это поняла из телефонного разговора Нины с ее знакомой, это знакомая сказала, а Нина потом в комнату ушла и молчала там.

* * *

А сейчас эти пришли, и все засуетились, и денег мать столько ухлопала, чтоб принять . Фрукты, торт, как на Новый год, такие праздники устраивают, только когда день рождения у самой Верки или вот когда Гале год исполнялся, а потом два. Свои дни рождения мать не любит (летом у нее), уезжает на дачу к знакомым и просит, чтоб никто попусту не тревожился, Верка даже думает, что и эти знакомые с дачей совсем не догадываются, что день рождения у Валентины Пономаревой. Мать Верки Валентиной зовут, Верка считает, что красиво. И дядька один из соседнего подъезда, старый, правда, может, ему сорок даже лет, у него собака, и он часто подсаживался к Верке на скамейку, когда Верка раньше с Галей гуляла, Галя в коляске спит, а старик этот с собакой рядом. "Можно мы тут посидим с товарищем?" Верка даже думала, что собаку так зовут - Товарищ, оказалось, что собаку зовут Карл. Дядька сказал, что у него в детстве книжка была любимая, так там Карлом автомобиль трое друзей назвали, и эта машина была таким верным другом, что ей даже имя дали человеческое. "Ничего себе - человеческое", - подумала тогда Верка, но промолчала. Дядька был неплохой, хороший дядька, никогда ничему не учил Верку, не расспрашивал, а, наоборот, больше молчал и молчал не противно, а как будто он уважает тебя и не хочет мешать. И Верке рядом с ним молчать было не противно, а нормально. Верка даже рассказывала немного про себя. И про мать, что ее Валентиной зовут, мужик вот тогда и сказал, что имя Валентина красивое, и мать у Верки красивая, и сестра. "Получается, все прямо красивые", - засмеялась Верка. И мужик засмеялся, а потом ушел с собакой, сказал, что в парк, потому что собакам нужна мышечная нагрузка и Карлу нужно побегать. Верка решила, что когда Галя подрастет, то они тоже будут ходить в парк и бегать. Собакам, значит, нужно? А детям?

Когда Верка вернулась в дом, посуда была перемыта, а маленькая Галя, накупанная, в розовой пижаме, сидела у себя в кроватке и хвасталась новой игрушкой. Игрушка была - красивый заяц в клетчатых штанишках и с большой красной морковкой, Галя пыталась морковку осторожно вынуть из заячьих лап. "Потому что все хорошие зайчики не едят в постельках", - уговаривала она зайца отдать морковку, но заяц не соглашался. Цепко держал, а Галя сердилась. Потом устала быстро и уснула сразу, как только Верка положила ее на бочок и укрыла стеганым одеяльцем.

- Вот только ты и можешь Галю спать уложить, - как-то виновато сказала мать.

Нина расставляла посуду в буфете, на Верку взглянула мельком и тоже как будто виновато. Есть Верке совсем не хотелось, но, чтобы не обижать мать с сестрой, она съела котлету, и салат съела, и даже кусок торта попросила. Вот торт был вкусный, хотя и не такой, как в прошлом году, когда ей исполнялось одиннадцать и Нина стряпала сама полдня у плиты, зато торт тогда был и с орехами, и черносливом, и с маком, и с кружевными розочками из мармелада, никогда не подумаешь, что такой торт можно самим сделать. Только Нине некогда стряпней заниматься, у нее много работы, и у матери много работы. А торт - только по праздникам, зато, когда Галя родилась, праздников стало больше.

На другой день, Вера видела это, Нина прислушивалась к телефонным звонкам и все ждала чего-то, и на следующий день тоже, но звонили не ей, ошибались просто номером, так часто бывает. Тишина, а тут вдруг звонки непрерывные, и все ошибки. Каких-то Ковалевых спрашивают, там номера похожи, только две цифры поменять местами, и получается номер неизвестных Ковалевых. Вера даже подумала с завистью - вот звонят же этим Ковалевым часто, видно, всем они нужны, а Верке редко звонят, а когда Верка стала с Галей водиться, стали еще реже, только задания спрашивают, и все, учительница еще звонит, если нужно денег в школу отнести, раньше Нине звонили, и Владик часто. А сейчас Нину редко к телефону зовут. Хотя она и надеется, Верка все видит, и ей сестру жалко. Верке хочется подойти и сказать: "Нина, не расстраивайся! У тебя же есть мы с Галей и мама". Но Верка стесняется говорить такие слова, хотя понимает, что все хотят слышать такое, даже пусть вида не подают, потому что гордые.

Потом Верке было некогда, потому что заканчивался год и нужно было исправить еще две тройки, одну исправила, а вот по русскому не получилось. Обидно, конечно, потому что от невнимательности: Верка в словах пропускала буквы, выходило даже смешно, но учительница не смеялась, а влепила трояк. Мама расстроилась, а Нина сказала шепотом, что и у нее были тройки, а потом все наладилось. Потом, в июне, они еще цветы сажали в школьном дворе, а впереди было лето, и совсем неизвестно было, как они проведут его. Мать предложила даже Нине съездить куда-нибудь и взять тех денег, отложенных на машинку, но Нина только улыбнулась, обняла мать и сказала, что поездки их все впереди.

Зато заскучала что-то Галя, она ходила с Веркой по двору, ковырялась прилежно в песочнице, но видно было, что надоело ей здесь, и заяц уже разонравился со своей красной морковкой. Галя сказала, что заяц - жадина и не нужна ей совсем его морковка. Заяц был посажен на подоконник, куда отправлялись жестокосердной Галей нелюбимые игрушки, таращился оттуда бессмысленными черными глазами, пока Верка не догадалась вообще его задвинуть в шкаф. Галя про игрушку даже не вспомнила, играла со своей куклой Аней, заплетала ей косички и обещала в будущем Ане встречи со знакомыми собаками. Вот тогда Верка и поняла, что им надо делать.

* * *

Воскресным утром она буквально силой заставила мать надеть свой выходной костюм, Нину заставила накрасить ресницы и губы, а себе и Гале потребовала нарядных платьев, и отправились все на прогулку в парк . Мать смеялась и ела мороженое. Такой свою мать Верка не видела уже давно, поэтому даже странно, что их узнали. Точнее, узнал Карл: он первым подбежал сначала к Гале, обнюхал ее приветливо, а потом, улыбаясь, так улыбаться приветливо могут только собаки, подошел поздороваться с Верой. Вера уткнулась в собачью шерсть, рыжая шерсть пахла свежей травой, прогретой на солнце.

- Вы не бойтесь собаки, - это к ним подошел тот знакомый дядька из соседнего подъезда, хозяин Карла.

Потом все сидели на лавочке в тени расцветшей сирени и ели свое бесконечное мороженое, а мать доверчиво призналась, что это уже четвертое. А хозяин Карла, Максим Сергеевич звать его, как выяснилось, совсем не ел мороженого, но сидел и жмурился так, словно его угостили сладким чем-то, приятным, давно забытым. Он молчал, но уже все поняли в семье Пономаревых, что молчание у него хорошее и сам он хороший, а собака Карл - так вообще загляденье. А еще был хохот, когда Максим Сергеевич сказал, что фамилия у него Ковалев.

- Какие-то знаки судьбы, - улыбнулся Максим Сергеевич, когда ему рассказали, что звонят Пономаревым, а требуют Ковалевых.

А в Новый год, как раз 31 декабря, мама Верки вышла замуж за Максима Сергеевича и стала Валентиной Ковалевой. А Верка теперь, получается, живет на два дома, потому что она ответственная, везде надо успеть - и с Галей погулять, и с Карлом, потому что взрослым все время некогда, у взрослых постоянно какие-то дела, в основном про любовь. Тройку по русскому Верка исправила.

Метки:
baikalpress_id:  43 789
Загрузка...