Прошлогодний снег

Автоответчик выдал единственную запись. Голос Олега равнодушно сообщил, что сегодня ничего не получится и завтра тоже. Может, ближе к выходным. Он позвонит.

Катя специально завела телефон с автоответчиком, чтобы... Ну ясно же. Чтоб знать, когда звонил Олег. Вообще-то человечество придумало уже мобильники, но после того, как был утерян третий за год, Катя поняла, что мобильная связь не для нее. Поэтому и автоответчик, чтоб знать, когда позвонит Олег. Вот он и звонил, чтоб сообщить, что ничего не получится. Ни сегодня, ни завтра, ни через неделю. Нужно посмотреть на все уже прямо - у нее с Олегом больше ни-че-го. Это нужно наконец понять.

Странные существа женщины, надеются там, где ничего не светит. Еще три года назад показал бы кто-нибудь Кате такую дуру - Катя бы сочувствовала, но в душе сомневалась во вменяемости. Но у Кати как было? Не просто же на пустом месте девушка сбрендила, девушка была влюблена в Олега давным-давно, отсюда, значит, и надежды. У Олега была уже вовсю своя девушка, потом невеста, потом жена, потом мать его дочери. И все там было красиво - в той Олеговой жизни, потому что они с Иркой были... как это говорят старухи? Вот-вот, созданы друг для друга. Ирка такая вся из себя... Ясно, что никто, кроме Ирки, и не мог претендовать на его сердце, а Олег, он всегда был такой серьезный и сосредоточенный, Ландау сказал, что любовь - это сосредоточенность. Вот Олег и сосредоточился на Ирке. Сразу, как только увидел ее на абитуре. А Катя сосредоточилась на Олеге, ей казалось, что Ирка - это красивая пасущаяся на альпийском лугу корова. Ну зачем Ирке Олег? У нее этих Олегов будет еще миллион. Но Олег сразу взял Ирку под свое крыло. Натурально, они шли, а Олег Ирку будто прикрывал от всех напастей, невзгод и неприятностей, которые могут хрупкой Ирке встретиться на пути. Даже от каких-то хулиганов отбивался. К ним докопались поддатые веселые ребята, а Олег, несмотря на то что тех было трое, ринулся в бой, получил хорошенько по морде, пока Ирка визжала, но защитил-таки свою девушку. Ирка такая была всегда беспомощная, глаза эти, Кате казалось, что бессмысленные. Что поделаешь, красота. Это только говорят, что красота - сила. На самом деле - слабость, потому что много желающих постоять хотя бы рядом, одним воздухом подышать.

А Кате всегда, и тогда, и особенно теперь, казалось, что все это ненадолго - увлечение Ирки Олегом. Что на самом деле не нужен Ирке этот Олег, а нужны другие - на машинах и с родителями, а у Олега всех родителей - только мать-медсестра, а Ирку нужно в духи и туманы наряжать, возить на курорты... или куда там возят красавиц?

Хотя это зависть, конечно. Если посмотреть этой правде в глаза. А кто-нибудь хоть раз смотрел этой правде в глаза? Потому что лучше уж мифы и легенды. Про любовь это всегда мифы. А реальность такова, что Ирка ушла от Олега. Но не сразу, а через пять, что ли, лет. Совсем к какому-то заурядному, в смысле богатства духовного мира. Но чем-то этот кавалер увлек прекрасную Иру и отвез ее прямиком в аэропорт, а оттуда - совсем уж в столицы. Дочку Ирка оставила (на время, конечно!) у своей матери. У Олега появилось замечательное занятие - ругаться с бывшей тещей из-за ребенка. Потому что теща не давала им видеться - Олегу и дочке Машке; не потому что Олег стал какой-нибудь забулдыга, а потому что Олег от всего случившегося впал разом в состояние помешательства, но тихого: плакал на лестничной площадке. И теща, вовсе не из-за своего сволочного характера, а от естественного страха за ребенка, ему не открывала дверь. А Олег скребся и стонал там: "Доча, доча". Месяца три.

А потом все, конечно, наладилось. Ну в том смысле, что Олег, на критический взгляд тещи, успокоился, начались эти нужные всем встречи и передачи денежных средств - из Олеговых рук в руки тещи. И все наконец успокоились. Настолько, что Машка уже больше жила у Олеговой матери, а Олег, хоть и была у него своя формально квартира, болтался там, где дочь, не забывая при этом про денежные передачи теще. И все были довольны.

Про Ирку слухи доносились глухие и противоречивые. Говорили, что у нее родился мальчик, какой-то больной, и Ирка уже совсем не та блестящая красавица, а совсем уже замордованная жизнью тетка. Говорили даже, что она растолстела до невероятных размеров и вообще. Вот что жизнь с людьми делает. В родной город Ирка не приезжала, вызывала свою мать с дочерью, Олег оплачивал эти поездки, делая вид, что его совсем даже и не касается, куда это Любовь Константиновна намылилась, еще и внучку с собой берет. Теща из своих турне возвращалась мрачная и неразговорчивая, Маша, уже подросшая, тоже отмалчивалась, какие бы наводящие вопросы Олег ни подкидывал.

Вот так все и жили. Теща привыкла обращаться к бывшему зятю с любыми просьбами, начиная от "отвези в поликлинику" и заканчивая "протек кран". Такие они стали все глубокие родственники. И ежевечерние перезвоны - когда бывшая теща звонила Олеговой матери и они трепались обо всем. Вот именно как родственники. Даже разговор заводили, что вот хорошо бы Олегу жениться, чтоб встретилась ему приличная женщина, а не нынешние лахудры.

Появление Кати в Олеговой жизни было воспринято без восторга, какие восторги, если Катю все всегда знали - Катя да Катя, бывшая однокурсница, вроде даже и Иркина подруга. Может, это и было естественно, что мужик носится по городу в поисках приключений, это тоже, знаете ли, можно нарваться...

Да, кстати, и не объявлял никто о серьезности намерений. Катя, может, и дала бы объявление во все городские газеты, может, даже и бегущую строку по телику пустила - сообщение о предстоящем бракосочетании. Но никакого бракосочетания пока не предвиделось, хотя Катя, конечно, ждала и надеялась. Впрочем, как все девушки на свете - марш Мендельсона и платье, пусть не в пол, пусть без летящей по ветру фаты, пусть без торжественных заседаний по ресторациям. Но хоть как-нибудь скромненько - объявляю вас мужем и женой. Никто никого никем не объявлял. Олег во всяком случае.

Просто однажды встретились они, потом зачем-то пошли к Кате, потом он там остался, потом проснулся, потом неожиданно пришел через неделю. Вот так все и началось для Кати. Ужины там, завтраки. Катя осваивала все премудрости быта молодой семьи - училась быть образцовой хозяйкой. Творожная запеканка к завтраку - что это, как не образец правильного отношения к здоровью любимого человека. Но любимому человеку было, похоже, глубоко все равно, что потреблять на завтрак. Он сидел, с отрешенным видом уставившись в окно. Столик кухонный у Кати рядом с окном, вот Олег и смотрел больше за окно, чем на счастливое Катино личико. Ему, наверное, было по барабану, что Катя встала раным-рано, смоталась уже в магазин за свежим хлебушком - имелся один такой магазин неподалеку, куда завозили свежие булки, у Кати уже личико с утра - улыбчивое, минимум косметики, и запах свежезаваренного кофе. А Олегу все равно, что есть, может и так пойти, сам сказал, у них на работе буфет нормальный, тоже булки вроде ничего. Кофе, правда, растворимый. Но Олег - не гурман. Короче, не видел он в упор Катиных стараний.

А Катя наяривала! Она же знала соперницу. Поэтому и битва у нее была не с придуманными врагами, а с реальной вполне Иркой, первой красавицей их курса, что бы там про нее сейчас не говорили. Поэтому и Катины старания - это Олегу свежая выпечка, а для себя самой у Кати строжайшая диета, потому что только начни - вмиг разнесет, еще и тренажерный зал, и бассейн по воскресеньям, и косметичка, и маникюр-педикюр. Никакого самопала, все только у мастеров, потому что когда у мастеров... Ладно, все это знают. И соответствующие интерьеры в квартире, чтоб без этого бабства с рюшечками. И не хай-тек, как в столовке. А чтоб умеренно. В общем, было чем Кате заняться, потому что у Кати мечта-идея и смысл жизни. А отсюда и упорство в достижении цели. Не банальное - замужество, а вот именно, чтоб Олег Катю увидел. Почувствовал в ней этот призыв и откликнулся, а не просто так, перекантоваться. Типа, Катя Верное Плечо, скво - верный друг индейца. Чувства нужны девушкам. В ответ, значит, на их чувства.

А так Олег ничего, подарки, правда, какие-то мелкие дарил, вроде конфеток в замысловатых коробочках, отвратительные конфетки с пластилиновым вкусом, но коробочки затейливые, поэтому Катя и поглощала их с аппетитом, откроет, ахнет восхищенно, чтоб, значит, у Олега появилась снисходительная улыбка - вот, получи. Нравится? Ах ты моя маленькая сладкоежка. Духи еще. Там запах этот модный, вроде даже гастрономический - вроде салата из огурцов с дыней, если все это сдобрить ванилью и корицей. Пробовали салат из огурцов с ванилином? Вот то тоже, а некоторым девушкам это предлагается, запах этот носить каждый день. И некоторые мужественные и особо любящие девушки даже привыкают. Как вот Катя, хотя всегда любила что-нибудь простенькое - вроде польских духов "Быть может", или "Может быть", сейчас и не вспомнить.

Вот такая у Кати была жизнь, полная свершений и подвигов, потому что завоевать сердце мужчины - это та еще работенка. К тому же если у мужчины ребенок Маша, подросшая вполне девица, к которой никак не подобраться. Потому что эта Маша, кроме своих учебников, ничего знать вообще не желает, смотрит на Катю презрительно, когда Катя суется к ней с какими-то льстивыми замечаниями вроде "Какие у тебя, Маша, волосы красивые". У Маши в глазах ясно читается... Ну, про что, понятно. Это Катя чувствует и понимает. Но все равно вяжется и старается понравиться, и Маше, и матери Олега, и даже, вот уж смех, Иркиной матери, бывшей Олеговой теще. Это когда они встречаются по праздникам, Олег вежливо приглашает Катю на эти семейные посиделки, а Катя, вместо того чтобы отказаться, продемонстрировав чувство женского и вообще человеческого достоинства, прется туда, где ее присутствие - как присутствие нужного всем слесаря из ЖЭКа. Кто будет звать слесаря из ЖЭКа? Слесарь нужен, когда кран течет, а больше ни для чего он и не нужен. Вот и Катя нужна для чего - неизвестно. Ну, может, просто подать эту творожную запеканку, и лучше бы молча, а тут щебет дикий. Рассказы про работу. Кому интересно слушать про Катину работу, все равно как слесарь бы завел про то, что в соседнем доме трубу прорвало, а он ее героически ремонтировал. Или вот еще сливной бачок устанавливал этажом выше. Слесарю говорят в таких случаях: до свидания, когда будете нужны - позовем.

Катя себя ужасно чувствовала на этих семейных сборищах, потому что ясно было - все эти люди спаяны крепко-накрепко на всю жизнь. Даже вот девочка эта, серьезная и очкастая Маша, никогда не улыбнется Кате приветливо, потому что нужна эта Катя всем как прошлогодний снег.

А потом в город вернулась Ирка, со своим ребенком вернулась. Странное это дело - повороты судьбы, витки ее и даже случайности: Катя ведь встретила Ирку прямо на улице, Ирка шла с Машей и этим мальчиком, что там говорили, что больной, обычный ребенок, только худенький. Катя, может, и не узнала бы Ирку, только вот потому, что Маша шла рядом, и обратила внимание - с кем это дочка Олега вышагивает. Маша смеялась! Это было удивительно. Никогда никто не видел улыбающейся эту серьезную девочку, она шла, прижавшись к Ирке, вцепившись в нее, прямо повисла вся и практически хохотала, во весь голос, громко. Ирка рассказывала что-то, а тот мальчик хмурился ревниво и поглядывал на Машу, но видно было, что сестра ему нравилась и что пара дней - и он так же будет виснуть на ней, как сейчас сама Машка на его маме.

Ирка была большой и красивой. Уже не та девушка, из-за которой бились, как глухари на токовище, разные претенденты, это шла женщина, спокойная, улыбчивая и много пережившая. Никакой суеты, много понимания и мудрости. Какие там фитнесы и парикмахерские, бутики и тренажерные залы. С такой не повоюешь. А магазины со шмотками и солярии - это совсем для другой публики, для детей, что ли. Кому не повезло. Потому что скажи вот Ирке: "А почему, Ира, ты в этом месяце не покрасила корни волос?" - такая женщина посмотрит на тебя сочувственно, как на больную, и не ответит ничего, и пройдет мимо. И нужна ты ей со своими глупостями как прошлогодний снег.

Катя пришла домой, посмотрела на телефон, главной функцией которого был автоответчик, аккуратненько выдернула шнур из розетки и пошла к соседке на первый этаж. Соседку звали красивым именем Кристина, Кристине было девятнадцать лет, и сама была Кристина красивой и задумчивой. Задумчивость ее главным образом складывалась из решения непростой задачи - кого из нынешних поклонников выбрать. Кто из них, в конце концов, более достоин. А тут пришла Катя и предложила простое решение задачи - кто самый настойчивый, тому ты и нужнее. И предложила обмен, или бартер, или ченч. Кристина Кате свой телефон, а Катя Кристине - свой навороченный.

- Ты что? - недоверчиво спросила Кристина.

- Не хочу быть прошлогодним снегом, - загадочно ответила Катя.

Метки:
baikalpress_id:  43 787
Загрузка...