Новая жизнь

Люди, переболевшие раком, уверены: любую болезнь, даже такую тяжелую, можно победить

Многие считают рак неизлечимой болезнью. Поэтому из-за суеверного страха даже в разговоре стараются обходить эту тему стороной. А уж если врач поставит такой диагноз, начинается настоящая паника. Но есть люди, которые уверены: "Любую болезнь можно победить! И рак - это не приговор. Надо только верить в свои силы и не сдаваться". Самое удивительное, что эти очень взрослые слова говорят дети, которым удалось победить страшную болезнь. Свои истории они согласились рассказать корреспонденту "Пятницы".

Повзрослел в семь лет

Руслан Зарипов рос крепким, здоровым ребенком. Даже простудой не болел ни разу. Поэтому, когда первоклассник стал жаловаться на боли в ногах, родители только посмеялись: "До свадьбы заживет. Это, наверное, просто школьный синдром".

Но оказалось, что мальчик заболел тяжелым онкологическим заболеванием - лимфобластным лейкозом. "Сначала у нас был шок. Мы не могли поверить, что ребенок болен раком. Но диагноз подтвердили иркутские врачи-онкогематологи", - вспоминает мама Руслана Раиса Зарипова.

Первые три месяца лечения в больнице прошли как во сне. Бесконечные капельницы, анализы, уколы, таблетки. После курсов химиотерапии Руслану становилось плохо с сердцем. А Раиса только плакала, понимая, что ничем не может облегчить состояние своего сына. "Слезы не высыхали никогда. Но сам Руслан не заплакал ни разу. Он еще меня старался успокоить, говорил: "Мамочка, не плачь, мне совсем не больно. Ты лучше ляг, полежи, отдохни. Я сам посмотрю за капельницей". Все врачи удивлялись, как рано повзрослел мой сын. Любые процедуры переносил спокойно - губы сожмет и терпит", - рассказывает Раиса Владимировна.

Так же стойко, совсем по-взрослому он перенес смерть соседки по палате - маленькой Галинки. Раиса Владимировна скрывала от сына, что Гали, с которой еще совсем недавно играл Руслан, больше нет. Говорила сыну, что девочку перевели в другое отделение. Но однажды Руслан очень серьезно сказал своей матери: "Мама, скажи мне правду, Галя умерла?" Раиса Владимировна в ответ только расплакалась. Ведь пациенты отделения онкогематологии лежат в больнице годами и становятся почти родными.

Сейчас Руслану 17 лет. Он учится в 11-м классе одной из иркутских школ. Мечтает стать летчиком. О своей болезни старается не вспоминать. Говорит, медицины ему хватило на всю жизнь.

А его мама бесконечно благодарна врачам областной детской больницы: "Они настоящие волшебницы - внимательные, заботливые и все понимающие. Такого доброго отношения к детям я больше не видела нигде. Поэтому всем, кто сейчас находится на лечении, я хочу сказать - доверяйте врачам, они сделают все возможное, чтобы спасти ребятишек. А вот к разным травникам и целителям не ходите, это все ерунда. Ничего, кроме вреда, они не принесут, а время упустите".

Рак не приговор

Если раньше диагноз "рак" действительно звучал как приговор, то сейчас иркутские врачи уверены, что его можно вылечить. "Те онкологические заболевания, которые еще несколько лет назад неизбежно приводили к смертельному исходу, поддаются лечению. Более 70% пациентов выздоравливают, возвращаются к активной жизни, работают и рожают здоровых детей", - говорит врач-онкогематолог областной детской клинической больницы Светлана Ованесян.

"Как будто пережили войну"

Оленька Фомина заболела, когда ей еще не было и трех лет. Сначала врачи списывали высокую температуру на обычную простуду. Но когда температура не снижалась даже после таблеток и уколов, заподозрили что-то нехорошее. Взяли анализ крови и сразу все поняли - девочку отправили на обследование в отделение онкогематологии областной детской больницы, где очень скоро врачи установили, что ребенок болен лейкозом.

Что означает этот диагноз, Олиной маме - Светлане объяснять не пришлось. Она врач и сама все прекрасно понимала. Кроме одного - почему это случилось именно с ее дочкой? Наверное, таким же вопросом задается каждая мать, когда с ребенком случается несчастье. Но если кто-то доводит себя такими мыслями до глубокой депрессии, то Светлана поняла, что нельзя жить одними эмоциями, нужно действовать, и чем скорее, тем лучше. Тем более что врачи сказали: "Шансы на выздоровление есть!"

Девять месяцев, проведенных в больнице, Светлана сравнивает с войной - каждый день, собрав волю в кулак, надо было бороться за жизнь дочки и за себя: "Оля почти ничего не ела. Если удавалось скормить ей хотя бы половинку натертого яблока, считали, что это большое достижение. Но кроме этого нам катастрофически не хватало денег. Каждое утро я вставала и шла в разные фирмы. Приходила к ним и говорила: "Я врач, подайте ради Христа на лекарства дочери". Про нас с мужем я вообще не говорю - наедимся хлеба и счастливы".

И хотя Светлана считает себя человеком несуеверным, но признается, что в той сложной ситуации даже законченные реалисты начинали верить в приметы. "У нас была счастливая палата. Все мечтали туда попасть, потому что там не умирали дети. Я сейчас понимаю, что все это несерьезно, но тогда верила в эту примету. Еще я жутко боялась выходных дней, когда в отделении не было нашего лечащего врача. И еще я очень боялась рожать второго ребенка. Мне казалось, что никогда на это не решусь", - рассказывает Светлана Фомина.

Но Оля поправилась. Постепенно все страхи прошли. Сейчас в семье Фоминых уже две дочки - Оля и Маша. Супруги мечтают родить еще одного малыша. А Оля, когда вырастет и окончит школу, мечтает стать моделью. "Мы верим, все у нас будет хорошо. Спасибо врачам и медсестрам областной детской больницы. Они - шикарные специалисты", - говорит Светлана.

"Я молюсь за этих ребятишек"

Рита Ованесян учится в 8-м классе. После школы мечтает поступить в институт иностранных языков. Хочет изучать французский и английский языки. Симпатичная, улыбчивая девчонка, каких в Иркутске тысячи. Но, в отличие от многих других, она знает, что такое тяжелая болезнь.

В 4 года девочка переболела раком крови. "Я тогда думала, что рак - это такое животное, бегает по организму, и поэтому я болею", - улыбается Рита. Но это совсем не беззаботная детская улыбка - она очень хорошо помнит и уколы, и капельницы, и пункции.

"Мне очень жалко детей, которые лежат сейчас в больнице. Я знаю, что они переносят сейчас. Я молюсь за этих ребятишек, чтобы они поскорее поправились", - говорит Рита.

Кстати, мама Риты Светлана Ованесян работает врачом в отделении онкогематологии. "Когда кто-то из ребятишек умирает, на маму страшно смотреть. Она приходит домой сама не своя. А когда детишки выздоравливают, она самая счастливая", - говорит Рита.

Дома у Светланы Викторовны много альбомов с фотографиями детей-пациентов. И каждого она помнит по имени, помнит, какой у кого характер, привычки, увлечения. "За каждого ребенка врачи переживают как за своего. И каждый отвоеванный у рака ребенок - наша большая победа", - рассказывает Светлана Ованесян.

На начало этого года на учете у врачей-онкологов находилось более 300 ребятишек из Иркутской области. Ежегодно онкологические заболевания выявляются примерно у 50 детей. Но если раньше диагноз "рак" действительно звучал как приговор, то сейчас иркутские врачи уверены, что его можно вылечить. "Те онкологические заболевания, которые еще несколько лет назад неизбежно приводили к смертельному исходу, поддаются лечению. Более 70% пациентов выздоравливают, возвращаются к активной жизни, работают и рожают здоровых детей. Просто нужно собрать всю волю в кулак, мобилизоваться и выполнять все назначения врача, как бы тяжело это ни давалось. И тогда болезнь отступит. Шансы на победу у всех равные", - сказала Светлана Ованесян.

Загрузка...