Часовня за свой счет

Житель села Болухарь в Черемховском районе строит часовню на свои деньги

Принято считать, что сибирская деревня вымирает. Ее жителям после развала колхозов стало негде работать. Молодые поуезжали в город. А оставшиеся постепенно спиваются и умирают. Однако корреспонденту "Пятницы" удалось найти человека, который выживает в деревне исключительно благодаря своим рукам и работоспособности, растит троих детей. Да еще Андрей решил на свои деньги возвести часовню. Он верит в то, что это поможет вдохнуть жизнь в вымирающее село.

Труженики они

Красотой и основательностью усадьба Андрея Белькова очень отличается от других крестьянских хозяйств. Высокие железные ворота закрывают въезд в просторный двор. Здесь все говорит о том, что живут в доме настоящие хозяева.

- Это Андрея Белькова дом, - сказали нам в соседней деревне. - Слышали мы, что часовню строить собирается. Да у него и мама директором нашей школы была, мы ее хорошо знаем. И брат - священник, тоже церковь восстанавливает. Труженики они, Бельковы.

Андрею сорок три, он нестарый еще, крепкий и подвижный мужик с быстрым и цепким взглядом настоящего крестьянина, глава большой и дружной семьи. Жена его Виктория Белькова - хозяйка в доме, рукодельница. Работала заведующей детским садом, пока его не закрыли - не стало ребятишек, все в город переехали. Старшие дети - 20-летняя Наталья и 18-летний Сергей учатся в Иркутске, а дома с родителями живет только семилетняя Даша. У Бельковых большое хозяйство - восемь коров, несколько быков, десяток кур и свиней. И за всем этим нужен уход, а рук не хватает.

- Как ребята наши в город уехали, так и остались мы одни с женой на все это хозяйство, - признался Андрей. - Времени, если честно сказать, ни на что не хватает.

И все же мысль о часовне не дает покоя хозяевам. Во дворе лежат ошкуренные и отшлифованные шесть бревен. Они пойдут на часовню. А рядом, в крытом сарае, устроил Андрей себе столярную мастерскую.

- Вот, купил для постройки часовни станок многофункциональный, он хотя и китайский, но хороший, я уже на нем работал, - радуется Андрей своей покупке. - Хочу рамы оконные сделать.

В доме Бельковых все удивляет и радует одновременно. Как-то привыкли мы уже к тому, что в сибирской глухой деревне негде работать, что люди пьют, что жить не на что. А здесь - как в сказку попал. Дом огромный, нам, привыкшим тесниться в городских квартирках, такие размеры кажутся нереальными. И в каждой комнате - иконы, а в гостиной есть красный угол, как и положено в русской избе. Бельков и дом свой устроил с крестьянской основательностью, с заботой о будущем. В просторном коридоре сделал для детей шведскую стенку.

- Только успевал новые дырочки сверлить для турников, когда дети подрастали, - показывает он свое изобретение.

Теперь дети разъехались, осталась Дашенька.

Видно из окна

Идет Великий пост, и на столе у Бельковых всего вдоволь. Только эта пища постная: соленые грузди, лечо из перцев, жареная с шампиньонами картошка.

Из окна видно место, где будет стоять часовня. Уже залит фундамент. На будущую часовню Андрей Бельков возлагает большие надежды. Он с болью говорит о том, как буквально на глазах умирает и спивается деревенский народ. От многих бывших деревень остались лишь печные трубы. В Каменно-Ангарском, что совсем неподалеку, все уже разрушено. Нищета и разруха подбираются и к соседним деревням: к Шубино, где нет работы, и к Болухарю, где от колхоза - одни воспоминания.

- У нас столько молодежи пропадает! - качает головой Андрей. - Столько парней до тридцати лет не женятся, потому что не на ком. Девчонкам сейчас подавай иномарку и квартиру в городе со стиральной машинкой-автоматом. А где им взять? Я спрашиваю вчера местного нашего парня: "Саша, ты почему не женишься?" "Невеста еще не выросла!" - отшучивается. А ему и тридцати нет еще, мог бы семью завести.

Пример того, как церковь возродила село, у Андрея есть. Его родной брат Дмитрий Бельков служит священником в селе Голуметь, всем миром там взялись за реставрацию голуметской церкви - уменьшенной копии Казанского собора, взорванного в Иркутске на площади Кирова в тридцатые годы.

- И вы знаете, климат в Голумети поменялся, - говорит Андрей. - И молодежь делом занялась, и пить стали меньше, и семьи появились, и ребятишек крестят. Вот бы и у нас так...

Сам Андрей Бельков - бывший офицер морского флота, учился во Владивостоке, там и с женой познакомился. По флотской привычке слов на ветер бросать не привык. Тракторы эти, что под окнами стоят, собрал из металлолома. По его словам, "убитые купил, а из них игрушку сделал". А сейчас на них пашет.

- Крестьяне все такие, - признается Андрей. - И по дереву могут, и конюхами, и плотниками, и столярничать. Я еще и сваркой владею, и тракторист, и корову дою, и картошку сажаю на полутора гектарах один. Ну не буду я, правда, адмиралом, зато вот крестьянином стал.

Крест напротив дома

Рядом с избой Бельковых под листами рубероида сложены обработанные на станках бревна - на нижние венцы для будущей часовни. Копится на часовню лес, с трудом, но собирается. Обратился за помощью к местной власти - получил отказ.

- Мне отец Николай, настоятель черемховского храма, помог с лесом, калибровку сделал черемховский староста Александр, и еще один коммерсант Валерий пожертвовал на часовню, - говорит Андрей.

Он для себя так решил: Бог поможет. Да и люди, как увидят, что дело пошло, в стороне не останутся.

- Вот предлагали мне взять в собственность наш клуб, - повел нас к бывшей церкви Андрей. - Это церковь Николая Угодника, ее давно, в 1888 году, построили, но фундамент каменный, она еще сто лет стоять будет. Маковки с крестами, правда, сразу уничтожили. Я помню, как сюда мы с отцом кино смотреть приходили. Сейчас здесь пьют, свадьбы две сыграли. У меня сердце кровью обливается, но не потянуть мне сейчас такую работу. Это надо нанимать охранника, а деньги где взять?

Живут Бельковы своим натуральным хозяйством, каждая копейка своим трудом заработана. Завтра умри - сбережений нет. Это сейчас кормит пасека, скот домашний, свой огород. Но капиталистами Бельковых не назовешь: свободного капитала у них нет. Хотя Андрей Бельков надеется на то, что часовню он все-таки достроит, раз за это взялся.

Морской офицер на берегу

Андрей Бельков - бывший офицер морского флота, учился во Владивостоке, там и с женой познакомился. По флотской привычке слов на ветер бросать не привык. Тракторы, что под окнами его дома стоят, собрал из металлолома. По его словам, "убитые купил, а из них игрушку сделал". А сейчас на них пашет.

Метки:
baikalpress_id:  7 138