Прожила целый век

Василисе Марченко, старейшей жительнице села Шубино, Черемховского района, осенью исполнится 100 лет

Василису Ивановну мы нашли в ее добротном деревянном доме. Бабушка в чистом белом платочке, подвязанном у подбородка, грелась у русской печки, опираясь на посох. Василисе Ивановне этой осенью исполнится ровно сто лет - она, единственная из всей своей родни, прожила целый век! Как и все старики, она хорошо помнит свое прошлое, но забывает иногда имена внуков и правнуков.

Лишь небо и вода

- Мои родители приехали сюда, в Сибирь, из Полтавской губернии, - охотно рассказывает Василиса Ивановна. - Бедно жили там. Дед выделил всего четвертину земли, когда мой отец решил жениться. Семья стала расти, народилось семеро детей, да еще самих двое - как было прокормиться четвертиной? Вот сели в вагоны и отправились в Сибирь.

Семья переселенцев из Полтавской губернии ехала в столыпинских вагонах - так называли деревянные вагоны, в которых деревенская беднота с западных земель отправлялась осваивать окраины государства Российского. Семье Марченко повезло - никто из семерых детей по дороге не умер. Хотя от этих вагонов почти на каждой станции за Уралом относили покойников - в основном детей и стариков, которым далекий путь в Сибирь оказался не по силам. Отца большого семейства, уроженца Полтавщины, звали Иваном Степановичем Гудзем, а в Сибири эту фамилию скоро переделали на свой манер - стали называть украинца Иваном Гусем. Жену кликали Варварой, но она недолго прожила.

- Когда приехали-то сюда, отец все говорил: "Семья - семеро душ, а денег - пять копеек в кармане". Поселились в селе Федяево на Ангаре, сюда всех переселенцев с Украины тогда привозили, - говорит Василиса Ивановна. - Я-то не помню, мне всего два годика тогда исполнилось, а папа потом рассказывал. Вода далеко была, надо было на руках ведрами носить. Ну приехали, вырыли землянку сперва. Мама-то все плакала. Посмотрит, сходит на Ангару, вернется к землянке и давай плакать: "Одна вода и небо, больше ничего нет! Зачем мы сюда приехали?" Отец сразу взялся строить домишко, чтобы к зиме семья из землянки смогла перебраться в новый дом. Леса в Сибири было достаточно, но рук не хватало: старшая 15-летняя дочка Дарья не смогла бы заменить мужика на постройке, а жена сразу тяжело заболела.

- Отец избу к морозам успел-таки поставить, мама снаружи ее побелила и умерла, - рассказывает Василиса Ивановна. - Я осталась в два года без матери. Потом братик мой Сергей в первый же год умер, сразу после мамы. А мне Бог смерти не сулил.

Прожила век неграмотной

Василиса Ивановна потирает коленки - в старости стали болеть ноги, но она еще сама ходит. Никак вот не может отвыкнуть ходить в огород - все удобства-то в деревне во дворе. "Я уж сколько раз падала, кости себе ломала, а не могу вот, привыкла сама ходить", - не хочет привыкать к своей немощи бабушка Василиса. Аукнулись в старости те годы, когда семья жила в страшной бедноте.

- Обуток и штанов у нас в детстве никогда не было, - говорит Василиса Ивановна, растирая больные колени. - Это сейчас придумали колготки какие-то да штаны вот. А мы-то босиком бегали в лютый мороз. С улицы забежишь, по избе бегаешь-бегаешь да в голос плачешь, пока ноги-то в тепле отойдут. Дак иной раз белые станут пальцы. Мы-то век в недостатках жили. У кого копейка была, те баранов заводили, из шерсти носки вязали, чулки длинные. А мы-то все босиком. Матери не было у нас, отец второй раз не женился.

Из-за бедности Василиса не смогла выучиться - век прожила неграмотной. Школа летом не работала, а зимой девочке не в чем было ходить - дома сидела. Всего-то месяц ей и пришлось проучиться. В десятилетнем возрасте она выучила алфавит, и на этом ее учеба закончилась.

- Кабы я грамотная была, дак, может, жизнь у меня другая была, - вздыхает Василиса Ивановна.

Хотя и неграмотная, но своего отца она называла на "вы", и ее дети - что в наше время редкость необычайная! - называют Василису Ивановну уважительно: "Вы, мама..."

И дети - трудяги

Оглядываясь на прожитую жизнь, Василиса Ивановна вспоминает лишь тяжелую работу: как была стряпухой в первой коммуне, как работала в колхозе - и серпом жала, и снопы вязала, и сено косила, и боронила. Вышла замуж за белоруса, такого же переселенца, как и сама, звали его Алексеем Романовичем Марченко. Василиса и Алексей - оба потомственные крестьяне, привыкшие к любой работе. Жили семьей в Каменно-Ангарске, потом Василиса Ивановна перебралась к дочери Нине в деревню Шубино.

Родила 12 детей, остались жить восемь: Надежда, Нина, Наташа, Людмила, Юра, Семен, Валентин и Виктор. У детей появились свои дети, потом внуки, затем - правнуки. У Василисы Ивановны 19 внуков, 34 правнука и четверо праправнуков. Василиса Ивановна в свое время была матерью-героиней, ее наградили орденом "Материнская слава".

Все дети у нее такие же трудяги, как она сама. Дочь Нина, у которой сейчас живет старушка, в колхозе была первой дояркой, ей присвоили звание Героя Социалистического Труда.

- Это сейчас в Шубино работать негде, - качает головой Нина Марченко. - Фермы закрыты, колхоз развалился. Молодежи почти нет, все в город убежали, а кто остался - нигде не работают, дома сидят. Никогда у нас такого не было, чтобы молодые люди по домам сидели.

Василиса Ивановна Марченко прожила долгую жизнь. Ее столетний юбилей 10 сентября 2007 года будут праздновать всей семьей: вот только столы и лавки придется выставлять на улице - не сможет вместить деревенская изба огромную семью из полусотни человек.

Метки:
baikalpress_id:  26 337