Зрителю нужна тайна

Театр - самое древнее из визуальных искусств. Не было бы этого искусства, не возникло бы ни кино, ни телевидения. В театре обязательно должна быть тайна: без нее никуда. Именно в театре зритель может разгадать тайну своего времени, тайну искусства, тайну самого себя...

Я вырос в Комсомольске-на-Амуре. Это был закрытый город. Но у нас был свой театр, и вместе со зрителями он как будто создавал единое целое. Помню, какой был праздник, когда в наш город приезжал Иркутский драматический театр и как блистательно играли Венгер, Терентьев, Чичерин, Мыльникова. Театр постоянно должен меняться: ему необходимо существовать в том же ритме и настроении, в котором живут его зрители, - сегодня и сейчас.

Безусловно, иркутскому театру повезло с Вампиловым - именно в нашем городе впервые шли его пьесы. Сегодня важнейшая проблема как для иркутского театра, так и для театра всей России - отсутствие достойной драматургии. Я читал пьесы нашего земляка Ивана Вырыпаева, смотрел его фильм "Эйфория", который взял в этом году "Нику" в номинации "Открытие года". Мне кажется, такая современная драматургия - это язык намеков: настоящий текст еще не выстоялся, не народился. Может быть, экстремальная драма - только начало пути и нового театра, и нового кинематографа? Я с нетерпением жду открытий в драматургии! Мне кажется, настоящие авторы пока ищут о чем говорить с нами.

В театре важны личности: я всегда ходил на конкретного режиссера, на определенного актера. Мне нравился Кокорин, нравится Гущин - в их творчестве всегда присутствует тайна настоящего театра. В бурные 90-е годы иркутский театр не только выжил, но и прошел сквозь все беды с гордо поднятой головой! Я не знаю иркутских актеров, которые уходили в это сложное время в коммерцию, покидая театр навсегда. Все они играли, все остались в искусстве! Реставрация драмтеатра - для меня знаковое событие. До сих пор не пойму, как это удалось сделать в такое сложное время. Знаю, что тогда, например, во Владивостоке, чтобы выжить, пытались сделать театр-ресторан... Но в таком "буфете" и речи не может быть о режиссерских откровениях. Кстати, заметьте, если в кинотеатре зрители позволяют себе попкорн, то в театре, к счастью, пока нет.

Думаю, сегодня из всех визуальных искусств в нашей стране ярко развивается документальное кино. В этом году вышел поразительный фильм Рудницкой "Целуй меня крепче": о тяжелой жизни женщин уездного городка, которые по вечерам поют итальянскую оперу. Появилось много хорошего биографического кино: на "Нике" я голосовал за роскошный фильм Виноградова об Окуджаве "Арбатский романс". Вышел сильный фильм Цымбала о Зощенко и Олеше.

Современный зритель переполнен телевидением, видео и DVD. Зритель стал ленивым. Ему уютно дома на диване с пультом: цифровое телевидение дает каждому по сотне телеканалов одновременно. Зритель уже и сегодня разборчив и натренирован - он моментально реагирует на "картинку" и понимает, что будет дальше. Зритель сидит с пультом и каждый вечер монтирует свой собственный фильм: немного спорта, немного музыки, на десерт новостей...

Видео и все эти технологии сыграли с нами злую шутку: сегодня на камеру можно снимать безгранично долго. Когда же снимали на кинопленку, к каждому кадру относились как к произведению искусства. Сегодня же фильмы уже снимают чуть ли не на мобильный телефон. Эта легкость и доступность развратила режиссуру. А вместе с ней и зрителя.

В кино не осталось праздника. В конце 90-х люди было пошли в кинотеатры, где фильмы и нужно смотреть: вместе, коллективно, чтобы чувствовать присутствие сидящих рядом. Сегодня развитие кабельного телевидения, DVD, цифровых технологий вновь загоняет людей по домам. Но в современном ТВ так много штампов: все делается по шаблону, по стандарту. А в результате - смотреть неинтересно.

Лично я - поклонник кино и телевидения. Но во времена его всеобщей доступности зрителям будет не хватать театра. Живого искусства: тонкого и сиюминутного. И тогда зритель потребует и от нас тайны.

Метки:
baikalpress_id:  44 225
Загрузка...