"Дрынка" - это "до рынка",

или Почему иркутяне так быстро говорят?

Иркутяне - потомки ремесленников и купцов, коренные сибиряки, - переняли от своих предков не только имена и фамилии. Но также и речь. Оказывается, мы говорим очень быстро, почти не разжимая челюстей и не открывая рта. Поэтому нашим согласным негде развернуться, а наши несчастные гласные вообще поставлены в трудное положение! Вместо ударных гласных мы произносим безударные, а вместо "о" частенько говорим "у". Это все из-за мороза, утверждают специалисты. Хотя в последние годы климат наш изрядно изменился, ну а речь-то осталась прежней!

"Дрынка" - это что такое?

Преподаватель сценической речи Иркутского театрального училища Надежда Сергеевна Арно вот уже больше двадцати лет учит будущих актеров говорить правильно. И даже не просто правильно, а идеально. У нее - абсолютный слух на речевые ошибки. Мне она сразу поставила диагноз: "ч" свистит, "ш" и "ж" вы произносите, не разжимая челюстей. "Ш" и "ж" по месту своего образования находятся там же, где и звук "р", поэтому эти звуки необходимо произносить, открывая рот как надо".

Странно, я никогда бы этого не подумала - ведь я-то себя не слышу!

- Да, вот поэтому я и учу своих студентов для начала слышать себя, - говорит Надежда Сергеевна. - Есть музыкальный слух, а есть слух речевой. Ты можешь обладать абсолютным музыкальным слухом и не обращать внимания на неправильное произношение. Но как только человек начинает слышать речевые ошибки, все - с ним уже можно работать!

Мы живем в одном городе, общаемся друг с другом на одном языке, и нам заметить ошибки бывает ох как трудно. Зато приезжий сразу услышит все неправильности и погрешности. "К нам приезжают москвичи, и их начинает корежить от нашего произношения. Они сразу возмущаются: "Ой, до чего неправильно вы говорите!" - рассказывает Надежда Сергеевна. - Но они-то говорят еще хуже, просто не замечают этого!"

Свои первые впечатления о произношении иркутян Надежда Сергеевна помнит до сих пор. Она, тогда еще молодой специалист по сценической речи, только-только приехала в наш город, и ей нужно было с Синюшиной Горы добраться до театрального училища. Надежда Сергеевна вышла на "Бытовой" и отправилась на остановку трамвая. Приехал вагон, на котором она не успела разглядеть номер.

- Куда идет этот трамвай? - обратилась она к людям.

- Дрынка!

Озадаченная таким ответом, Надежда Сергеевна осталась на проезжей части, а трамвай ушел. И только спустя какое-то время она догадалась, что значит "дрынка". Это "до рынка". Только с чисто иркутским произношением...

Новосибирск - город с правильной речью

До Иркутска Надежда Сергеевна жила в Новосибирске. В то время там открывали Академгородок, и люди с высшим образованием со всех уголков огромной страны съезжались в тогда еще маленький сибирский городок. Так постепенно образовалась некая аура Новосибирска: молодого поселения, города образованных, интеллигентных и начитанных людей. Конечно, поначалу говор у каждого был свой: у кого-то рязанский, у кого-то московский, у кого-то - наш, сибирский. Но в процессе общения выработался новый язык - литературный, почти идеально выверенный, чистый, без всяких отклонений. Когда Надежда Сергеевна переехала в Иркутск, она попала в совсем другую среду - город был старым, со своими традициями и своей особенной речью.

- Мне поначалу было очень трудно привыкать к иркутскому говору, - признается Надежда Сергеевна. - Это язык купеческий, он веками складывался, и исправлять его очень тяжело! Язык - это характер.

А какой характер был у коренного сибиряка? На улице - мороз под пятьдесят, а ему еще надо на базаре корову продать и домой засветло вернуться. Поэтому он "шибко много" с тобой говорить не будет: ему "дело надо делать"! А мороз - "нечего варежку разевать". Поэтому и говорит сибиряк быстро, коротко, почти не раскрывая рта.

- Климат очень влияет на речь! - уверена Надежда Сергеевна. - Из-за сурового климата сибиряки малословны, из них слова-то щипцами не вытянешь. И характер такой, что больше привыкли руками работать, чем языком.

Как мы говорим?

Правда, как же мы неправильно говорим! Стоит только прислушаться. Например, почти не разжимая челюстей (как это на самом деле мы и произносим), скажите "Маша". У вас получится "Мыша", потому что ударный первый "а" станет похож на "ы", а ударение вообще перейдет на последний слог! Для удобства звук "о" многие сибиряки заменяют звуком "у", потому что его можно произносить, не разжимая челюстей: "Пугодаев" вместо "Погодаев", "пубуду" вместо "побуду", "ходют" вместо "ходят" и "хочут" вместо "хотят"...

Студенты, которые приезжают из деревень, все дружно говорят "текет" вместо "течет", "включат" с ударением на первом слоге и "позвонишь" - с ударением на втором.

- Многие приезжают из тмутаракани и думают, что артист - это цветы, поклонницы и шикарная жизнь, - говорит Надежда Сергеевна. - А здесь приходится с девяти утра и до девяти вечера работать над собой. В том числе и над своей речью. Кстати, не только артистам нужно правильно уметь говорить, но и журналистам, и учителям, и юристам.

Словом, всем, кто имеет дело с публичными выступлениями. И продавцам в магазинах тоже.

- Захожу в гастроном, на дверях висит табличка "Свежие торта!". Это значит, что продавец не знает, что в слове "торт" ударение неподвижное, оно всегда будет падать на "о". Поэтому не "торта", а "торты"! Или другой пример: наш специалист по речи Виктор Николаевич покупает картошку: "Мне кило картошки, пожалуйста!" Продавщица его поправляет или не слышит: "Вам кило (с ударением на "и"!!!) картошки?" - говорит Надежда Сергеевна. - А что делают юристы? Их же слушать невозможно! У них "осужденный" - с ударением на "у" и "возбужденное" с ударением тоже на "у"!!! А "средства" у наших чиновников с ударением на "а" - это кошмар вообще-то! Речь - это слух. И надо больше слушать, как говорят московские дикторы, чтобы исправлять свою речь. Очень хорошо говорят Екатерина Андреева, Кирилл Клейменов, Сергей Брилев.

"Я как бы живу..."

Особенно ополчается Надежда Арно на слова-паразиты. Мы, иркутяне, грешим тем, что часто к месту и не к месту употребляем "как бы". "Я как бы живу, - говорит студентка. - Я как бы хочу сказать". "Говори: "Я живу! Я хочу сказать!" - обрывает ее Надежда Сергеевна. Как внушить человеку, что он должен жить без словесной шелухи, тогда и жизнь будет совсем другой. Помните, что стало с Элизой Дулиттл из пьесы Шоу "Пигмалион", когда она научилась правильно говорить? Она превратилась из нищенки с лондонских окраин в прекрасную леди. Чем не пример для подражания?

- Моей дочке по русскому языку стали ставить тройки, когда она поправила учительницу: "Не "разлаживаете" надо говорить, а "раскладываете", - вспоминает Надежда Сергеевна. - А мне сколько пришлось выслушать о себе всяких гадостей, когда пыталась кого-то поправить! Раньше я не могла пройти мимо, если кто-то неправильно говорил. Теперь ничего - прохожу.

Да, люди - странные существа. Если человеку скажешь: у вас замок на юбке расстегнулся, тебе в ответ - спасибо! А если ты исправишь чью-то речевую ошибку, на тебя в лучшем случае обидятся, в худшем - скажут о тебе все, что думают. Почему-то никто не хочет выглядеть дураком в глазах другого. Так что лучше помалкивать.

Хотя, когда иркутяне приезжают в европейскую часть страны, им приходится перестраивать свою речь. И по замечанию Надежды Сергеевны, наши редко перенимают чужие ошибки (аканье, например), а начинают просто говорить в другом темпе, правильно выговаривая и гласные, и согласные.

Вот такая дрынка

Надежда Арно, тогда еще молодой специалист по сценической речи, только-только приехала в Иркутск. Ей нужно было с Синюшиной Горы добраться до театрального училища (на Тимирязева). Надежда Сергеевна вышла на "Бытовой" и отправилась на остановку трамвая. Приехал вагон, на котором она не успела разглядеть номер.

- Куда идет этот трамвай? - обратилась она к людям.

- Дрынка!

Озадаченная таким ответом, Надежда Сергеевна осталась на проезжей части, а трамвай ушел. И только спустя какое-то время она догадалась, что значит "дрынка". Это "до рынка". Только с чисто иркутским произношением.

Загрузка...