"На чужой планете"

Многие иркутяне уже могут позволить себе получать образование в зарубежных вузах

"Заграница нам поможет!" - эту фразу иркутская молодежь воспринимает без смеха. Оказывается, язык лучше учить в той стране, где на нем говорят. Китайский - в Китае, английский - в Англии и Америке, французский, соответственно, во Франции. Это было известно давно, а сейчас многие иркутские абитуриенты так и поступают. Медицинское образование тоже лучше получать там, где могут выдать диплом, который котируется не только у нас. И даже юристом лучше становиться в Германии, например, потому что на стипендию в 850 марок можно купить не только телевизор, но и машину, если подкопить как следует.

Учиться в Китае, жить в России

Иркутянка Мария Будина только год проучилась в Шеньяне. Но уровень знания китайского языка так вырос, что ее взяли в резерв переводчиков при иркутском губернаторе. Восемнадцатилетняя девушка теперь свободно переводит технические характеристики агрегатов, которые привезла на продажу одна из китайских экономических компаний, не говоря уже о том, что без труда может устно общаться с китайцами на любые темы. И еще Маша за этот год поняла: в Китае можно учиться, можно работать, но жить - только в России.

Ощущения - как на Луне!

Маша окончила иркутскую школу 1 с золотой медалью. И сразу встал вопрос: где учиться дальше? Ей всегда хотелось изучать китайский язык. Маша поступила на международный факультет ИГУ (специальность "Коммерция", с изучением китайского языка). Вскоре представилась возможность поехать на учебу в Китай. На домашнем совете рассудили так: чужой язык лучше понимаешь, когда живешь среди тех, кто на нем говорит. Так и решили: Маша едет в Шеньян!

- Я поехала в Китай совершенно одна, - рассказывает Маша. - Мой английский там не пригодился. Китайцы на нем совершенно не говорят и не понимают. Я как на Луну попала! Ощущение от приезда в Поднебесную было поначалу жутким: даже поесть и то нельзя по-человечески. Приходишь в ресторан, берешь меню и видишь одни иероглифы какие-то. Приходится тыкать пальцем наугад: авось да попадется что-то съедобное.

- Со мной были еще две девушки, которые раньше изучали китайский язык, они три курса в Иркутске проучились на международном, - вспоминает Маша. - Но им это образование никак не помогло - все пришлось начинать с нуля. Мы как-то принесли домой меню из ресторана. Думали, переведем со словарем, так хотя бы будем знать, что заказывать. В переводе названия блюд звучали так: "Золотой дракон", "Летящий дракон", "Голубая ящерица"... Короче, меню не помогло. Даже с переводом трудно было понять, что это такое: рис, мясо или суп - этот самый "Летящий дракон".

Рикше - сто юаней

Китай - страна контрастов. На центральных улицах мегаполисов полно небоскребов, неоновая реклама, магазины ломятся от товаров. Стоит завернуть за угол, как попадаешь в XIX век: какие-то наспех слепленные лачуги, рикши, босые лекари и откровенная нищета. Здесь белокожим делать нечего: на лбу ведь написано, что ты лох, чайник, языка не знаешь, и поэтому обмануть тебя ничего не стоит.

- Мы приехали с новой подругой Катей в Пекин, решили сходить в бассейн, - рассказывает Маша. - Нас до гостиницы вез рикша. Катя дала ему 100 юаней, он протянул сдачу - 50. Когда вошли в холл, развернули банкноту, она оказалась поддельной. Вообще, с китайцами надо держать ухо востро. Они постоянно обманывают, если знают, что ты иностранец. Минималка в такси - 70 юаней, а тебя возят за 150. Обманывают во всем и везде. Улыбаются, в глаза смотрят и врут. Когда говоришь им: "Я хорошо вас понимаю!" - только тогда начинают относиться к тебе как к равной.

Студенческая семья

Можно удивляться тому, как девчонка после школы решилась поехать в Китай на учебу. Без мамы и без папы, а также без всякой протекции. Это все равно что поехать в Голливуд сниматься в кино. Ведь с любым семнадцатилетним подростком могло случиться здесь все, что угодно. Только не с Машей. По словам ее мамы, дочка всегда росла на редкость серьезной и собранной. В трудные минуты жизни она умеет собрать всю волю в кулак и действовать так, как того требует ситуация. Маше Будиной удалось не потерять деньги, сдать документы в университет, устроиться в студенческое общежитие (кстати, это почти трехзвездочный отель!) и даже успешно пройти экзамены.

- Вступительные экзамены здесь были чисто символические, - вспоминает Маша. - Так, что-то писали. Ну потому что обучение платное - две тысячи долларов за год. Группа, в которую я попала, была интернациональной: семь корейцев, три японца, восемь австралийцев, несколько немцев и нас двое русских - я и еще одна девочка.

Маше очень понравилась ее студенческая группа. Несмотря на то что по-русски здесь никто не говорил, все хотя бы немного знали английский. Австралийцы вообще говорили на нем с детства, так что уровень английского у Маши тоже вырос значительно.

Китайская грамота

Чем занимались студенты? Два года полагается просто изучать язык, чтобы потом получить специальность. Ведь преподавание тоже ведется на китайском. Как же будешь учиться, не владея языком? С восьми до двенадцати шло обучение языку, так же, как в начальной школе: письмо, чтение, аудирование. А после - факультативы. Маша выбрала факультатив по каллиграфии. Ей очень нравилось выводить специальным пером китайские иероглифы, постигая менталитет другой страны. Например, иероглиф женщина, а над ней - крыша дома, все вместе означает "хорошо". И еще иероглиф женщина и ребенок тоже "хорошо".

- Китайцы удивительно заботливы по отношению к детям! - удивлялась Маша. - Им разрешается иметь всего одного ребенка, поэтому они позволяют своему малышу абсолютно все. Дети для них - это святое.

Студгородок

Шеньянский студенческий университетский городок сразу понравился Маше. Здесь все было предусмотрено так, чтобы студенты не только учились, но и отдыхали. Как и в Московском университете, на территории городка запрещено движение транспорта. Только свои машины, которые остановятся прежде, чем ты заметишь их появление. Маше нравилось гонять из конца в конец городка на роликах. А еще она любила играть с корейцами в волейбол.

- Мне очень понравились корейцы, - говорит Маша. - Я даже хочу выучить корейский язык, чтобы общаться с ними. Это удивительно добрые и открытые люди, какие бы ужасы ни рассказывали про Северную Корею. Их очень много живет в Китае, потому что здесь жизнь во много раз дешевле. Они много рассказывали мне о своей стране, о традициях. Корейцы, кстати, никогда не обманывают: хотя и восточные люди, но очень искренние.

Еще студенты играли вместе в футбол, баскетбол, занимались на тренажерах, ездили в бассейн, ходили на танцы. Негры научили Машу танцевать модный R…n…b .

Быт не заедает!

По признанию Маши Будиной, в Китае можно учиться за те же деньги, что и в Иркутске, только с гораздо большим комфортом. Например, дешевле оказалось снимать квартиру, чем платить за комнату в трехзвездочном отеле, что поначалу и делали студенты. Потом сняли 4-комнатную квартиру общей площадью около 140 квадратных метров, совершенно новую, с обстановкой, за 2400 юаней в месяц. Можно снять и 1-комнатную от 1000 юаней, тоже новую квартиру.

Питание в Китае очень дешевое.

- Там можно было поесть за символические деньги, - рассказывает Маша. - После голода, который был при Мао, китайцы здороваются оригинально: "Ты поела?" Я сначала сильно удивлялась: почему меня все время хотят здесь накормить? Неужели у меня такой замученный вид? Потом поняла - это больной вопрос. Так что поесть здесь можно на каждом шагу. Жаль, что китайцы очень нечистоплотные. У них чем грязнее, тем вкуснее.

Кстати, пиво в Китае очень вкусное и в три раза дешевле, чем в Иркутске. Студенты постоянно пили этот напиток, заменяя им традиционные чай и кофе. Какое пиво любит Маша, мне так и не удалось узнать, потому что девушка сказала: "Я же на диете!"

Маша Будина вернулась в Иркутск по двум причинам. Во-первых, такой долгой разлуки с дочерью не выдержал папа. Во-вторых, Маша поступила в ИрГТУ на специальность "Мировая экономика", чтобы иметь еще и русский диплом. Кстати, учится Маша на "отлично". А будущим летом поедет в Шеньян сдавать экзамены.

- Если я сдам китайский язык на 6-й уровень, меня смогут взять на любую работу в Китае, - говорит Маша. - Сейчас у меня 4-й уровень, но я занимаюсь с китаянкой Фан Фан, я ее учу русскому, а она меня - китайскому. Только в Шеньяне я поняла смысл китайской пословицы "Дома надейся на родных, а только за дверь - друзья помогут!".

Хитрые китайцы

- Мы приехали с новой подругой Катей в Пекин, решили сходить в бассейн, - рассказывает Маша Будина. - Нас до гостиницы вез рикша. Катя дала ему 100 юаней, он протянул сдачу - 50. Когда вошли в холл, развернули банкноту, она оказалась поддельной. Вообще, с китайцами надо держать ухо востро. Они постоянно обманывают, если знают, что ты иностранец.

Теперь еще и юрист

Татьяна Лебедева и не мечтала никогда учиться в Германии. После училища работала продавцом, торговала рыбой и пряниками. Однажды утром ей подвезли товар на крытой железом продуктовой машине. Татьяна возилась с замком своего павильона - он никак не открывался. Вдруг услышала за спиной шорох шин и оглянулась - на нее задом катила продуктовая фура. Она вот-вот должна была вдавить продавщицу в ее вагончик-павильон. Но Татьяна в последний момент прижалась к тополю, который рос рядом. В результате осталась жива, но руку оторвало по самое плечо.

- Это летнее утро перевернуло всю мою жизнь, - рассказывает Татьяна. - Военторг, которому принадлежали и машина, и торговый павильон, отказался признать мою травму производственной, сказали - бытовая. Завели дело, я долго судилась, ничего не понимая в юриспруденции. Я стала инвалидом, потеряла в одночасье не только руку, но и здоровье, и любимую работу. И казалось, дальше жить незачем.

Но решение учиться пришло как-то само собой. Татьяна поступила на юрфак университета, а когда пришло предложение поехать на второй курс в Германию - сразу согласилась. Ну и что, что в школе учила английский? Немецкий выучила за лето, сдала тест, оказалась в городе Галле на реке Заале. Так он и назывался по-немецки - Халле (Заале). Небольшой, очень чистый и ухоженный городок, на улицах которого росли розы, а домики были похожи на декорации к сказкам Андерсена.

- Больше всего меня удивило, что мне назначили стипендию, как и другим русским студентам, аж 850 марок! - вспоминает Таня. - На первую стипендию я купила в свою совершенно пустую комнату в студенческом общежитии огромный телевизор с плоским жидкокристаллическим экраном, поставила его прямо на пол и уселась смотреть!

Еще Таня купила велосипед на вторую стипендию и летала на нем по городу, несмотря на отсутствие левой руки. В России все еще длилось следствие по ее делу, а она постигала азы юриспруденции.

- Интересно, что немецкий давался мне так легко, как будто я родилась здесь, - признается Татьяна. - Однажды у нас преподавал немец с сильным французским акцентом и все спрашивал меня: "Я понятно говорю?" Я кивала головой, потому что понимала почти все, что он говорит. Почему он обращался ко мне? Потому что я всегда стремилась сесть в первый ряд, чтобы не пропустить ни слова.

Преподаватели на занятиях вели себя совершенно раскованно: могли сесть прямо на стол, а ногу поставить на рядом стоящий стул. Во время лекции попивали кофе. Атмосфера была очень непринужденной. Хотя как таковых лекций в немецкой системе преподавания было не так уж и много. Два-три лекционных часа в неделю. Еще была пара часов индивидуальных занятий с тем преподавателем, которого ты себе выбрал. Остальное время выделялось студентам на самостоятельную работу.

- Это было очень непривычно, - рассказывает Татьяна. - Поначалу я никак не могла привыкнуть к тому, что мне дается право выбора. Предметы выбирай какие хочешь, хоть с разных факультетов. Лекции тоже по выбору. Единственное жесткое условие: ты просто обязан сдавать тесты по тем предметам, которые выбрал, и вести научную работу. Если не справляешься - вылетаешь.

По сути, весь процесс обучения студент строит сам, никто за ним не следит, не контролирует. Нянек нет. Просто потом надо будет сдавать сложные тесты - а как это сделать, если ты не учился? Практические занятия со студентами немецкие преподаватели устраивали в форме обсуждений. С чисто немецкой педантичностью три часа могли разбирать какой-нибудь подпункт в законе. Тогда как в русском университете за это время решают пять-шесть юридических задач. Здесь было все основательно и очень неторопливо.

- Кроме основных занятий у нас еще была практика в суде, - рассказывает Татьяна. - Мне доставались в основном вопросы наследства. Помню одну семейную пару, и мужу, и жене под девяносто, и они пришли написать завещание на дом и земельный участок. Никаких громких дел я там не слушала, и мы не разбирали их. Однажды, правда, было громкое дело! Я не услышала будильник и опоздала в суд на полчаса. Когда мой преподаватель увидел меня на пороге, он был просто в шоке! Для немца опоздать - все равно что прийти в общественное место голым.

Тане Лебедевой повезло: она прекрасно справлялась и с немецким, и с юриспруденцией, исправно получала стипендию. Ребята-немцы, с которыми она успела подружиться, подарили ей подержанный японский ноутбук - очень приличная вещь, пусть и бэушная.

А когда закончила учебу, кто-то из немцев предложил ей купить старенький "Пежо". Всего за тысячу долларов. Но девушка представила себе, какие взятки придется давать на русской границе, и оставила эту идею до лучших времен. Теперь Таня имеет два юридических диплома - немецкий и российский, но собирается ехать в Гамбург, чтобы работать в рекламе. Свой суд она выиграла, став дипломированным адвокатом: ее травму признали производственной и платят пенсию. А она снова учится - теперь уже в Москве.

Пунктуальные немцы

Однажды Таня не услышала будильник, проспала и опоздала в суд на полчаса. Когда ее преподаватель увидел девушку на пороге, он был просто в шоке! Для немца опоздать - все равно что прийти в общественное место голым.

Во Францию на практику

Ольга Барданова - студентка лечебного факультета Иркутского медицинского университета. Два месяца она училась во Франции, в городе Гренобле. Впрочем, как говорит Ольга, это была больше практика в больнице, чем учеба.

С 9 до 12 наши студенты практиковались в гренобльской клинике. В Гренобле только один медицинский университет, так же, как и в Иркутске, и так же, как и у нас, при университете есть свои клиники, где работают университетские профессора и где практикуются студенты.

- Посещение лекций, которые проходят в Гренобльском университете три раза в неделю, необязательно, - рассказывает Ольга. - Но вот тесты!.. Если ты не посещал лекций, не сдашь ни за что.

Поэтому французские студенты лекций не пропускают. Кстати, там тоже есть стипендия размером 1000 евро, естественно, на эти деньги студенту можно жить. Образование так же, как у нас, частично платное, частично - бюджетное. Наш диплом о медицинском образовании там не котируется, как и везде, в общем-то, в мире. Надо поступать на первый курс и учиться заново. Но, поскольку Ольга не ставила перед собой такой цели - получить французский диплом, ее устраивала и практика в клинике.

- Практика для меня была очень полезной, - рассказывает Ольга. - Во-первых, нам доверили сразу вести истории болезни. В Росии мы начинаем это делать только с четвертого курса, и то эпизодически. А там я вела нескольких больных. Еще мне понравилось то, что студентам разрешается делать некоторые исследования, которые у нас считаются врачебными. Например, я должна была брать спинномозговую пункцию. Это у нас делают только врачи. Конечно, мне было очень страшно, руки дрожали от волнения. И пациентка попалась очень возбудимая. Она кричала: "Ой! Что вы со мной делаете?!" - едва я прикасалась к ней руками. После такой пациентки мне потом было уже ничего не страшно. Эту пункцию я брала пять раз, и все было успешно.

Оля Барданова была не единственной иностранной студенткой в гренобльской клинике. Ординаторами там работают и арабы, и поляки, и сирийцы. Правда, студенты-иностранцы могут быть интернами и ординаторами, а врачами - только французы. По окончании университета французу отдадут предпочтение, если на место в престижной клинике будут претендовать еще и иностранцы. А пока длится учеба (а медицинское образование во Франции получают 10 лет!), иностранцы практикуются в любых, даже самых престижных клиниках.

- Французы - очень воспитанная нация, - рассказывает Ольга. - Однажды на утреннем обходе мы шли по неврологическому отделению всей толпой: ординаторы-иностранцы, студенты, а впереди - врачи. Потом все ординаторы как-то незаметно отстали от врачей, а я храбро последовала за ними. Оказалось, два профессора пришли осматривать больную, которая приходилась женой какому-то известному врачу. И меня (куда было деваться?) представили врачом. Я от ужаса вжалась в стенку и молча простояла весь осмотр.

Врачи во Франции - высоко оплачиваемая категория. Дипломированному специалисту платят в месяц примерно пять тысяч евро и выше. В размере тысячи евро получают стипендию и студенты, поэтому на медицинские факультеты неизменно высокий конкурс. Ольга говорит, что никогда не попала бы во Францию, если бы не Тамара Семеновна Крупская - преподаватель нашего университета, которая и начинала эти студенческие "экспедиции". В Иркутск французские студенты не ездят, считают, что у нас слишком бедная медицина. Зато гренобльская профессура бывает часто: у наших врачей, несмотря на отсутствие современного оборудования, все же есть чему поучиться.

Воспитанные французы

- Французы - очень воспитанная нация, - рассказывает Ольга. - Однажды на утреннем обходе мы шли по неврологическому отделению всей толпой: ординаторы-иностранцы, студенты, а впереди - врачи. Потом все ординаторы как-то незаметно отстали от врачей, а я храбро последовала за ними. Оказалось, два профессора пришли осматривать больную, которая приходилась женой какому-то известному врачу. И меня (куда было деваться?) представили врачом. Я от ужаса вжалась в стенку и молча простояла весь осмотр.

Цена вопроса

  • Если вы хотите учиться за границей, рекомендуем вам сначала узнать, какие факультеты и вузы Иркутска практикуют обмен студентами. Если вы попадете во Францию или в Германию по обмену, то не только не будете платить за учебу (высшее образование в Европе бесплатно, даже для иностранцев), но еще и станете получать стипендию в районе 500-1000 долларов.
  • В Шеньянском университете обучение стоит 2000 долларов в год, плюс оплата за квартиру - от 1000 юаней в месяц. Зато пиво стоит на наши деньги 9 рублей за литр, и качество отличное. Питание в Китае очень дешевое.
  • Авиабилеты:

Иркутск - Шеньян - Иркутск обойдется в 14 000 рублей.

Иркутск - Москва - Берлин - Москва - Иркутск - 24 000 рублей.

Иркутск - Москва - Париж - Москва - Иркутск - 27 000 рублей.

Метки:
baikalpress_id:  26 325