Почему в больнице все платное?

Очень хочется верить, что за два года что-нибудь изменилось в системе оснащения больниц медикаментами.

Сначала я хочу сказать вам спасибо за то, что в своем издании вы не оставляете в стороне наиболее злободневные темы, в том числе до предела наболевший вопрос о плачевном состоянии нашего здравоохранения.

Я каждую неделю читаю "Пятницу". История про Антона Бикинина ("Пятница" N 48, 08.12.2006) переполнила чашу моего терпения! Ведь его сначала привезли в ГКБ № 3 (в народе — Кировская больница). О ней, собственно, я и хотел поговорить. Думаю, что каждый, кто хоть раз там бывал, замечал убогость и нищету данного заведения.

Дело в том, что в 2004 году мне самому пришлось туда попасть. Я, тогда студент 4-го курса ИрГУПС, попал в эту больницу с довольно тяжелым диагнозом в результате падения с 4-го этажа. Вначале я оказался в травматологическом отделении, потом меня перевели в нейрохирургическое отделение, где мне предстояло пролежать два месяца. Там мне провели сложнейшую операцию, продолжавшуюся шесть часов, собрали осколки моих позвонков и поставили их с помощью металлоконструкций на место. За это огромная благодарность врачу-нейрохирургу Андрею Владимировичу Рычкову!

Но, собственно говоря, меня интересует другое: почему в этой больнице все платное? Абсолютно все — шприцы, системы, лекарства, операционный пакет: перчатки для хирургов, марля 50 метров, катетеры, скальпели (!), препарат для наркоза (!!!), который стоит 1700 рублей. Даже физраствор для систем частенько приходилось покупать самим. Обращаю ваше внимание, что препарат для наркоза (рекафол, диприван) в аптеке при ГКБ № 3 можно купить абсолютно беспрепятственно, ни о каких рецептах и речи не идет!

В общем, в этой больнице для меня бесплатными оказались только еда, термометр, извините, клизма и золотые руки медперсонала. Для чего тогда существует фонд обязательного медицинского страхования? Куда деваются деньги? Ведь больница наверняка получает средства от фонда ОМС!

А вы только представьте, какой огромный оборот имеет эта аптека при больнице! Ведь родственникам больных, ослепленным горем, нет времени ходить и выбирать, где подешевле.

В общей сложности моим родителям пришлось потратить на мое лечение более ста тысяч рублей. Мои родители живут в деревне, отец безработный, а мать — инвалид II группы. Пришлось нам полностью ликвидировать подсобное хозяйство, залезть в долги! Но, слава Богу, деньги собрали вовремя.

Нам предложили обратиться в страховую компанию (тогда это была "Экомед"), что отец и сделал. Там рассмотрели представленные чеки и ответили, что из всего, что им было представлено, они могут вернуть лишь 1900 рублей и только через суд, а остальные медикаменты и памперсы в список не входят. Сами понимаете, что браться за это гиблое дело мы не стали. Можно было обратиться в суд, но через год мне пришлось еще раз ложиться в эту же больницу (снимать пластины с позвоночника), и подавать иск в суд в моем положении — все равно что рубить сук, на котором сидишь.

P. S. После восьми месяцев постельного режима я снова научился ходить.

Метки:
baikalpress_id:  44 194