Здоровье у всех одно

Правда ли, что сельские жители живут дольше горожан?

Существует мнение, что деревенские жители намного здоровее горожан. Все-таки вся жизнь на свежем воздухе, здоровая пища и физические нагрузки. Значит ли это, что жители городов с их ужасной экологией и стрессами обречены? Мы постарались проанализировать жизненные примеры нескольких сибиряков-долгожителей. Нашим героям 102 года, 96, 90 и 87 лет. Среди них - как горожане, так и жители села. Нам было интересно узнать, как удалось им прожить так долго. Оказалось, что секрет долголетия заключается не в хорошей и сытной пище и уютной спокойной жизни, а в нас самих.

Почтальон отметит 102 года

Сергей Ильич Карнаухов, почтальон из села Тангуты, отметит в сентябре 102 года! Он почти ровесник ХХ века. Кстати, он не был сельчанином по происхождению. Родился в городе Великие Луки, потом переехал в Иркутск и лишь в 1939 году попал на жительство в село Тангуты, да так там и остался.

Кем только Сергей Ильич не работал! Начинал лесничим в Нукутском лесхозе, потом был лаборантом на Тангутском молокозаводе, завхозом в школе. Последнее место работы - сельская почта. Каждое утро он, навешав на себя две-три толстые сумки с газетами и журналами, ходил по дворам. Ходил всегда пешком, не пользовался велосипедом, а иного транспорта почтальонам не полагалось.

В Тангутах в шестидесятые годы было больше ста дворов, и все выписывали много корреспонденции, заставлять подписываться никого не надо было. Но Сергей Ильич все равно агитировал сельчан подписаться еще на какую-либо газету или журнал. Тангутская почта помнит почтальона Карнаухова до сих пор: когда он пел "При лужке-лужке-лужке", вся почта ему подпевала. Когда праздновали столетие, губернатор области Александр Тишанин подарил старожилу новый дом.

Баба Маша косит траву

15 марта жительнице Иркутска Марии Дмитриевой исполнится 90. Она родилась и прожила почти всю жизнь в Заларях, работала в колхозе. Только в 80-х перебралась в Мегет, поближе к дочери. Сейчас живет на краю микрорайона Первомайского в частном доме. До сих пор косит с внучкой траву. Недавно купили лошадь, а сена ей на зиму надо много. С утра, пока роса не спала, баба Маша и внучка косят траву на окраине Иркутска. Между прочим, за лето пять тонн вдвоем заготавливают. Только внучке - чуть за двадцать, а бабушке - под девяносто. Кроме коня у бабы Маши в хозяйстве курицы, козы, три собаки. Всех кормит, за всеми ухаживает. В Мегет добирается пенсию получать где своими ногами, где на электричке - там у нее прописка. "Приходите к нам на пироги!" - приглашала баба Маша нас к себе в гости. Пироги она печет замечательные, пышные, с ягодами и сметаной.

Самый трудный день

В жизни иркутянки Веры Чегодаевой было немало трудных дней. В этом году ей исполнится 87. На ее долю пришлась Великая Отечественная война, на которой погиб муж. Четверых детей вырастила одна, причем двух приемных. У нее много внуков и правнуков. Она их всех любит и поддерживает, к ней до сих пор все они ходят за советом. Вера Андриановна вспоминает самый тяжелый день на войне: это было под Севастополем. Ее контузило, и три дня она пролежала без сознания в блиндаже. Потом вброд переходили через Севаш - соленое топкое озеро, и сапоги были белыми от соли. Далее перешли Перекоп, а затем долго, почти сутки, лезли в гору. Воды за весь день досталось по три глотка - колодцы немцы отравили. А из еды на день был один сухарь на каждого. Когда взяли 21-ю высотку, Веру легко ранили: финский снайпер выстрелил, но лишь содрал ей кожу на спине. Видела в этот день, как три немецких корабля выбрасывали за борт детей и стариков, которых взяли из Севастополя для прикрытия. Плакала, слыша их крики. После войны сорок лет проработала журналистом в иркутской "Восточке".

Никакого безделья

Иркутянка Лидия Ивановна Тамм прожила 96 лет. Свою первую книгу воспоминаний она написала в 94 года. В ней Лидия Ивановна рассказывала:

"У нас считалось, что ночь для сна, а день - для бодрствования. Бабушка говорила: "Завели некоторые моду днем в постели валяться. Кто войдет, стыд, днем в постели человек валяется. Он что, старый или больной?" Эти бабушкины порядки я усвоила на всю жизнь. Никто из моих соседей, знакомых не видел у меня днем раскрытую постель или меня лежащей днем. Я живу уже 94 года и не желаю бездумно тратить время".

Мне посчастливилось при жизни общаться с этой удивительной женщиной. Всегда двери ее дома были открыты для гостей. Уходя, она оставляла ключ в почтовом ящике, а в дверях - записку: "Чай и сахар на столе, угощайтесь, я скоро буду". Она всю жизнь была очень строга к себе и никогда не допускала безделья, а когда была почти немощной, взялась за свою первую книгу.

И это при том, что она как "враг народа" прошла через камеры и пытки Лубянки, а муж предал ее во время ареста. Ей на долю выпало пережить смерть всех своих родных и единственного сына. Она умерла на 97-м году жизни, оставив иркутянам три замечательные книги, тут же ставшие библиографической редкостью.

Они медленно умирают

Наталья Орестовна Сараева, заместитель главного врача Иркутской областной клинической больницы, считает, что и в селе, и в городе люди болеют одинаково. Только у горожан больше возможностей пойти к врачу, сделать обследование, вовремя предупредить наступающую болезнь. В селе нет специалистов, нет диагностического и другого современного оборудования, а у деревенских жителей еще и нет средств, чтобы съездить к врачу в город.

- Наша больница областная, но у нас в некоторых отделениях лежат до 40-50% городских жителей. Это не потому, что горожане чаще болеют. Нет, просто сельчане не могут найти денег, чтобы приехать в Иркутск. Я по профессии гематолог. И я знаю, что в селе лейкозами болеют не реже, чем в городе. Эти больные должны ежемесячно приезжать в Иркутск, чтобы проходить лечение и обследоваться. Но ведь все эти больные - инвалиды, а разве могут они на свои инвалидные пособия купить билет? Живут в селе как могут и умирают медленно, потому что им не на что сюда приехать.

В селе медицина отсталая

Кащеев Сергей Ефимович, заместитель главного врача по организационно-методической работе ОКБ № 1:

- Уже год прошел, как было объявлено правительством о национальных проектах. Но у нас до сих пор медицина на селе недостаточно развита. Там ни кадров нет, ни оснащения. А спектр заболеваний, я думаю, такой же, как в городе. По нашим отчетам выходит, что в Иркутске самая большая заболеваемость, но это не так! Фактически самая высокая заболеваемость как раз в отдаленных районах, просто у нас медицинское обслуживание больше доступно горожанам. В Ангарске АНХК очень хорошо поддерживает медицинские службы, в Братске хорошая медицина, в Усолье-Сибирском. А вот жителям отдаленных районов приходится добираться за сотни километров, чтобы попасть к нам. Вот недавно был случай на моих глазах. Приехал дедок из Выдрино. У него тяжелая патология была, требовалась срочно операция. Все его родственники живут в городе, он один - в селе. По всем правилам мы должны были бы его отправить в Бурятию, это их округ. Но как мы его можем отправить обратно в ту сельскую больницу, из которой он сбежал сюда? Не будешь же старого больного человека оставлять без помощи. Мы его взялись лечить, хотя мы получим за это копейки. И таких случаев море.

Чем болеют сельчане

По статистике на первом месте у жителей сельской местности стоят болезни глаз - катаракта и глаукома. На втором - болезни, связанные с повышенным артериальным давлением, на третьем - легочные болезни. Большинство из этих заболеваний в запущенном состоянии, потому что сельчане не имеют доступа к качественному медицинскому обслуживанию.

Горожане же в 2006 году больше всего обращались в больницу по поводу болезней системы кровообращения - эти заболевания у жителей городов Иркутской области стоят на первом месте, на втором - заболевания органов пищеварения, а на третьем - болезни эндокринной системы.

Метки:
Загрузка...