Не хочу учиться!

"Ни одного человека невозможно научить чему-либо, нужно просто создать условия, при которых он сам бы захотел учиться", — напоминает доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, психолог Сергей Бышляго

Виновата природа

— Человек не хочет учиться, Сергей Анатольевич, а кто в этом виноват — учителя, родители или сам ученик?

— Я все-таки думаю, что виновата природа, природа самого человека. Я понимаю, что это самый легкий ответ на ваш вопрос, но такова, получается, жизнь. Потому что учение, желание этого учения, как и желание праздного времяпровождения, — все это проявления одного и того же мотивационного поля, только степень напряжения разная. Желание учиться требует большей энергоемкости, а, соответственно, желание не учиться
— меньшей. И все это, по сути, стороны одной медали.

Нужно заинтересовать

Светлана: "Сын совсем отбился от рук, ничего не хочет делать, уроки из-под палки делает только тогда, когда я рядом сижу. Я верчусь как белка в колесе, стараюсь подзаработать, а у него сплошные тройки, и то хорошо, что не пары. Ему всего десять лет".

— Светлана, про детей такого возраста можно сказать только одно — их нужно заинтересовать. Помните известную педагогическую аксиому — ни одного человека невозможно чему-либо научить, нужно только создать условия, при которых он сам бы захотел учиться. И если говорить о десятилетнем ребенке, у которого система ориентиров в жизни пока еще сосредоточена на семье и школьных учителях, то весь вопрос упирается в налаживание отношений между ребенком и этими значимыми взрослыми. Светлана, я думаю, что в вашем случае речь идет о неправильной организации заинтересованности вашего ребенка именно вами. Сейчас, в данный момент его развития, вы пока еще остаетесь главной для мировосприятия своего сына, и если ему что-либо неинтересно, то причиной отсутствия интереса и, соответственно, основанием для его возбуждения являетесь вы. И поэтому совет, и очень простой, и довольно сложный, — заинтересуйте ребенка, приложите свои максимальные усилия и не ждите напрасно, что вдруг сам по себе возникнет у него интерес к учебе, сейчас все, Света, зависит только от вас.

Проблемы роста

Ольга: "Дочку ничего не интересует, водила ее на танцы, на музыку, все бросает, учится плохо, стала какой-то неряшливой, даже нужно напоминать, чтобы голову помыла и что кофта не первой свежести. Ей уже тринадцать, а она вот ест, например, без устали сладкое, поправилась сильно, а если ей начинаешь говорить, что так нельзя, огрызается, до истерики доходит. Даже подруг у нее нет, а раньше была общительная и веселая".

— Уважаемая Ольга, поймите, все мы не являемся образцом для подражания, что уж тогда говорить о девочке-подростке. И количество съеденного сладкого, и отсутствие желания делать что-то реально интересное и значимое — все это еще не является показателем того, что ребенок проблемный. Тринадцатилетний ребенок — это растущий организм, возможно, сейчас этому росту требуется больше углеводов, в конце концов, и тринадцатилетняя девочка, по определению, не может переесть, потому что она растет. Значит, ее организму это необходимо, как бы скептично вы ни относились к этому факту. А проблема изменения поведения вашей дочери в плане игнорирования элементарной гигиены и характер взаимоотношений с окружающими — это вполне закономерно для переходного возраста. Это объяснимо и предсказуемо, Оля: человек растет, изменяется, меняются и его взаимоотношения с окружающей действительностью, а то, что вы считаете проблемами,
— это только проблемы роста вашей дочери. Вырастет она, поумнеет, станет более опрятной, более удобоваримой в общении с окружающими. Наберитесь терпения и мудро посмотрите на ситуацию.

Залог успешности

Вера: "Что делать? Дочь не хочет учиться, мы с мужем заплатили за институт, а она еле-еле окончила первый курс и сейчас заявила, что ей это неинтересно, лучше она пойдет работать. А куда работать без специальности? Всю жизнь — подай-принеси? Говорю, что жалеть потом будет, а она дверью хлопает. Так она сама портит свое будущее из-за лени".

— Вера, в вашем лице и на вашем примере я сталкиваюсь с весьма распространенным явлением под названием "родительское предписание", потому что из каждых 100 произвольно взятых учащихся высших учебных заведений фактически, и это в лучшем случае, только 10 учатся осознанно и по собственному желанию. Большинство, я говорю о своих студентах, начиная с первого курса, реализуют только родительские предписания, именно родителям важно, чтобы их дети получили высшее образование, не важно какое. Поймите, уважаемая Вера, нужно задать вашей дочери только один вопрос — а что, собственно, ей самой интересно? Ведь количество вложенных денег в процесс ее обучения совсем не определяет степень ее заинтересованности в том, что ей предлагается изучать. Я думаю, Вера, что ваши проблемы от того, что вы просто не знаете круга интересов вашей дочери. Дело совсем не в ее лени, потому что ленью можно объяснить что угодно. И прежде чем вкладывать деньги в то или иное предприятие, и в обучение в том числе, нужно учитывать так называемые риски — и в ситуации с вашей дочерью нужно как минимум задаться вопросом: а интересно ли ей это? Потому что залогом успешности человека, как в процессе работы, так и в процессе учения, является одно-единственное — интерес.

Не идите на поводу

Ксения: "Сын какой-то несамостоятельный, если не проверишь, все ли собрал в школу, то обязательно
что-нибудь забудет: или дневник, или тетради. Учителя жалуются, что он невнимательный и ленивый, поэтому отстает. А у меня нет денег на репетиторов, а сама я не очень разбираюсь в той программе, которую они проходят. Он учится в 7-м классе".

— Уважаемая Ксения, невнимательность, непунктуальность, необязательность и прочие "не" — это вполне объяснимые свойства растущего организма, особенно мальчикового и особенно находящегося в переходном возрасте. Такие индивидуальные особенности детей должны учитываться в процессе обучения в самой школе, но они не учитываются, а это, Ксения, согласитесь, уже не ваши проблемы, а переброшенное на вас специфическое отношение некоторых учителей к детям. Мало кто понимает, что подростковый возраст ребенка — это сама по себе уже колоссальная проблема для самого ребенка. И вам, Ксения, к сожалению, приходится общаться именно с такими учителями. Ведь нужно понять, Ксения, что одно и то же событие можно описывать разными терминами, в психологии это называется приемом рефреминга, т. е. изменения рамки, ведь, согласитесь, ту же самую лень можно обозначить даже как способ экономии энергии, а рассеянность определить как стремление объять необъятное. Я думаю, Ксения, что вы находитесь под гипнозом тех определений и характеристик, которые вам навязывают официальные гуру от педагогики. Ксения, вы-то своего ребенка лучше знаете, правда? И вполне объяснимая рассеянность, которую вы, несомненно, принимаете у своего ребенка, не должна сейчас именно у вас превратиться в идею фикс. Нужно хотеть самой узнать, что за человек ваш ребенок, не идите на поводу у недоброжелателей. Единственным моим вам советом, Ксения, будет только одно — желаю вам большего доверия к собственному сыну, меньше слушайте окружающих и больше его любите.

Наша общая беда

Ирина: "Дочке 15 лет, а ее, кроме тряпок, ничего не интересует, даже уроки не делает. Дома постоянные скандалы, она врет, что приготовила задания, а начнешь проверять — ничего. Я уже боюсь звонить классной руководительнице, потому что одна тема — ваша дочь не хочет учиться".

— Ирина, а вы вообще-то задумывались — а чего хотят нынешние пятнадцатилетние? Проблема потребностей и желаний у человека формируется обществом, и это, безусловно, факт. Это не ваша вина, а наша общая беда, что на протяжении очень многих лет у наших детей не формируется желание познавать. Ира, вы поймите, мир современной молодежи вообще настолько меркантилен и материально направлен, что о желании самопознания, самосовершенствования и обучения и речи просто не идет, такой мысли не возникает. Бытие определяет сознание, как говорили еще классики. Поэтому в решении вашей проблемы, которую я очень понимаю, нужно просто набраться терпения, ведь как насильно мил не будешь, так и принципиальными, интеллектуально содержательными и одухотворенно-творческими людьми мы стать не в состоянии. Для того чтобы ваша дочь стала другой, должны кардинально поменяться условия ее существования.

Чем меньше ждешь

Ольга: "Дочь совсем не помогает по дому, мне проще самой все сделать, чем просить. Можно пять раз сказать, можно десять, чтоб помыла пол хотя бы в своей комнате, а кончается тем, что я все делаю сама. Ничему не хочет учиться, пуговицу не может пришить, и в школе та же картина, книжек не читает, только телевизор и подружки, сидела бы у них часами, и подруги такие же бездельницы. Сил уже нет, даже подумать страшно, что ее ждет".

— Стоп, Оля, есть простое психологическое правило — если не хочешь получить разочарования от близкого человека, ничего от него и не ожидай. Причиной ваших беспокойств из-за дочери являются именно ваши ожидания. Мы все, Оля, заложники такого
социально-психологического феномена, как ожидание взаимности, и в голове у каждого из нас работает счетчик-калькулятор, который отсчитывает количество добрых дел, которые мы делаем для других, и в соответствии с общим количеством сделанного нами ждем ответных действий. Естественно, что любой из нас в личных и особенно семейных отношениях имеет большую склонность к преувеличению баланса собственных усилий, поэтому и наступает разочарование. Это почти неизбежно. Поэтому наиболее мудрой и для вас наиболее психотерапевтической позицией, Оля, будет отсутствие ожиданий ответных благодеяний со стороны вашего ребенка. Все дело в вашей внутренней установке — чем меньше ждешь, тем больше получишь. Ничего не ждите. Только неждущий может получить внезапно, на уровне сюрприза, а не на уровне обязаловки, удовлетворение от другого человека.

На собственной шкуре

Валентина: "Сын прогуливает школу, учителя с вечными жалобами — что он не хочет учиться. А это выпускной класс, и гарантий, что он поступит на бюджет, никаких, денег на платное тоже нет. Вот загремит в армию, последние знания растеряет. Прошу его отца, мы в разводе, поговорить с сыном, а ему все до лампочки, там молодая жена. А я уже ночей не сплю, так тяжело, с сыном говорить пробовала сто раз, он обещает исправиться, но все по-прежнему".

— Валя, для разрешения вашей ситуации никаких психологических советов просто не существует. Есть такая пословица, я думаю, в корне неправильная: что дурак учится на своих ошибках, а умный — на чужих. Человек может научиться только на собственных ошибках и только в том случае, если он эти ошибки будет рассматривать не как крах или неудачу, а как повод к размышлению. Поэтому все ваши усилия, Валентина, все ваши разговоры с ребенком, внушения — они пока, к сожалению, только разговорами и остаются, он ничего не поймет, пока на собственной шкуре не испытает последствия тех или иных своих поступков. В семнадцать лет услышанные слова — это только слова, вашему сыну, Валя, нужно пройти весь путь самому. Вы говорите ему
— не будешь учиться, пойдешь в армию, так ведь, только когда там отслужит, он поймет то, от чего вы его предостерегали, поймет смысл ваших слов.

Совсем лживо

— Сергей Анатольевич, от каких самых главных ошибок можно предостеречь родителей, если их дети не хотят учиться?

— Родителей нужно предостеречь от испуга. Страх — это наследие самих родителей, т. е. в большинстве случаев это сами недоучившиеся до желаемого уровня родители пытаются за счет какой-то гипермотивации добиться от детей компенсации, пусть ребенок станет тем, кем не стал я. И, это самое интересное, если родитель сам был лодырем в школе, он-то как раз и пытается компенсировать свое собственное нежелание учиться искусственным стимулированием учебной активности у ребенка. Но для самого ребенка эти родительские "усилия" ненатуральны и искусственны, ведь детей нельзя обмануть, они не поверят, потому как видят, что это стремление к получению знаний в устах родителей звучит совсем лживо. Проблема нежелания детей учиться — это наследственная проблема нежелания учиться их родителей, которые либо забыли это, либо этот факт сознательно замалчивают.

Загрузка...