Сын разбился

Кто виноват в смерти 18-летнего иркутянина Павла Ющенко?

8 октября прошлого года во время высотных работ на здании банка "Радиан", расположенном на углу улиц Советской и Байкальской, с высоты 8 метров сорвался верхолаз. Получив травмы, несовместимые с жизнью, он скончался через пять часов, не приходя в сознание. Верхолаза звали Павел Ющенко, ему было всего 18 лет.

Роковой баннер

Началось все с баннера, расположенного на улице Джамбула, из содержания которого следовало, что фирме требуются сотрудники для высотных работ. Там же был телефон работодателя. Объявление на свою беду увидел студент технического университета Павел Ющенко. Он уже давно и серьезно занимался скалолазанием. Объявление его заинтересовало, но не из-за материальных трудностей - он рос в благополучной и обеспеченной семье. Скорее им двигало желание самоутвердиться, заработать деньги самому. Поэтому Павел решил использовать оставшееся до начала учебы время с пользой и вместе с другом позвонил по указанному телефону.

Там им объяснили, что работа заключается в облицовке фасада здания банка "Радиан" композитными плитами. Продолжительность работ - 3 недели. Оплата - 1 тысяча в день. Режим работы - с 9 до 19. Договорились о встрече. Переговоры о приеме на работу от имени работодателя ООО "Регад" в лице Максима Максимова вел Тарас Гуренко. Запомним их имена.

У Павла и его товарищей не было ни специального снаряжения, ни специальности промышленного альпиниста, ни соответствующих документов, подтверждающих право осуществления высотных работ. Однако работодателей это не смутило. В итоге они были допущены к работе, разумеется, без оформления трудового договора. Инструктажа по технике безопасности тоже никто не проводил. Павел получил пропуск на территорию банка, ему была выдана спецодежда с логотипом "Регад", велся табель по учету рабочего времени. При этом, как следует из рассказа Татьяны Ющенко, матери юноши, оборудование для высотных работ у Павла было свое, то есть то, которым пользуются в спортивном скалолазании, но не в промышленном альпинизме. Но работодателей это вполне устроило.

Но это еще что! Выяснилось, что к работе допустили также трех несовершеннолетних юношей, которым едва исполнилось 16-17 лет! Хотя, согласно ГОСТу, к ведению высотных работ допускаются лица, достигшие 18 лет, прошедшие обучение по специальности "промышленный альпинист" и имеющие удостоверение государственного образца об окончании соответствующего учебного заведения. Эти требования распространяются на все организации, привлекающие специалистов для выполнения высотных работ по найму. Но это на бумаге, а на практике получается полнейший беспредел. Нанимают практически с улицы.

Работали до темноты

Павел проработал на объекте, как и было оговорено, ровно три недели, но из-за плохой организации работы затягивались. То не было плит, то приходилось переделывать уже выполненную работу, то еще что-нибудь. Начался октябрь. Юноше стало тяжело совмещать занятия в университете и работу, и он несколько раз просил Максимова и Гуренко оплатить ему хотя бы отработанные дни. Но те неизменно отвечали, что расчет будет производиться только после выполнения всего объема работ. У Павла уже был печальный опыт в таких делах. Поскольку трудовые отношения никак не оформлялись, то работодатель имел возможность диктовать свои правила: не нравится - никто не держит.

- Мой сын понял, - рассказывает Татьяна Ющенко, мама юноши, - что если он уйдет, то денег не заплатят. Ходил на объект после учебы, работал до темноты. Потом Максимов им пообещал платить по 1200 рублей за день, если к 9 октября объект закроют. Начались работы в авральном режиме. Работать приходилось в тяжелых условиях, иногда до 9 часов вечера, когда на улице уже было темно и холодно. Работали и в выходные.

А в последние дни работа вообще приняла характер штурмовщины, поэтому в сложившихся условиях несчастный случай следует рассматривать скорее как закономерность, чем случайность.

Ни сочувствия, ни соболезнования

Что же случилось 8 октября? История эта очень темная и запутанная. Мы располагаем только лишь копиями объяснительных записок, которые написали после происшествия другие члены бригады. Сами ребята отказываются от интервью. К примеру, Алексей Бобков, которому, кстати, всего 16 лет, в тот день работал в паре с Павлом Ющенко и на вопрос, видел ли он, как это произошло, ответил односложно: "Нет". Однако он сообщил интересную деталь - оказывается, в момент трагедии никого из руководства вместе с ними на крыше не было, как, впрочем, и в остальные дни. То есть практически ребята были предоставлены сами себе. Работали на свой страх и риск.

Павел Ющенко работал со стороны фасада. Со стороны торца висели две веревки, предназначенные для подъема "картин" (так промышленные альпинисты называют композитные плиты. - Авт.). Один конец веревки был прикреплен на крыше, к другому подсоединялись специальные крюки, за которые цеплялись "картины".

"Когда "картины" закончились, - написал Алексей Бобков в объяснительной, - я и Паша решили спуститься вниз, узнать, готовы они или нет. Мы начали спускаться по веревкам. Я спускался на одной веревке, а Паша - на другой, которая развязалась, и Павел с нее упал. Перед тем как спускаться на веревках, нами были проделаны все необходимые действия по фиксации веревок к страховке". Но как могла развязаться веревка, по которой в этот день уже спускались люди?

По словам Алексея Бобкова, Павел лежал без сознания. Вызвали скорую помощь, отвезли в Кировскую больницу, где он умер, не приходя в сознание. В справке о смерти сказано: "Тупая сочетанная травма головы, груди, с повреждением внутренних органов". Почему о происшествии тут же не было сообщено в милицию - тоже один из вопросов, на которые пока нет ответа. По идее, милицию должны были вызвать сразу же, пока Павел еще находился на территории банка. Может быть, решили не поднимать шума, надеялись, что все обойдется? И таких вопросов без ответа в этой истории очень много.

Матери Павла позвонили спустя некоторое время.

- О случившемся мне сообщил Максимов, - вспоминает Татьяна Ющенко, - он дежурил возле больницы, говорил красивые слова, что поможет. А когда Паша умер - ни сочувствий, ни соболезнований.

Не мог он пойти на риск

На похороны Павла пришло более 100 человек. В ноябре прошли соревнования, посвященные его памяти. Татьяна Николаевна, мама погибшего мальчика, до сих пор не может оправиться от трагедии. Она еще совсем молодая, красивая женщина, но говорит, что теперь жизнь для нее потеряла смысл. Павел был единственным ребенком в семье, и эта утрата невосполнима. Татьяна рассказала, что ее сын был очень добрым мальчиком, внимательным к людям, ответственным. Хорошо учился. Альпинизмом занимался серьезно. Ему хотелось испытать себя в трудных обстоятельствах.

Татьяна Ющенко показала характеристику из детского туристического клуба СЮТУР. В ней говорится, что Павел занимался спортивным туризмом с 2000 г. За это время проявил себя как высокоорганизованный и целеустремленный человек. В 2004 г. занял 1-е место в городских соревнованиях по технике спортивного туризма. В мае 2004 года в рамках горной туриады "Снежный барс" занял первое место по скалолазанию. Павел имел третий разряд по спортивному туризму, третий взрослый по скалолазанию, третий взрослый - по альпинизму. В последние годы увлекся туристским многоборьем, ребята выбрали его капитаном команды.

"Павел - один из самых лучших людей, - написано в характеристике, - в его характере сочетались доброта, мягкость, внимание к людям и по-настоящему мужские черты характера - надежность, ответственность, смелость и огромное упорство в достижении цели".

Из всего этого следует, что Павел был достаточно подготовлен. Имея огромный опыт занятий скалолазанием, очень трудно представить, что он стал бы спускаться, предварительно не проверив крепление веревки. Значит, было что-то еще? Но что?

Судебные перспективы

Кто же должен понести ответственность за гибель юноши?

Дело о смерти Павла расследует прокуратура Октябрьского округа. Будет или нет возбуждено уголовное дело - пока неизвестно. Все упирается в отсутствие трудового договора, а при таком раскладе вину можно списать на самого Павла, дескать, и не работник он вовсе, а просто так на крышу залез. Несмотря на то что прошло достаточно много времени, прокуратура так и не пришла к какому-то выводу.

К тому же вырисовывается очень запутанная цепочка взаимоотношений между работодателем и работниками. Банк "Радиан" заключил договор с ООО "Регад", тот заключил договор с частным предпринимателем Максимом Максимовым. Максимов же заключил договор с Тарасом Гуренко. Тарас Гуренко, который практически нанимал Павла на работу, на момент гибели уже ушел от Максимова. Говорит, возникли разногласия. Короче, сам черт ногу сломит. Все это заставляет предположить, что отсутствие договора было преднамеренным, возможно, с целью ухода от налогов.

Татьяна Ющенко обращалась в инспекцию по труду с просьбой провести расследование, но там говорят, что сначала нужно доказать факт трудовых отношений. Хотя, думается, при желании это можно сделать достаточно легко. Ведь, в соответствии с Трудовым кодексом, трудовые отношения возникают в результате фактического допущения к работе с ведома работодателя или его представителя независимо от того, был ли трудовой договор надлежащим образом оформлен.

В этой истории все свидетельствуют о том, что трудовые отношения были. Павел был допущен к работе, лично ее выполнял, получил частичную плату за свой труд, что подтверждается свидетельскими показаниями работников и охраны банка. Сам директор ООО "Регад" Сергей Мальцев признался мне, что у него имеются ведомости о выплате зарплаты работникам. Есть и масса других документов, подтверждающих факт найма. И по всей видимости, и прокуратура, и инспекция по труду как минимум должны привлечь к ответственности тех, кто незаконным образом привлекал к работам непрофессионалов и несовершеннолетних.

И еще. Выяснилось, что индивидуальный предприниматель Максимов вообще не имеет лицензии Федерального агентства по строительству. Возникает вопрос: почему же, несмотря на это, "Регад" все-таки заключил с ним договор на высотные работы? Ведь есть же ГОСТы, есть правила, наконец.

Кстати, Сергей Мальцев, директор ООО "Регад", убежден, что ответственность за случившееся целиком и полностью лежит на Максиме Максимове:

- Я заключил с ним договор. Он представился как промышленный альпинист и сказал, что у него есть квалифицированная бригада. Я не вникал в подробности. Поверил ему.

По словам Сергея Мальцева, Максимов сейчас пытается уйти от ответственности, скрывается. "Он даже пробовал меня склонить к расторжению договора задним числом", - признался директор ООО "Регад". Также Сергей Мальцев рассказал, что заплатил Максимову 400 тысяч рублей. При этом выяснилось, что ребятам, которые ежедневно рисковали своими жизнями, тот заплатил всего лишь по 4,5 тысячи.

Вообще, роль Максимова в этой истории особая. Именно он нанимал работников. Он являлся бригадиром. Но, как говорит Татьяна Ющенко, даже прокуратура не может его разыскать.

И последнее. Где же деньги, которые заработал Павел? Их выплатили только после того, как Татьяна Ющенко пришла к директору ООО "Регад" Мальцеву. "Павел что-то заработал?" - спросила она г-на Мальцева. После этого, через месяц после трагедии, он привез 30 тысяч - ровно половину от заработанной суммы. Остальные ребята так ничего и не получили...

Не имели права допускать

Прокомментировать случившееся мы попросили Павла Сергеевича Трофимова, президента автономной некоммерческой организации "Региональный "ПромАльпЦентр".

- Имели ли право работодатели нанимать несовершеннолетних мальчишек?

- Высотные работы относятся к вредным и опасным работам, люди моложе 18 лет не должны к ним допускаться ни под каким видом.

По словам Павла Трофимова, промышленный альпинист - это человек, который прошел соответствующее обучение и имеет удостоверение с правом допуска к такому виду работ. "Спорт никакого отношения к способам выполнения высотных работ не имеет вообще, - говорит Павел Трофимов, - это абсолютно разные вещи".

- Как возможно то, что во время происшествия не было бригадира, не было контроля над техникой безопасности?

- Это стало возможным, во-первых, потому что у нас вообще отсутствует контроль над проведением подобных работ. Во-вторых, нормативная база в промышленном альпинизме достаточно слаба. В-третьих, и это, пожалуй, основная причина - финансы. Одно дело иметь в своем штате обученных профессионалов, которые знают свои права, обязанности, работают на качественном и дорогом снаряжении, и другое дело - набрать пацанов на улице, которые ни за что не отвечают, и платить им совсем другие деньги.

- А сколько платят промышленным альпинистам, когда они работают легально по договору?

- Сегодня промышленный альпинист не выйдет на работу, если его сдельная заработная плата меньше чем 2 тысячи рублей в день. Это по рамкам Иркутска минимальная оплата. Но самое главное, на профессионала нужно тратить деньги: снаряжение, налоги, социальное обеспечение. Представьте затраты. Вот и получается, что тендеры сегодня выигрывают те, кто выбирает пацанов с улицы. А фирмы серьезные, заботящиеся о безопасности своих людей, иногда оказываются в проигрыше.

- Есть ли гарантия, что подобный случай в нашем городе станет последним?

- Такой гарантии нет, более того, такие случаи будут происходить. И чем дальше, тем их будет больше, потому что профессия "промышленный альпинист" становится все более востребованной. Иркутск активно и очень плотно застраивается - часто становится невозможным использовать автовышки. Все больше появляется работ, где в промышленных альпинистах есть необходимость, - реклама, сотовая связь, высотная мойка. Все больше денег в этой сфере крутится. Калек и смертей будет все больше, пока не будут приняты меры со стороны контролирующих органов. Другого пути нет.

- Как вы полагаете: кто ответственен за гибель юноши?

- Непосредственно ответственность за действия работника лежит на бригадире, который находился или должен был находиться рядом с ним. Если там не было бригадира и если с Павлом не было заключено трудового соглашения, то говорить об ответственности, к сожалению, почти бесполезно.

Метки:
baikalpress_id:  25 566