Поставить ребенка на ноги

В Иркутске начнет работу хирургическая клиника по методике Ульзибата

Тысячи семей в Иркутске и области столкнулись с диагнозом ДЦП. Дети-инвалиды и их родители до сих пор у нас как отдельное государство. Как они живут, как пытаются справиться со своей бедой — это остается для здорового общества тайной за семью печатями. Ведь большинство детей-инвалидов сидят по домам в своих инвалидных креслах, и здоровые дети даже не догадываются об их существовании. Но в Иркутске нашлась инициативная группа матерей, которые твердо решили поставить своих детей на ноги. Чего бы это им ни стоило! Как ни странно, подтолкнул их к этому закон о монетизации льгот. Если раньше проезд к месту лечения и обратно оплачивало государство, то теперь вся тяжесть расходов легла на плечи родителей. А ведь многие не имеют возможности работать — надо ухаживать за ребенком-колясочником, и денег на проезд нет. Теперь в Иркутске откроется своя хирургическая клиника, где будут делать операции по методике Ульзибата. Тысячи детей покинут инвалидные кресла и встанут на ноги, они смогут прийти в детские сады и школы. Это настоящая революция в иркутской детской хирургии!

Мама Никиты

У Ольги — редкое заболевание, которое многим навсегда закрыло дорогу к материнству. Несовместимость матери и плода по резус-фактору. Но ей так хотелось иметь ребенка! Дважды она пыталась родить, и все две попытки заканчивались неудачей. И вот четвертый младенец наконец-то родился! Ольга рожала его в областном перинатальном центре, и Наталья Владимировна Протопопова, принимая новорожденного, только взглянув на него, сразу поставила диагноз: "Потребуется длительная неврологическая реабилитация. Но ты у нас женщина мужественная, ты все выдержишь!"

— Я думала, что эта реабилитация будет длиться неделю, от силы — месяц, — говорит, улыбаясь, Ольга. — Оказалось, всю жизнь.

Надо видеть, как Ольга это сказала. Нет, не с трагедией в голосе, не с обреченностью. Чего от нее не добьешься, так это упаднических настроений. Вот уж про кого сказал Маяковский, "гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей". Дурацкая в общем-то фраза, но верная. Не знаю, как ей это удается при такой жизни, но Ольга всегда веселая и поразительно жизнерадостная. А ее Никитка — это вообще настоящее солнце. Он, как подсолнух, поворачивает голову ко всем входящим и озаряет дом своей счастливой улыбкой.

Уникальный хирург

К диагнозу ДЦП было трудно привыкнуть, еще тяжелее оказалось найти пути решения этой недетской в
общем-то проблемы. В то время, когда другие малыши уже сидели в своих кроватках, вытянув ножки, Никита не мог разогнуть ни ноги, ни руки, он был похож на плюшевого медвежонка, у которого нет мышц. Конечно, мышцы у Никиты есть, но к трем годам они натянулись как струны, ноги переплелись в крест, врачи это называют "мышечным тонусом". Если у обычного ребенка мышцы растягиваются, как эластичная резина, давая возможность голове поворачиваться, а рукам и ногам совершать свободные движения, то у Никиты они все были с рождения жестко сокращены.

Талантливый тульский хирург Ульзибат занимался проблемой ДЦП. И он же сказал сенсационную вещь: "Мышцы у детей, больных ДЦП, бывают настолько сильно сокращены, что трубчатые кости самопроизвольно ломаются 2—3 раза в месяц. Эти дети живут, превозмогая невыносимую боль". Тульский хирург разработал уникальную методику хирургических операций, которая помогла детям, родившимся с ДЦП, избавиться от этой страшной болезни. Казалось бы, решена громадная проблема, и надо внедрить эту методику по всей стране! Ничего подобного! Методику внедрили в Испании, и клиника процветает: там больных ДЦП не меньше, чем у нас. Больше того, к тульскому хирургу потянулись родители с детьми-инвалидами из Молдавии и Белоруссии, с Украины и Казахстана, из Киргизии и Армении, из Эстонии, Греции, США, Польши, Германии, Израиля, Индии, Италии, Югославии, Швеции... Ульзибат же на родине так и не добился у чинуш от медицины, чтобы его операции были занесены в государственный реестр как жизненно необходимые для дэцэпэшников. А если операции нет в реестре, то государство ее и не оплачивает, и вообще не дает никакой помощи — ни пациентам, ни врачам. Но здесь получилось так, что родители сами стали узнавать о клинике Ульзибата, и потянулся в Тулу поток страждущих. 3500 операций в год делал тульский хирург! Потом открылись филиалы в Новосибирске и Красноярске, но поток больных не стал меньше. Не так давно профессора Ульзибата не стало — он умер от инфаркта на пороге своей операционной...

Как Никита пошел

Ольге повезло: она случайно узнала о том, что есть такая методика. И еще не успела изуродовать своего Никиту в местных клиниках. Дело в том, что существует традиционная методика операций, при которой ахилловы сухожилия просто иссекаются и превращаются в сплошной рубец. Боли ребенок уже не испытывает, но он никогда не будет ходить после такой "мышцерубки". А потом ноги гипсуют, за месяц полной неподвижности мышцы вообще атрофируются. В марте 2003 г. Ольга взяла Никиту в охапку и поехала в Красноярск, в хирургическую клинику, оперирующую по методике Ульзибата. Маленьким скальпелем Никите рассекли некоторые мышцы, и он спустя какое-то время смог сесть с прямыми ногами. Это было большое достижение! В сентябре 2004-го она сделала третью операцию в Новосибирске. Никита смог ходить, конечно, за две руки, но он пошел!

— Теперь у меня задача научить Никиту ходить держась за одну руку и держать ручку увереннее, — говорит Ольга. — Он ведь в этом году пошел в первый класс! Пошел своими ногами. Учительница его хвалит. Память у него очень хорошая...

Кроме Ольги, которая сделала уже четыре операции и подняла недвижимого ребенка на ноги, своей очереди ждут несколько тысяч детей с диагнозом ДЦП. В Иркутской области на 1 сентября 2006 г.
детей-инвалидов насчитывается 15 491. Матери дэцэпэшников, среди которых есть и медики, и преподаватели медицинского университета, пробили брешь равнодушия общества к их проблеме: идею открытия хирургической клиники в Иркутске поддержал и областной комитет здравоохранения, и городской департамент здравоохранения. Ольга уверена: еще несколько операций, и Никита будет таким же, как все, обычным ребенком. Он будет бегать наперегонки с ребятами, и прыгать, и играть в мяч. Многие дети, которых оперировал Ульзибат, успели забыть, что такое ДЦП.

Контактный телефон: Карасева Ольга Тимофеевна, председатель Иркутской региональной общественной организации инвалидов с нарушением
опорно-двигательного аппарата ЛИТОПС. Тел. 47-27-00; сот. тел. 89149156824; 63-33-34.


Что такое ДЦП?

Термин ДЦП (детский церебральный паралич) объединяет ряд синдромов, которые возникли в связи с повреждением мозга и проявляются прежде всего неспособностью сохранять позу и выполнять произвольные движения. Под тонусом мышц подразумевается непроизвольное, постоянно меняющееся в интенсивности мышечное напряжение, не сопровождающееся двигательным эффектом. Мышечный тонус создает подготовку к движению. Для выполнения своей задачи каждая мышца должна обладать способностью к расслаблению, сокращению, растягиванию и быстрому переключению с одного из этих состояний на другое. У больных ДЦП все функции мышц оказываются дефектными.

Метки:
baikalpress_id:  6 662