Спасти Катю

Девочке из Ангарска требуются деньги для операции на сердце, у родителей их нет. Вся надежда — только на добрых людей

С семьей Казаковых из Ангарска еженедельник "Пятница" дружит давно. Мы познакомились два года назад, когда Катюше Казаковой еще не было трех лет. Тогда врачи поставили ребенку страшный диагноз — врожденный порок сердца II степени. Ее жизнь висела на волоске — срочно требовалась дорогостоящая операция за границей. После нашей публикации нужная сумма была собрана. В феврале Кате исполнится четыре годика. За свою жизнь она перенесла три операции на сердце. Девочка очень хочет ходить в детский сад, играть с ребятишками, но пока не может — в апреле будущего года ей предстоит еще одна сложнейшая операция в берлинской клинике. А для этого опять нужны деньги.

Неправильное сердце

Для Елены и Владимира Казаковых Катя — долгожданный ребенок. "Я была уже не молодая, поэтому к беременности относилась очень ответственно. Наблюдалась у лучших иркутских врачей. Они меня уверяли, что никакой патологии у ребенка быть не должно", — вспоминает Лена.

Девочка родилась в срок и до четырех месяцев ничем не болела. Все изменилось за одну минуту. "Мы ходили на массаж, и во время очередного сеанса Катя вдруг посинела и начала задыхаться", — рассказывает женщина.

Маму с ребенком срочно положили в Иркутскую областную детскую больницу. Диагноз был неутешителен — врожденный порок сердца "Тетрада Фалло". Из-за того, что сердечко сформировалось неправильно, организму катастрофически не хватает кислорода. Медики знают, что при таком заболевании 25% детей не доживают и до года, а 50% умирают в возрасте до 5 лет. Спасти их может только срочная операция.

"Они не умеют оперировать"

В Иркутске такие операции не проводят, поэтому Казаковы полетели в Москву в институт им. Бакулева. Свое пребывание в этой больнице Елена вспоминает как страшный сон: "Никакого сочувствия и внимания от врачей я не чувствовала. Когда доктора приходили на обход, меня просили покинуть палату. Я до сих пор не понимаю, почему должна была это делать, ведь разговор шел о здоровье и жизни моего ребенка! Нам сразу заявили, что поставят отечественный протез, а вот будет он работать или нет — никто не знает, шансы 50 на 50. Чтобы поставить американский, надо было заплатить кругленькую сумму в долларах".

В итоге Казаковы потратили больше 100 тысяч рублей. Занимали деньги у родственников, знакомых, даже не зная на тот момент, как будут рассчитываться. О самой операции Елена говорит с содроганием: "Медсестра забрала у меня ребенка, понесла в операционную, а мне сказали находиться в палате. Пока Катю несли по коридору, она так кричала, что страшно вспоминать".

После операции Казаковых выписали домой, но предупредили, что через год им надо приехать снова на повторное хирургическое вмешательство. За месяц до этой поездки Елене позвонила женщина из Казани, с которой они познакомились в больнице. Ее дочка Руфина, ровесница Кати, с таким же пороком сердца тоже должна была пройти повторную операцию. "Мать Руфины плакала и кричала мне в трубку: "Моя девочка умерла! Никогда не ездите в эту больницу! Там не умеют оперировать!" Мне было очень страшно, но другого варианта у нас не было, и мы снова поехали в Москву", — вздыхает Елена.

Врачи осмотрели Катю и вынесли решение, что оперировать девочку не будут — слишком велик риск потерять ребенка. Но без операции она бы не выжила. Тогда родители отправились в Санкт-Петербург к известному кардиохирургу Вадиму Любомудрову. Но он только развел руками: "Старайтесь попасть за границу. Они уже давно делают такие операции с хорошими результатами, а у нас, к сожалению, такой помощи вам пока не окажут".

"Про заграницу даже не мечтайте"

Операция в берлинской клинике стоила почти 29 тысяч евро. Таких денег у Казаковых не было. Им бы сделали операцию бесплатно, но только в том случае, если бы российские клиники официально отказались проводить лечение. Но такую справку и Москва, и Санкт-Петербург дать отказались. Дать ее означало расписаться в своей беспомощности перед зарубежными коллегами.

Казаковы оказались в замкнутом круге — врачи говорят, что нужна срочная операция, на счету каждый день, а делать ее отказываются, не желая рисковать, но официальный отказ тоже не оформляют. "Мы обращались и в Минздрав, и в облздрав, но нам везде отказали все по той же причине — нет официального отказа. В ангарской администрации нам выделили помощь — 1,5 тысячи рублей, но на тот момент это были смешные деньги", — говорит Елена.

Больше всего в той ситуации родителей Кати поразила позиция иркутских врачей. Один кардиолог, очень известный в области, заявила им: "Даже не мечтайте поехать за границу! Нашим врачам тоже на ком-то надо учиться". Вот и все, что услышали Казаковы от человека самой гуманной профессии в мире.

"Здесь вашего ребенка не проспят"

В отчаянии Елена и Владимир стали обращаться во все газеты, на радио и телевидение. В иркутский еженедельник "Пятница" тоже поступило письмо с просьбой помочь собрать деньги. Сотрудники нашей редакции связались с друзьями из Германии. К счастью, очень быстро нашелся человек, готовый оказать помощь, — Ральф Гельбарт стал рассылать письма с просьбой помочь ангарской девочке по своим знакомым, во все газеты, а потом создал сайт "Помогите Катюше". В итоге немцы собрали 20 тысяч евро, большую часто которых выделила крупнейшая немецкая газета "Бильд". Еще 9 тысяч евро поступило от жителей Иркутской области. "Мы очень благодарны всем этим людям. Переводили деньги на счет, приносили к нам домой, звонили, дарили Катюше игрушки, книжки, просто говорили слова поддержки. Страшно подумать, что могло случиться, если бы тогда мы не нашли денег", — плачет Елена.

Когда семья приехала в Берлин, их встречали как родных. "Мы наконец-то почувствовали себя в безопасности. Там к больным относятся совсем
по-другому. Катя ни разу не плакала, потому что перед тем, как начать осмотр, врач играет с ней, разговаривает и, только когда видит, что ребенок к нему привык, приступает к медицинским манипуляциям. А в день операции никто не забирал у меня дочь. Ей поставили успокаивающий укол, и, лишь когда она уснула, ее забрала медсестра", — рассказала Елена. После операции мать отпустили домой до утра, сказав на прощание: "Не бойтесь, вы не в России, здесь вашего ребенка не проспят".

"Буду доктором"

За последние два года Кате сделали две операции в Германии. И немецкие, и российские врачи говорят, что результаты очень хорошие. Если в начале болезни организм ребенка насыщался кислородом всего на 55%, то уже после первой операции в Берлине этот показатель почти достиг нормы — 89%.

В апреле 2007 года девочке предстоит еще одна операция, на этот раз радикальная, завершающая. Если она пройдет удачно, Катя будет жить как обычный ребенок — ходить в детский сад, играть с детьми, готовиться к школе. А пока она играет в куклы дома, с мамой. Особенно нравится играть в больницу: Катя — врач, а куклы — больные. "Когда я стану большой, буду лечить детишек, я доктором буду", — говорит девочка. "Из нее получится хороший врач, ведь весь путь тяжелой болезни она прошла сама", — добавляет ее мама.


Помогите Кате

Когда верстался номер, в редакцию "Пятницы" пришло сообщение из Германии. Немецкая газета Bild снова готова оказать помощь семье Казаковых. Деньги на третью операцию им дадут. Но она может стать сложной, и сроки пребывания Кати в Берлинской клинике сердца могут выйти за рамки установленного срока. В таком случае ангарчанам придется платить каждый день 1150 евро. Сколько таких дней потребуется, чтобы Катя поправилась, пока не знает никто. Поэтому родители девочки обращаются ко всем людям, которые могут помочь.

Рублевый счет:

Байкальский банк СБ РФ

Ангарское отделение 7690/047

р/сч 30301810518000601831

к/сч 30101810900000000607

БИК 042520607

ИНН 7707083893

42307.810.5.1831.0034070

Казакова Елена Васильевна

Счет в евро:

SWIFT CODE: SABRRU66

SAVINGS BANK OF THE RUSSIAN FEDERATION,

(BAIKALSKY OFFICE)

ANGARSKOYE BRANCH 7690

N 42307.978.7.1831.0000199

Казакова Елена Васильевна

Контактный телефон в Ангарске: 8(3951)51-83-13.

Метки:
Загрузка...