Домашний тиран

"Важно не замалчивать, не принимать смиренно роль жертвы деспота, нужно говорить о проблемах у самого впадающего в транс тиранства близкого человека", — советует доцент факультета психологии Иркутского государственного университета, психолог Сергей Бышляго

Кухонные арии

— Домашний тиран ведь не появляется просто так, на пустом месте, Сергей Анатольевич? Человек не может вдруг заявить — здесь будет тюрьма, а себя я назначаю ее начальником?

— Да, конечно, тиранами не рождаются, тиранами формируются. И я не оговорился, именно роль близкого окружения в формировании диктаторских черт характера является во многом определяющей. Тирания — это уже результат процесса, причинами которого могут быть разные факторы. В большинстве случаев речь идет о крайней неуверенности деспота в самом себе: все у него внутри крайне неопределенно, и потому путем создания внешне четких ориентиров — как для себя, так и в большей степени для окружающих — он пытается восстановить это шаткое равновесие. Одной из причин такого поведения являются так называемые демонстративные черты характера, такому человеку важно просто находиться в центре внимания, а уж какими способами — уже не важно. Ясно, что диктатор будет пользоваться жесткой системой ограничения свободы окружающих. И очень часто, кстати, в основе такого местечкового деспотизма лежат механизмы психологической защиты, в частности такой, как переключение — т.е. действия, которые невозможно произвести в отношении значимого объекта, особенно того, от которого ты зависишь, переключаются на другой объект, который, наоборот, зависит от тебя. Вот такой пример: человек получил на работе разгон от начальства, у него накопилась обида, раздражение, но выплескивать этот негатив на начальство чревато последствиями, поэтому он приходит домой и начинает срываться на домашних, придирается к мнимым недостаткам, цепляется по мелочам. Ведь природа не терпит пустоты, и негативную энергию нужно куда-то сбрасывать. Мудрые японцы как раз для этой цели придумали караоке. А у нас функцию караоке выполняют родные и близкие со всеми вытекающими отсюда последствиями, т.е. тиран не кричит в микрофон, выплескивая накопившееся в звукоизолированной кабине, а играет на нервах жены, мужа, детей, соседей — вот там он исполняет свои кухонные арии. Так что можно сказать, что проявления деспотизма, тирании в семье идут от неумения разобраться в себе, лени и от общей незрелости человека.

Могут породить монстра

Ольга: "Мой брат женился по большой любви, но там у него настоящая проблема — ребенок невестки от первого брака. Они часто бывают у нас, и мы с мамой видим, что этот двенадцатилетний мальчик уже настоящий, сложившийся хам, он веревки вьет из своей матери, говорит только приказным тоном. Мой брат — очень мягкий человек, и он не может поставить малолетку на место".

— Ольга поднимает очень серьезную проблему: речь идет о детской тирании, ситуация еще и осложнена кровными связями. Ольга, я думаю, что перед вашим братом стоит весьма непростая задача по обретению как душевного, так и семейного покоя. Для того чтобы у двенадцатилетнего ребенка на всю жизнь не закрепилось хамство как черта характера, вашему брату, Оля, хотя бы на этот острый период нужно поступиться своей деликатностью. Это трудно, но это нужно сделать, потому что стремление, несмотря ни на что, поддерживать хорошие отношения с ребенком своей жены хоть и основываются, безусловно, на любви к ней, но могут породить монстра. На хамские формы поведения нужно отвечать только встречным хамством. Вашему брату нужно набраться решимости и не побояться пойти на конфронтацию, причем необходимость этих жестких мер должна быть согласована с женой, здесь важна их общая политика, чтоб не превратить все в односторонние усилия. Мальчик находится в переходном периоде, когда еще не устоялись морально-этические принципы, и вопрос по их кристаллизации, по их четкому определению — самый важный для ребенка вопрос. Всем своим поведением и вашему брату, и его жене нужно наглядно и доходчиво объяснять мальчику, что такое хорошо и что такое плохо, а нежелательные формы поведения нужно жестко пресекать совместными усилиями.

Эвакуация с корабля

Марина: "Я разошлась с мужем и переехала с дочкой к своим родителям, и начались скандалы. Моя родная мама постоянно меня унижает этим браком, прямо при дочери такое говорит, что стыдно повторить. Я не могу снять квартиру, но и мириться со сложившейся ситуацией очень тяжело, потому что достается и моей дочери. Моя мама всегда была очень властным человеком, но отец живет с ней так, будто это в порядке вещей".

— Марина оказалась заложницей своей любви, которая привела к неудачному браку, и тем самым подтвердила прогнозы матери относительно ее замужества. Хорошо известно, что автор влюбляется в свое произведение, и вы, Марина, как ни странно это говорить, к удовольствию матери своим поведением подтвердили развитие ситуации, которое и предрекала ваша мать. Марина, не льстите себе в том плане, что попреки матери в ваш адрес прекратятся, у каждого человека возникает идея фикс, и вашей матерью, как вы говорите, изначально властным человеком, ваше решение выйти замуж за не утвержденного ею кандидата рассматривалось на уровне бунта. Ее несомненная правота — это и есть идея фикс вашей матери. А уж коли получилось так, как она предполагала, только один ваш вид, а уж тем более вид вашего ребенка, будет провоцировать ее на воспоминания, неприятные ее ущемленному самолюбию. Поэтому, Марина, наберитесь терпения — это раз, и два — продумывайте варианты эвакуации с корабля, капитаном которого является ваша мать. А пока — только терпение.

Приучать к горшку

Альбина: "Мой муж старше меня на пятнадцать лет, я у него вторая жена. Наверное, я сама виновата, что всегда вела себя с ним так — во всем потакая, во всех его капризах. И сейчас у нас уже двое детей, но, судя по поведению моего мужа, он — главный ребенок. Все внимание ему, а дети, совсем маленькие, не в счет. Можно ли как-то исправить ситуацию? Потому что муж с детьми очень строг и совсем запугал их".

— Начните с виртуального приучения к горшку вашего ляли. Что я имею в виду? Выполняйте не все его прихоти, а через одну, постепенно увеличивая количество отказов. Наберитесь терпения, потому что вам нужно будет пережить бурное проявление его негодования. Ну побьется в истерике, посучит ножками, пустит слюну. Относитесь к нему, как взрослые относятся к невоспитанным детям, тем более что эту модель вы уже используете. А с капризными детьми нужно поступать соответствующим образом: он капризничает, а вы спокойно и уверенно играете свою роль умудренной жизненным опытом матери, подчеркиваю, матери, а не жены. Потому что жена, Альбина, — это статус, который предполагает равные отношения.

Взгляд со стороны

Людмила: "У моей сестры муж — полное ничтожество, ленивый, пьющий, очень невоспитанный. А в семье ведет себя как падишах — все лучшее только ему. Я сестру не узнаю — стала покорная, запуганная, даже просит, чтобы я разговаривала тише. Ладно, это ее дела, но ее муж очень грубый с моими племянниками, это дети сестры от предыдущего брака. Я не раз говорила ей, что нельзя сносить такое отношение, а все равно все остается по-прежнему. Я в шоке — сестра очень интересная и красивая женщина".

— Я предлагаю самой Людмиле взяться за исправление ситуации и сконцентрироваться именно на негативном отношении этого чудо-мужа к вашим племянникам. Вот вы, Люда, и откроете глаза своей сестре на сущность этого человека. Аргументы надо строить не на критике его отношения к жене, а через его проколы и нелепое в своей агрессивности отношение к детям. Потому что подействует именно такое внешнее отношение именно к детям, то, как выглядит ваша сестра как мать, если позволяет какому-то дяде так относиться к собственным детям. Юлиан Семенов говорил, что самое страшное — это взгляд со стороны. Вот вы, Люда, и озвучьте те глупости, что несет этот невоспитанный человек. Рано или поздно результат будет.

Нынешний вариант

Виктория: "Пишу о большом разочаровании: я рассталась с любимым человеком, а вот недавно довелось познакомиться с женщиной, к которой он ушел. Она оказалась очень неумной и крикливой, обращается с ним как со слугой — подай-принеси. Мне очень горько от того, что я вижу: умный, сильный мужчина превратился в тряпку. А мы ведь жили когда-то совсем по-другому, и наши отношения строились на понимании и доверии".

— Виктория, нужно понять одну очень важную вещь — система критериев правильности или неправильности человеческих взаимоотношений весьма субъективна. Если для вас равное партнерство двух взрослых ответственных людей является нормальным, то для того человека, о котором вы пишете, в отношениях с женщиной важна ведомость, зависимость. Такому человеку, возможно, более комфортно чувствовать себя управляемым. Согласитесь, в этом тоже есть определенное преимущество: меньше спроса, меньше ответственности, за тебя думают, за тебя принимают решения. Возможно, Виктория, именно поэтому вы и расстались — для него равные отношения были в тягость, и он не выдержал тех требований, которые вы, явно или неявно, ему предъявляли. А вот характеристика женщины — "неумная, крикливая" — это несправедливая, конечно, характеристика, потому что в вас говорит обида. Поймите, каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу... Невозможно угодить всем на свете. И, видно, нынешний вариант устраивает этого мужчину больше.

Так же долго и нудно

Антонина: "Муж после болезни так втянулся в роль страдальца, уже все закончилось, он, к счастью, здоров, но чуть что — хватается за бок. Это настоящий шантаж — бледнеет, краснеет и сам верит в то, что болен и что мы все делаем специально, чтоб его помучить. Только кричит на нас с детьми и дает указания".

— Роль больного, Антонина, — это беспроигрышная роль. Есть такой прием в психотерапии, кстати весьма продуктивный, — любое заболевание, в том числе и органическое, рассматривать как психическое. Нет человека здорового, есть человек со слабым воображением. Можно использовать такой подход к "лечению", как парадоксальная интенция, т.е. когда мы не боремся с беспокоящими нас симптомами, в данном случае — с ипохондрией вашего мужа, а пытаемся найти им адекватное применение. Тебе стало плохо, дорогой? Возможно, ты почувствовал разочарование в собственных детях, несмотря на все свои педагогические усилия? А вот зато приступ учащенного сердцебиения говорит о том, что я тебе небезразлична! Здесь, по сути, вышибается клин клином — он грузит и изводит вас своим самочувствием, а вы перенаправьте эту энергию против него самого. Можно варьировать, говорить уже о своем плохом самочувствии, с подробностями, так же долго и нудно, как делает ваш муж, начинайте подробно описывать свою симптоматику. Понимаете, Антонина, эту ситуацию надо довести до абсурда, и рано или поздно вашему мужу просто надоест симулировать недомогание, и роль хронически больного себя изживет.

Что с тобой происходит?

— Сергей Анатольевич, ну не все же хотят играть в эти игры, как все-таки научиться противостоять семейному диктатору, тирану, деспоту?

— Я согласен с вами — не всем хочется поддерживать эти детские игры, есть люди, которым важно выйти на уровень равных отношений. Им нужен горизонт, потому что деспотия — это вертикаль: я деспот, вы жертвы. При первых признаках параноидальной "постройки" окружающих, а придраться можно и к столбу, эти признаки очень заметны, можно прямо в лоб задать вопрос: что случилось? Что с тобой происходит? Как тебе помочь? Нужно не включаться в эти игрища, а попытаться вывести близкого человека на нормальный, прямой, открытый разговор. Поверьте, если человек вменяем, этот разговор у вас состоится. Здесь важно не замалчивать и не принимать смиренно роль жертвы деспота, нужно говорить и говорить громко об очевидном неблагополучии, о проблемах у самого впадающего в транс тиранства близкого человека. Поймите, что тирания — это способ защиты человека от самого себя, уход от разрешения собственных проблем за счет охоты на ведьм в собственной семье.

Метки:
baikalpress_id:  25 756