Спасибо Юрику

Юрик рассказывает всем одну и ту же историю - как его однажды обманули. Слова льются, как река Волга, плавно, неспешно. Рассказ, шлифованный временем и реакцией многих слушательниц. Чуткое их ухо, значит, и было той самой аудиторией, на которой он проверял силу и значимость того сильного мелодраматического переживания. Что-то связанное с его первой любовью. Не дождалась из армии. И вышла по расчету за другого. У другого были деньги - отсюда и расчет, отсюда и горькое заявление о том, что все бабы... И далее называется профессия. Звучит банально. Иногда с ним скучно - потому что идут повторы историй, особенно той, которая первая. Все его истории, кстати, про его победы. Про то, как было трудно, но благодаря - здесь он сочиняет свои достоинства - случилось то, что случилось. Он проводит время в основном среди женщин. С мужчинами ему скучно. Может, потому что они, эти мужчины, сами такие? Охотники на привале. И у всех одни и те же воспоминания. А женщины? Каждая думает, что все-все предыдущие были теми самыми Розалиндами. Если вспомнить Шекспира - перед тем как Ромео накрыла гибельная и последняя любовь к Джульетте, он ведь морочил голову одной веселой девчонке, имя Розалинда, и никто больше ничего про нее не знает. Может, тоже утопла в пруду, как другая сумасшедшая, от любви. Потому что все в жизни связано.

Но с Юриком про Шекспира говорить бессмысленно - не потому, что он невежественный человек, это уже вообще никого не интересует, две книжки прочитал человек или двадцать две, ладно, это выбор того, кто как любит проводить досуг. А досуг Юрика - его приключения. И не надоедает ему носиться по городу в поисках, значит, утраченного. Вот откуда у человека силы? Загадка природы.

Он, значит, бегает, а вокруг... Вокруг-то рушатся семьи - натурально подают на развод, вступают в новые отношения, чтоб насолить, чтоб отомстить ему, Юрику, конечно. А Юрик, как веселая дворняжка, машет хвостом приветливо - и к следующему забору.

Вот и тогда вопрос - почему вляпалась приличная, без этих закидонов, на которые все насмотрелись, речь идет про женские закидоны, Света? Про Свету можно говорить в превосходной степени, потому что там всего - очень: и очень красивая, и очень умная, и очень добрая. А если опустить все эти очень, то останется портрет милой-милой приветливой женщины. Муж, дочь, интересная работа, большая дружная семья: родители, брат, дедушки-бабушки, еще и со стороны мужа эта родня. Все друг друга любят, заботятся, опекают. И вдруг все разрушено в одно мгновение. Сколько времени прошло, когда на горизонте счастливой Светиной жизни замаячил силуэт этого проходимца? Не больше месяца. И вот уже Света, лицо бледное, глаза запали, сообщает своему мужу, что все кончено: их семьи, большой, слившейся из двух - его родственников и ее родни, уже не существует. Потому что - Света здесь делает паузу, чтоб перевести дух, и роняет слова, которые великая поэтесса назвала каменными: в общем, упало каменное слово на грудь этого невинного человека, который ни сном ни духом и для которого беспечный Юрик нашел только презрительную кличку - тряпка. Очевидно, потому, что Светин муж принял все молча и смиренно, не раскроил череп Юрику, не вывихнул челюсть, не сломал руку-ногу. Никаких травмпунктов, ушел в сторону молча. А наш Юрик - победитель, получается. Прямо Александр Македонский, хотя, впрочем, Александр Македонский по части баб был не очень. Ну ладно, Наполеон. Вот уж смеху-то.

А у Юрика, между прочим, еще и жена Ира имелась. Это, когда его кто-то там не дождался из армии, он быстренько утешился вполне на тот момент респектабельной женитьбой на девочке из хорошей семьи. И тогда можно спросить - почему эта хорошенькая, умная, опять же достойная во всех отношениях Ира превратилась в существо нервное и зависимое? Зависимое от одной головоломки - что происходит? Потому что это такая путаница - живешь вроде с одним, а на самом деле он совершенно другой, совсем не тот, которого ты придумала, не тот, которого придумал он сам, а совершенно загадочное существо, с другой планеты прямо. Потому что русского языка не понимает совершенно.

Ира его спрашивает:

- Тебя ждать во сколько?

В ответ можно услышать неопределенное:

- Вечером.

Вот Ира и ждет этого вечера. Ужин - ладно. В конце концов, ужин отдай врагу. Просто женщина ждет мужчину. Для тех, кто понимает. Мужа. Отца ребенка. А мужчина этот, который муж и отец, несмотря уже на наличие в его жизни вполне реальной Светы, знакомится с Олей. Вот так - еще и Оля. И для всех находит время. Правда, все они - что жена Ира, что любимая женщина, так он ее называет, Света, что эта молодая совсем Оля, едва восемнадцать, - считают, что времени он уделяет им мало. Все очень недовольны, а Юрик, естественно, недоволен ими. Придумывает - почему. Про жену Иру - что она такая нервная, про Свету - что она такая покорная, про Олю - что она такая требовательная. Вот он так придумывает, придумывает, потом ему становится скучно от повторяемости их реплик, от их бесконечных вопросов - почему? Почему да почему. По кочану! А ему плакать хочется, потому что его девушка из армии не дождалась. Он и плачет, если кто его слушать хочет. Именно поэтому Юрику и приходится очень часто менять компании и заводить новые, потому что в старых компаниях про его первую любовь все уже слышали - это раз, а два - это что у всех, практически у каждого своя история именно на эту тему: что кто-то кого-то не дождался. Если хорошенько вспомнить и начать рассказывать. Но это только Юрику охота постоянно мучить один и тот же сюжет своей жизни, настолько уже затертый, что берут сомнения - а служил ли он вообще в армии-то? И была ли на самом деле эта недождавшаяся, оказавшаяся далее корыстной и жадной девушка? Про Юрикову жизнь неинтересно, он, как любой артист, это чувствует, поэтому и другой возникает поворот - в сторону уже этих самых любящих. Как-то проговорился, что хотел узнать - насколько любящих. Всех сравнить. Их чувства.

Тогда и затеял ту гулянку в ресторане, пригласил всех троих. Действовал по наитию - никакой определенной цели. Ведь скука, точнее, бегство от нее, не может быть целью. Он часто говорил, что ему нужна преданная женщина, женщина, которая ради него пойдет на все. Сам и не знал, что подразумевалось под этим "все". Это как человек рассматривает в микроскоп букашку, распластанную на предметном стекле, подливает по капельке разной там кислоты, получается эксперимент - а сколько всего она, эта букашка, выдержит. Чистый эксперимент. Еще ведь говорил, что все добровольно. Что сама букашка ложится на стеклышко добровольно. Говорил еще, что ему нужна женщина, получившая само понятие жизни, ее простых радостей только от него, заранее одобрившая все его поступки.

Ну вот они там встретились, в ресторане этом. Друг друга разглядывают, официант еще тортик с зажженными свечами внес - была такая договоренность Юрика с администратором, чтоб в нужный момент внести торт со свечками. Хотелось романтики. Хотелось узнать, кто его любит больше. А они? Понятное дело, чуть не подрались. Начала жена Ира, потому что законная, типа, прав у нее больше, потом встряла Оля, как самая молодая. Дольше всех крепилась Света. Очень они повеселили публику ресторана в тот вечер. Юрик ушел раньше всех. Сказал:

- Я сейчас.

И, разумеется, исчез.

Милые эти женщины остались доругиваться и выяснять отношения. Обошлось без мордобоя, но крику было достаточно. Их ведь буквально вытолкали взашей, а за ужин расплатилась Света, у нее на тот момент из всех их трех была более или менее оплачиваемая работа. Нет, за тортик со свечами платил Юрик, таково было условие - тортик идет предоплатой, авансом, потому что куда потом девать тортик, если бы они не пришли. Закусь, понятно, можно и другим клиентам втюхать, а на тортик не каждый день найдутся охотники.

Юрик тогда практически нигде не появлялся, по одной версии - командировка, по другой - вообще увольнение с работы в связи с переходом на новую, по другой - завис у какой-то сердобольной то ли родственницы, то ли приятельницы. Отсиживался, гонцов посылал на разведку, но гонцы с ролью своей справлялись плохо, потому что некогда было и неинтересно. Опаздывали с разведыванием обстановки, а кто-то вообще никуда не пошел. Пришлось Юрику самому.

У Светы дверь открыл муж, посмотрел молча, взгляд был новый - Юрик такого взгляда не то что не ждал, он и не думал, что этот, имя которому тряпка, может смотреть так: равнодушно, как будто кто-то ошибся дверью:

- Пошел ты...

И дверь закрыл. Все, значит. Светочка вернулась к мужу. Он к Светочке сразу не решился на работу соваться, спустя год или два все-таки нарисовался, из любопытства, Света сказала нетерпеливо:

- Чего тебе? Я занята.

Действительно, была занята. Юрик ушел, а потом еще рассказывал - ну ее, эту Свету, стала такая толстая, невозможная стала, неинтересная.

Молодая Оля рванула в город Москву, поступать там, в институт пролетела, а вот вполне приличного москвича на абитуре удалось перехватить, такой попался вдумчивый и обстоятельный, сразу предложил замуж, Оля, не будь дурой, не стала выдерживать паузу, а сразу схватила свою птицу счастья. И этот москвич не прогадал, потому что Оля правильные выводы сделала насчет мужиков, хоть и молодая, а ранняя, нечего кобениться - судьба во второй раз может и не улыбнуться.

С законной женой Ирой посложнее, почему-то именно она тяжелее всех перенесла случившееся - вплоть до больнички, но вставать на ноги все равно нужно было, потому что сын ведь, ему не объяснишь, что мама дура. Только потому дура, что неправильно выбрала ему папу. Сознание именно этого факта и мучило Иру больше всего, а не разборки - почему Юрик такой. Юрик - это Юрик, пусть он сам по себе, Иру мучило только сознание своей глупой доверчивости, когда понимаешь, что жизнь твоя была буквально брошена к ногам, об нее ноги вытерли, и не потому что ноги вытер подонок, вообще ни перед кем нельзя разбрасываться своей жизнью. Твоя она, ничья больше. А тем более - рожать таким людям детей. Но как-то все выровнялось, потому что опыт был бесценен, потому что пришло удивительное, пусть и запоздалое несколько раскаяние - зачем тогда дерготня эта, крики, так хочется тишины и действительного покоя. Ира когда вышла на Божий свет после тюрьмы своей зависимости от Юрика, оказалось, что вокруг сплошь одна красота природы и сплошь одни красивые лица. Она улыбается, ей в ответ улыбаются. Конечно, она вышла замуж за вменяемого человека Андрея.

Вот так все и обошлось. Получается - спасибо Юрику. Потому что без него никто бы и не узнал своего настоящего счастья. Ира не узнала бы Андрея, Света не возликовала бы от того, какой достойный человек ее муж, Оля не умчалась бы в Москву, не узнала бы, что москвичи - не все сплошь бездельники и нытики, есть и другие. Так что - спасибо Юрику.

А что сам Юрик? О, Юрик непотопляемый. Он трусит себе спокойненько за очередной барышней, откажет эта - найдется другая, ведь столько желающих наполнить своей жизненной силой эти бесцветные голубоватые глазки. И дай им всем всего: хорошего аппетита, исполнения желаний и долгих лет жизни.

Их жизни.

Загрузка...