Похороны вместо крестин

Женщина и младенец погибли в роддоме, врачи признали свою вину, но суд вынес слишком мягкий приговор

До родов оставалось всего две недели. Будущая мамочка была очень счастлива — дочка уже есть, а теперь Бог дал сыночка. Муж буквально носил Наташу на руках, сдувал каждую пылинку. Но все рухнуло в одночасье — долгожданный ребенок родился мертвым, а через два дня умерла и Наташа. Две недели назад Кировский суд Иркутска вынес приговор теперь уже бывшему врачу Иркутского городского перинатального центра, где рожала женщина. Приговор, который поражает своей циничностью, — два года условно. Но даже это минимальное наказание не будет исполнено, потому что подошла амнистия.

Неожиданная смерть

Последние дни жизни Наташи Герасимовой ее брат Глеб Глазков до сих пор вспоминает с дрожью в голосе, хотя с тех пор прошло уже четыре года. Как будто предчувствуя что-то нехорошее, он не мог найти себе места. Наташа его успокаивала, говорила: "Глеб, ну чего ты переживаешь? Я чувствую себя прекрасно, рожу сама без проблем, тем более это вторые роды".

Действительно, поводов для волнения вроде бы не было — Наташу положили в роддом заранее, за ней наблюдали опытные медики. В последний раз Глеб видел свою сестру живой 19 октября 2002 года: "Она была очень веселая, гладила свой животик, разговаривала с сыном, обещала, что скоро выпишется домой". Спустя сутки у нее начались предродовые схватки.

О том, что с сестрой что-то случилось, Глеб узнал от родственника и в тот же вечер помчался в роддом. Но врачи ничего объяснять не стали. Единственное, что удалось узнать, — ребенок родился мертвым, а сестре срочно требуется донорская кровь. На станцию переливания поехали все родственники, друзья и знакомые.

Прошли еще одни сутки. С каждым часом Наташе становилось все хуже. Доктора твердили: "Женщина в тяжелом состоянии, но надейтесь на лучшее". 22 октября Глеба с матерью пустили в реанимацию. "Она была в коме, лежала вся холодная. А вокруг в панике носились люди в белых халатах. Мы постояли рядом с ней, подержали за руку. Что еще мы могли сделать?" — с горечью говорит Глеб.

23 октября Наташи не стало. Ей было всего 28 лет. Меньше чем через год от сердечного приступа умер отец Натальи и Глеба, а мать стала вся седая.

Первому ребенку Наташи — дочке Юле — сейчас восемь лет. Когда умерла ее мама, девочке было четыре годика. "Сначала она все расспрашивала, что случилось с мамочкой, куда она ушла, а сейчас, видимо, все поняла, замкнулась в себе, больше на эту тему не говорит, но по всему видно, что ей очень тяжело", — рассказывает Глеб.

Ошибок было много

Как выяснилось позже в ходе служебного расследования, причиной смерти двух человек стали многочисленные врачебные ошибки. Ночью, когда у Наташи начались схватки, дежурной медсестры не оказалось на посту. Женщина не могла найти ее больше 4 (!) часов.

В родильный зал Наташу перевели, когда схватки были с интервалом в 2—3 минуты. Один из дежурных врачей вскрыл плодный пузырь и обнаружил в околоплодных водах примесь крови. Поставив диагноз "полная отслойка нормально расположенной плаценты", он принял решение делать кесарево сечение. Диагноз врача оказался неправильным, хотя решение об операции было верным. Но другой врач из дежурной смены решила иначе: "Женщина должна родить сама".

Она действительно родила сама, но ребенок был уже мертвым, а у женщины началось кровотечение. Одномоментно она потеряла 1,5 литра крови. И тут врач совершила очередные ошибки — провела ручное обследование полости матки, но не заметила ее разрыв и стала зашивать разорванную шейку матки. Снова было потеряно драгоценное время, а кровотечение так и не остановилось.

Позже врачи все-таки определили настоящую причину кровотечения. Чтобы спасти жизнь женщины, требовалось срочно удалить ей матку, но ни один из дежуривших в ту ночь врачей не обладал правом провести такую операцию.

Между тем состояние Наташи ухудшалось с каждой минутой — кровотечение не останавливалось, артериальное давление падало. Срочно требовалась кровь для переливания, но запаса крови в роддоме не было. Одному из дежурных врачей пришлось заниматься не свойственной ему работой — ехать на станцию переливания.

Матку Наташе все-таки удалили. Случайно выяснилось, что в роддоме находилась врач, которая выполняла такие операции. Она спала в своем кабинете, но никто из ее коллег не знал об этом. Во время операции она допустила технические ошибки — повредила крупные сосуды, что привело к еще большей потере крови.

Виноватых нет?

Материалы служебного расследования были переданы в прокуратуру Кировского района, которая возбудила первое в Иркутске уголовное дело о профессиональной деятельности врача. Вероятнее всего, в смерти Наташи была виновата вся дежурная бригада врачей, но суду предали только одного.

По мнению Ефима Бараша, защищавшего права пострадавшей стороны, следствие по этому делу продолжалось недопустимо долго — 3,5 года. И только благодаря настойчивости брата Наташи оно все-таки было передано в суд. "Судебный процесс был отрежиссирован районной прокуратурой так, чтобы минимизировать вину врачей за их профессиональную деятельность, причинившую вред Наталье Герасимовой и ее семье. А окончание судебного процесса было преднамеренно подогнано под дату выхода Постановления Госдумы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летним юбилеем учреждения Госдумы в РФ".

Брат Наташи с таким приговором не согласен. Он считает его смешным: "Врач вышла из зала суда довольная. Конечно, она признала свою вину, раскаялась, но искренности при этом не чувствовалось".

Глеб надеется, что приговор будет обжалован: "Я не жажду крови, но каждый должен нести наказание по заслугам. Принцип неотвратимости наказания еще никто не отменял. Приговор состоялся, но по-настоящему никто не ответил за смерть моей сестры и ее сына".

Самое страшное в этой истории то, что трагедия была предотвратима. К такому выводу пришли и члены комиссии, проводившей служебное расследование, и новосибирские специалисты, проводившие две экспертизы по этому делу. Просто нужно было вовремя сделать операцию кесарево сечение, которая занимает всего 15—20 минут.

Трагические истории халатности

Это не единственный случай в Иркутской области, когда из-за халатности врачей в роддомах погибли и пострадали женщины и дети.

— В Иркутском городском перинатальном центре (роддом на Бограда) из-за неправильного ведения родов новорожденный ребенок получил переломы ключицы и позвоночника, а у его матери был инфицирован операционный шов. Суд постановил выплатить пострадавшей 100 тысяч рублей.

— В Братске врачи не обратили внимания на редкое заболевание роженицы. В итоге женщина умерла от кровопотери. Дело находится на экспертизе.

— В Саянске погибли женщина и ребенок. Причинами смерти матери и ребенка явились отслойка нормально расположенной плаценты и кровотечение. Дело находится на экспертизе в Новосибирске.

— В Байкальске прошлой зимой при родах ребенок получил травмы, не совместимые с жизнью. Через полтора месяца лечения в иркутской Ивано-Матренинской больнице девочка умерла.

Метки:
baikalpress_id:  1 770