Политический атлас современности

Похоже, научно-экспертное сообщество России перестает быть "спящим львом". По крайней мере, в отличие от погрязшей в прагматизме дележа ресурсов власти и выживающего в "демократии" и "рынке" населения, оно продолжает думать о России, ее месте в реальной политике, перспективах русской цивилизации в формирующемся миропорядке. Институт общественного проектирования подготовил выдающийся труд — Политический анализ для России.

Зачем это надо?

Пятнадцать лет хаотического, броуновского движения страны показали безусловную несостоятельность надежд на развитие без опоры на научное основание. Вместе с "деидеологизацией" победила точка зрения прагматиков — демократия и рынок расставят все по местам. Победа, как видим, оказалась пирровой. Без теории, без науки правящий класс заблудился и всех нас завел за собой в темный лес. Оказался коллективным Иваном Сусаниным.

А ведь тот блестящий образец современности, на который, как на путеводную звезду, пытались идти наши "водители", родился не из космического хаоса и звездной пыли. Авторы Декларации независимости и Конституции США, "отцы-основатели", были знатоками современной им политической мысли, отчасти политическими мыслителями. Они опирались на достижения эпохи Просвещения и традиции протестантизма. Почти идеальный Основной закон Федеративной Германии прорастал из политической концепции воинствующей демократии Карла Левенштайна (1937 год). "Демократия", "свободный рынок" не просто красивые слова или идеологемы.

  • Затасканные нашими "реформаторами" "модернизация", "глобализация" далеко не так безобидно бессодержательны, как кажется наивным читателям. Крейг Калхун, глава влиятельнейшего Американского совета по исследованиям в социальных науках (SSRS — Social Science Research Council), в 2005 году в Москве в своей лекции для "Русских чтений" "Теории модернизации и глобализации: кто и зачем их придумал?" говорил: "Что касается модернизации, то очень важно понять, что это американская теория, возникшая именно после победы во Второй мировой войне. Это был проект американской либерально-центристской интеллигенции. Идея заключалась в том, что теория модернизации должна распространиться из Америки прежде всего на Западную Европу. Сыграла свою роль и проблема деколонизации в третьем мире. Возник вопрос, как интегрировать новые независимые страны в мировой порядок. Существовал Советский Союз, и нужна была теория, способная объяснить, "кто хорошие парни в этом мире, а кто негодяи". Иначе говоря, теория модернизации возникает и развивается как идеология победителей с Запада".

Это не беда. Беда в том, что наши "плохие парни" страстно хотели перебежать в стан "хороших парней". Назвавшись реформаторами, они рванули навстречу Западу, пытаясь отделаться от страны, как гири, мешающей побегу.

Политический атлас современности дает шанс всем нам и, главное, властям предержащим освободиться от политических иллюзий, увидеть место и роль России в мире не через чужие идеологические очки, а с помощью отечественного научного инструментария. К нему относятся и пять критериев страновой классификации.

Качество государственности

Оно отвечает на два вопроса: реальная самостоятельность, суверенность власти на собственной территории; эффективность государственных институтов в экономике, политике, социальной сфере.

Рейтинг государственности позволяет разделить 192 страны на три группы. К первой относятся "лидеры государственности". Таких 46. Во второй группе, из 55, — "неудавшиеся государственности", зависимые и управляемые извне. В третьей, "серой", группе — 91 страна.

Россия занимает 27-е место в первой группе. Она суверенна, независима, самостоятельна. Ее отличают относительная политическая стабильность, длительность государственности, минимум внешней экономической помощи.

Масштаб угроз и вызовов

Все страны, в той или иной степени, сталкиваются с внешними и внутренними проблемами. Но степень угроз и вызовов делит их на три большие группы.

Незавидное лидерство в рейтинге, как правило, принадлежит государствам с низким качеством жизни, слабой государственностью, чаще всего с авторитарным режимом правления.

61 стране практически ничего не грозит. Эти успешные государства смогли обеспечить своим гражданам высокое качество жизни при демократическом, или "безопасном автократическом", развитии.

В "серой" зоне угроз оказались самые разные по уровню и качеству жизни, государственности и международному влиянию страны. Здесь и Россия (81-е место), и Китай (78-е место), и США (118-е место).

Угрозы и вызовы России разнообразны, но не чрезмерны. Хотя список их впечатляет: терроризм, территориальные споры, несбалансированный экспорт, уменьшение населения, эпидемия ВИЧ/СПИД. Окружение России — еще одна проблема. Ведь Азербайджан, КНДР, Афганистан, Индия, Иран, Ирак испытывают постоянные, интенсивные внутренние и внешние угрозы и вызовы.

Ресурсы воздействия на международную среду

Явное большинство государств мира такими ресурсами не обладают. В зоне минимального международного влияния находится также немало стран.

А лидеры известны заранее: США, Китай, Япония, Германия, Франция, Великобритания. Среди них, на 7-м месте, — Россия. Она обладает огромным военным потенциалом, включающим размер Вооруженных сил, наличие ядерного оружия, высокотехнологичных вооружений. За Россией зарезервировано место постоянного члена Совета Безопасности ООН. У нее все еще приличный экономический вес. Непредвзятый анализ свидетельствует, что потенциал влияния России на международные отношения используется непродуктивно и не полностью.

Качество жизни

Россия в рейтинге — 73-я. У нас низкая продолжительность жизни, высокая смертность, низкие расходы на здравоохранение. Мы явно уступаем по этим показателям западным демократиям, что можно признать закономерным. Но более высокие места постсоветских Эстонии, Литвы, Латвии говорят скорее о низком качестве управления и ущербной структуре экономического роста в России.

Институциональные основы демократии

Этот критерий включает в себя традиции политической конкуренции, представительства, участия, ограничения исполнительной власти, соблюдения конституционных норм. Фактически индекс потенциала для демократического развития фиксирует степень зрелости условий для вовлечения граждан в общественно-политическую жизнь.

На самый верх рейтинга забрались системы с высокой парламентской конкуренцией. Президентские демократии: США, Франция — несколько ниже. Всего же в группе с достаточными институциональными основами демократии — 30 стран.

Россия — на 93-м месте, пропустив вперед, к примеру, Украину и Индонезию. Понятно почему. У нас непродолжительная демократическая традиция, невысокая конкуренция на президентских выборах, периоды политической нестабильности, попытки неконституционной смены власти, безобразный избирательный закон.

Из постсоветских стран, по данному показателю, Россию обошли Литва, Украина, Латвия, Эстония, Армения, Молдавия. Вывод: мы все еще не принадлежим к демократическим образцам, но у нас есть институциональные основы демократии. Надо более решительно искать собственную демократическую модель.

Ядро мировой системы

На основе пяти критериев (комплексных рейтингов всех стран мира) авторы атласа получили 4 главные компоненты-проекции мировой политической реальности. Это качество национального выживания; выбор между строительством государственности и развитием демократического потенциала; "человеческая цена" государственности; максимализация международного влияния в современном мире.

Четвертая компонента-проекция относится только к очень узкому числу стран. Обладающие этим уникальным ресурсом составляют своеобразный закрытый привилегированный международный клуб. Клуб, правда, весьма разнородный. В нем есть "абсолютные счастливчики": Германия, Франция, Великобритания. Они достигли международного влияния в сочетании с высоким качеством государственности, демократии и качества жизни.

Россия, как Китай или Индия, обладания влиянием достигла если не вопреки, то уж во всяком случае не в гармонии с качеством жизни.

Самое важное, однако, в другом. В мировом ядре есть три державы, имеющие свои собственные уникальные алгоритмы и логики развития. То есть они совсем "иные". Это Россия, США и Китай.

Кластерный анализ

Он состоит в выделении групп стран, объясняемых на основе какой-то одной компоненты и их сочетании. Например, все страны можно разделить на 2 кластера: "удачниц" и "неудачниц". Но чем больше кластеров мы получаем, тем интереснее результаты.

При десятикластерном масштабе четко отграничивается группа лидеров: США, Великобритания, Германия, Италия, Китай, Россия, Франция, Япония.

За ней следует кластер 53 "сытых и спокойных", без глобальных международных амбиций стран. К ним относятся европейские "старожилы" (Швеция, Финляндия, Дания, Норвегия, Исландия, Австрия, Люксембург, Швейцария и т.д.); несамостоятельные заморские "демократические клоны", такие как Багамы или Тринидад и Тобаго; развивающиеся демократии Латинской Америки; посткоммунистические страны, завершившие демократический транзит (от Албании до Эстонии); Израиль; Тайвань...

Самая обширная группа стран — авторитарные, но при этом слабые государства. Их 58. Здесь и Ангола, и Афганистан, и Таджикистан, и Ирак, которым так всех насмешил остряк Дж.Буш-младший, признав его демократией.

Остальные кластеры в десятичном масштабе: две группы недемократических режимов с относительно крепкой государственностью (к первой относится Узбекистан, ко второй — Белоруссия и Казахстан); группа несамостоятельных "демократических клонов" со слабой государственностью и без влияния на международные дела (такие как Армения, Молдавия, Украина); отдельная группа "во главе" с Бразилией; три самостоятельных кластера (Гана, Индия, Папуа — Новая Гвинея; Иордания, Тонга; Колумбия, Перу, Сальвадор).

При тридцатикластерном сравнении из стран высокого потенциала влияния выделяется новый суперкластер — США, Россия, Китай.

Сорокакластерный масштаб в особую самостоятельную группу выводит Россию и США. Отсюда следует закономерный, хотя и тривиальный для многих вывод. Во-первых, уникальные место и роль России в структуре современного мира никто не придумывал. Они являются ее фатальной ношей. Во-вторых, исключительные амбиции и потенциал ресурса международного влияния России власть должна не прятать "за печку", периодически и невпопад оттуда вытанцовывая, а грамотно использовать для продвижения русских интересов. Всем нам во благо. Как это делают американские президенты, вне зависимости от партийной принадлежности и международной конъюнктуры.

Загрузка...